Home » "Коммунист Казахстана" » Бизнес качается

Бизнес качается

Качели, когда каждый предприниматель пытается нащупать посткризисную почву, все еще в движении

Поддержка малого бизнеса – бесконечные конференции и доклады, выкладки аналитиков, форумы, «круглые столы» и прочие способы сотрясания воздуха вкупе с переводом бумаги и чернил практически не приносит плодов.

За редчайшими исключениями.
Но еще хуже, что все это у нас упорно воспринимается как элемент политики. Хотя корни всех бед, а равно и способы излечения находятся в плоскости экономической. Учили же нас, что политика есть концентрированное выражение экономики.
Как работают привычные «качели», известно. Предприниматели жалуются на высокие налоги? Значит, надо их снижать. Чтобы потом снова повысить. А ведь дело вовсе не в абсолютных ставках налогов, а в постоянной смене правил игры.
Сбивая время от времени температуру, можно добиться краткого улучшения состояния пациента. Но не полезнее ли устранить причину лихорадки? Если экономическое положение страны настолько тяжелое, что малый бизнес следует «доить» наравне с промышленными гигантами, сырьевыми компаниями и розничными сетевыми монстрами, давайте зафиксируем предельно высокие налоги и сборы. Да хоть 90 процентов от выручки. В результате предприниматели не только поймут, что заниматься можно исключительно высокомаржинальным бизнесом, но и трезво просчитают личные риски. И все встанет на свои места. Люди будут инвестировать только в те проекты, которые гарантированно приносят доход. Экономика? Она самая.
В таких условиях никто не станет печь хлеб и стричь пенсионеров за 300 тенге. И вот тут перед властями встанет выбор: затыкать множество ниш и сегментов априори неработоспособными госпридатками или начинать в поте лица гоняться за предприимчивыми людьми и просить их развивать соответствующие направления бизнеса. А поскольку в регионах начнутся волнения по поводу отсутствия множества товаров и услуг, первыми в драку за снижение налогов должны будут броситься региональные боссы.
Как следствие, отсекающая планка поползет вниз. И будет ползти до тех пор, пока предприниматели, повинуясь естественным законам движения капитала, не решат: да, в изменившихся условиях работать можно. И снова начнут печь хлеб и стричь пенсионеров. Может быть, даже за 200 тенге, а не за 300. Но местным властям и дальше придется постоянно следить за состоянием предпринимательского климата. Потому что это они упрашивали деловых людей принять на себя тяготы экономической активности, а не предприниматели просили чиновников милостиво позволить им принести пользу обществу, как это происходит сейчас.
Вот человек слезает с государственной шеи и говорит: я сам принимаю на себя экономические риски. Буду вкладывать свои деньги и время, создавать стоимость и самостоятельно решать собственные проблемы. Например, формировать из доходов финансовые запасы на старость. Наконец предприниматель одним только фактом регистрации предприятия сообщает, что готов создавать рабочие места и снять с бюджетной шеи еще некоторое количество иждивенцев.
Можно прикинуть выгоду для государства, общества от такой самостоятельности? Спросите экономистов, они подтвердят: можно и довольно легко.
Теперь остается только одно. Понять, в чем состоит экономический смысл сохранения нынешней системы, препятствующей содержательной рыночной активности граждан. Став предпринимателем, человек автоматически отдает государству приличные деньги просто потому, что не требует подачек из бюджета. Но у нас власти предпочитают заработать дважды. Сначала – на экономии, проистекающей из самого факта начала предпринимательской деятельности, а затем – благодаря разветвленной системе поборов. Считается, что выкладки «на пальцах» ненаучны. Но, может быть, хватит усложнять? «Поддержка малого бизнеса» и без того выглядит в нашей стране теоремой, не имеющей доказательств.
Пока мы не сделаем нашу страну привлекательной для предпринимательства и для частной инвестиционной деятельности, мы не решим главной задачи – мы не изменим качество жизни людей. А это цель работы любого руководителя государства, любого правительства, любой правящей партии, любого руководителя региона, любого руководителя муниципального образования.
Самое время разобраться с реальным положением предпринимателей в стране. Как случилось так, что мы строили, строили и… построили нечто, совершенно не укладывающееся в стандарты гуманной деловой экосистемы?
– Предпринимательство – лишь периферия общегосударственных болезней, – говорит аналитик Владимир Цейко. – Предприниматели говорят: не помогаете? Ну так хотя бы не мешайте.
В апрельской аналитической записке эксперты КИСИ подчеркивали: «пульс» бизнеса, который измеряется не только количеством новых предприятий, но и в первую очередь их оборотом и инвестициями в собственное будущее, в Казахстане далек от нормы. А согласно подготовленному тем же институтом отчету, основные показатели развития бизнеса «хромают» практически по всей стране.
По данным аналитиков, положительная динамика количества предприятий, их оборота и численности занятых наблюдается лишь в семи регионах. Если же внимательно изучить цифры, оказывается: даже там предпринимательский климат остается весьма суровым. В одном регионе упало количество малых предприятий, в другом снизились обороты небольших фирм, в пяти сократилась среднесписочная численность занятых, в десяти начали съеживаться объемы инвестиций в основной капитал компаний.
И вот еще один показатель изменений. Все чаще деловые люди оценивают ушедшие неспокойные годы как намного более удобное для создания и развития бизнеса время, чем нынешняя стабильность.
– Отсутствие государства в бизнесе порождало в 90-х годах невиданную свободу, – говорит некогда казахстанский предприниматель, а ныне британский бизнесмен Гафур Берикбасынов. – С одной стороны, это было опасно даже для жизни. Но с другой – тогда обнаруживалась масса возможностей. И было гораздо меньше ограничений, чем сегодня.
Дело не в конкуренции, не в технологиях, не в навыках и умениях предпринимателей. Виновата среда, в которой существует отечественный бизнес.
– Если бы с этим можно было что-то сделать, – признается Гафур, – я бы до сих пор оставался в Казахстане и пытался что-то менять. Но вот уже третий год я строю новую жизнь в Великобритании, пополнив число тех, кто не готов год за годом преодолевать сопротивление.
Таким образом, первое, что нам необходимо сделать на государственном уровне, это определиться нужно ли нам, собственно, предпринимательство. На практике получается, что не нужно. Формально точек опоры, призванных поддерживать развитие предпринимательства в стране, предостаточно. Но это скорее теория. С практикой все сложнее.

Евгения МИХАЙЛОВА, Алматы

Яндекс.Метрика