Home » Карагандинский обком, Партийная жизнь » Анатолий Чен: «Идеи коммунизма становятся все популярнее в мире»

Анатолий Чен: «Идеи коммунизма становятся все популярнее в мире»

Под алыми стягами, с плакатами в поддержку рабочего и коммунистического движения, с «Интернационалом» на разных языках мира прошло пятитысячное шествие горняков в индийском городе Годавари Хани. В первом ряду с табличкой «Kazakhstan» шел председатель молодежного крыла Карагандинского обкома КНПК Анатолий Чен. О том, как оказался в Индии, и какие впечатления получил от проводимого там мероприятия, рассказал молодой народный коммунист.

– В начале текущего года я был приглашен на вторую международную конференцию горняков в штат Телангана, – поведал Анатолий. – Организатором этого мероприятия выступили международная координационная группа (МКГ) и национальный подготовительный комитет. Независимый профсоюзный деятель Павел Шумкин рекомендовал мою кандидатуру как делегата, а руководство областного комитета одобрило и поддержало. Помощь и содействие в организации поездки оказал Центральный комитет партии. За это я очень всем благодарен.

– То есть, на международную конференцию горняков вы поехали как коммунист?

Да, и тому есть логичное объяснение. Дело в том, что профсоюзные организации горняков в большинстве стран так или иначе связаны с партиями и движениями левого толка. Ведь именно социалистические и коммунистические партии и движения в числе основных задач называют защиту рабочего класса как основного производителя материальных благ общества. Огромный вклад в объединение горняков мира внесла немецкая организация «Kumpel fur AUF», которая работает в тесной связи с Марксисто-ленинской партией Германии. Также они наладили связи с другими коммунистическими движениями разных стран, где представлены горняки и шахтеры.

– То есть, ваше участие во второй международной конференции горняков открывает для партии новые возможности международного сотрудничества?

– Безусловно. Узнав о том, что в Казахстане коммунистическая партия участвует в законодательном процессе, что она представлена в Парламенте, представители компартий многих стран заинтересовались сотрудничеством с КНПК, обменом опытом. Так, к примеру, представитель Марксистско-ленинской партии Германии Габи Гэртнер выразила желание познакомиться с руководством нашей партии и областного комитета, наладить долгосрочные связи. Аналогичные пожелания высказывали турецкие, индийские и другие коммунисты. Вообще одним из самых ярких впечатлений этой командировки было открытие – идеи коммунизма на сегодняшний день становятся все популярнее в мире. Во многих странах существует по несколько компартий, платформы которых базируются на трудах и учениях Маркса, Энгельса, Ленина, Мао Цзедуна и даже Сталина.

– Не могли бы вы рассказать о самом мероприятии?

– Объединяться в мировую организацию работники горнодобывающей отрасли разных стран мира начали относительно недавно. Первая конференция прошла четыре года назад в Перу, в городе Арекипе, тогда она собрала 500 делегатов из 25 стран мира. Тогда же, на первой конференции, была создана Международная координация, в которую вошли представители семи стран – Конго, Германии, Перу, Колумбии, Индонезии и Казахстана. Нашу страну в ней представлял независимый профсоюзный деятель, бывший горняк и мой наставник Павел Шумкин. В этом году прошли выборы новых членов ICG (International Coordination Group) и Павел Александрович рекомендовал мою кандидатуру как нового представителя страны. Она была поддержана членами международного координационного совета, а после на общем голосовании делегаты ее утвердили. В голосовании приняли участие делегации из 16 стран мира. На второй конференции к новому составу ICG присоединились Польша, Марокко и Филиппины и выбыла Индонезия. На сегодняшний день я стал самым молодым членом ICG.

– Сколько вам лет, если не секрет?

– Мне 21 год. Но, что особенно поразило, члены ICG не обращали внимания на молодость, для них приоритетны совсем другие факторы – умение работать, генерировать рациональные идеи. И каждое мое высказывание, наряду с предложениями и замечаниями других членов, протоколировалось и учитывалось.

– Как вы поняли, для чего объединяются горняки всего мира?

– В первую очередь для защиты своих прав и интересов. Шахтер – это одна из самых тяжелых и опаснейших профессий. Так уж сложилось, что человечеству для жизнедеятельности и развития необходимы уголь и другие полезные ископаемые, поэтому это еще и самая востребованная профессия. Но зачастую условия и оплата труда ее представителей, мягко говоря, не соответствует уровню ее значимости. Именно поэтому горняки решили консолидироваться – ведь сообща легче решать любую проблему.

– Другими словами, это некий мировой профсоюз работников горнодобывающей отрасли. Непонятно другое – как можно пытаться подвести под единый знаменатель условия труда и оплату шахтеров той же Германии и, скажем, Индии, где уголь добывается с кайлом и корзинами?

– Нет, эта организация ни в коем случае не ставит своей задачей подвести под единый знаменатель зарплату шахтеров разных стран. Мы все адекватные люди и понимаем, что условия труда в разных странах разнятся очень сильно. Да и зарплату усреднить невозможно, потому что уровень жизни и цены в Германии одни, у нас – другие, в Африке – третьи. Но кое-что подвести под единый знаменатель желательно. К примеру, надо добиваться того, чтобы шахтеры имели шестичасовой рабочий день, а не 12-часовой, как на Филиппинах или в Индии.

Речь идет о том, чтобы выяснять проблемы горняков и их семей и пытаться решать их сообща. Мы считаем, что уровень жизни горняка должен соответствовать некоему порогу уровня жизни той страны, где он живет и работает. И, согласитесь, в консолидации добиваться этого легче. Поэтому в Индии была поставлена задача по созданию региональных (континентальных) координационных комитетов.

– Что имеется в виду под «региональными» комитетами?

– По правилам ICG, на данный момент один континент может быть представлен лишь двумя странами. На сегодняшний день в ICG Южную Америку представляют Перу и Колумбия; Европу – Германия и Польша; Африку – Марокко и Конго; Азию – Индия и Филиппины; постсоветское пространство – Казахстан. Сейчас еще будет проведена работа по вовлечению в организацию горняков Северной Америки, Австралии и Океании. На сегодняшний день у ICG есть контакты с более чем 150 профсоюзными организациями 50 стран мира, готовых сотрудничать с нами.

– Как к этому относятся правительства стран? Нет страха потенциальной опасности, способной исходить от мирового шахтерского профсоюза?

– Здесь все зависит от нас самих, от нашего умения вести переговоры. В процессе подготовки первой конференции горняки уже столкнулись с неприятием местных властей. Мне рассказывали, что правительство Перу пыталось воспрепятствовать приезду и деятельности представителей «Kumpel fur AUF». И этот опыт был принят во внимание при проведении второй конференции. Одним из мероприятий конференции было пятитысячное шествие горняков штата Телангана, и оно прошло успешно при полном одобрении местных властей. Полиция освобождала проезжую часть для мирного шествия, и мы прошли более четырех километров, показывая солидарность горняков всего мира.

– Насколько сложно было вам, не шахтеру вести диалог с горняками на съезде представителей этой профессии?

– Не забывайте, я вырос и родился в Караганде, а Караганда – это такой город, где если не член твоей семьи, то твой сосед – обязательно шахтер. Мы все знаем о проблемах горняков – из разговоров в семьях и во дворах, из газет и интернет-форумов. Мне близки и понятны проблемы шахтеров, с которыми я знаком еще и по роду своей работы, ведь наш обком тесно сотрудничает с представителями ветеранских, профсоюзных, общественных объединений горняков. Многие нюансы профессии я узнал от Павла Шумкина. Так что мне было очень интересно узнать о проблемах горняков других стран. Я смог сравнить и понять, что наши горняки могут поделиться опытом по многим позициям со своими коллегами из менее развитых стран.

– То есть, работа с шахтерами не была сложной. А как же языковой барьер?

– Я работал на английском языке. Так уж вышло, что я приехал на конференцию на пять дней раньше, чем русскоговорящие переводчики. Поэтому спасло мое знание языка международного общения, за что должен сказать огромное спасибо всем моим преподавателям.

– Положа руку на сердце, вы искренне считаете, что мировой профсоюз горняков способен решить те задачи, о которых вы сказали выше?

– Если долго мучиться, что-нибудь получится. У нас есть программа действий, есть понимание того, чего мы добиваемся. Есть резолюция конференции – официальный документ, который будет дорабатываться и, возможно, передаваться в ООН. Пока все пункты этого документа не будут выполнены, международные конференции будут проводиться. Мы будем просить мир увидеть и услышать горняков.

– Какая работа предстоит вам как члену международной координационной группы на Родине – в Казахстане?

– Как члену ICG мне необходимо налаживать связи с профсоюзными, общественными организациями не только Казахстана, но и всех постсоветских стран. Способствовать развитию и укреплению сотрудничества между ними. Дело в том, что постсоветское пространство не случайно было выделено в отдельную категорию, ведь технические стандарты, условия труда, профессиональные традиции и праздники у нас практически идентичны, поскольку достались в наследство от СССР. И у нас есть определенный опыт, которым мы можем поделиться с представителями горняцкой профессии менее развитых стран. Согласитесь, проблема безопасности труда в Казахстане и той же Индии – просто несопоставимы. То же – с социальной защищенностью. Например, сейчас индийские шахтеры встали перед проблемой, связанной с реконструкцией шахт в открытые разрезы. При реконструкции под ликвидацию попадают по пять деревень в округе, а что будет с жителями – вопрос. Это тоже проблема, связанная с горным делом, и требующая решения с учетом мирового опыта.

Одним словом, работы будет много как по общественной, так и по партийной линии.  

Карагандинский ОК КНПК 

Яндекс.Метрика