Home » Народный проект "Шапағат", Партийная жизнь » Благотворительность для выживающих. Спасёт ли она их?

Благотворительность для выживающих. Спасёт ли она их?

Начиная с этого года, Коммунистическая Народная партия Казахстана приступила к реализации общереспубликанского проекта «Шапағат», целью которого стала организация и проведение благотворительных акций для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Данный проект представляет собой классический вариант благотворительной деятельности: даётся информация для населения о целях проекта и данные о том, куда нужно приносить пожертвования, а собранные вещи, предметы быта, продукты и всё прочее выдаётся нуждающимся людям. Вся деятельность проекта абсолютно прозрачна. То есть каждый неравнодушный человек, откликнувшийся на призыв о помощи своим согражданам, имеет полную возможность проконтролировать, в случае надобности, кому были переданы его пожертвования, реально ли такие люди нуждаются в дополнительной помощи и чем им ещё можно помочь в преодолении трудного момента в их жизни. Для этих целей при восточно-казахстанском обкоме КНПК создан своеобразный штаб.

За неполные два месяца, после того как народные коммунисты Восточного Казахстана приступили к реализации проекта «Шапағат», более сорока неравнодушных людей откликнулись на призыв о помощи людям, испытывающим материальные трудности. Причём помощь оказывается не только материальная, а, можно сказать, комплексная. Всего же за прошедший месяц в рамках проекта «Шапағат» народными коммунистами ВКО была оказана материальная помощь более чем семи десяткам людей из социально уязвимых слоёв населения региона, это матери-одиночки, многодетные семьи, одинокие старики, ветераны труда с минимальной пенсией, инвалиды. Хорошую помощь партийцам оказывают в Усть-Каменогорске территориальные комитеты местного самоуправления акимата, в городе Семей – сеть благотворительных пунктов «Всё за спасибо!». В этих организациях уже давно налажена подобная работа. Сотрудниками данных государственных и общественных учреждений налажен учёт многих граждан, действительно нуждающихся в дополнительной материальной помощи. Согласно таким спискам, а такие списки ведутся многими государственными и общественными организациями: Департаментом по социальной защите населения, ОО «Поколение», Советами ветеранов и инвалидов, и производится основная материальная помощь, собранная силами милосердных людей. Однако бывает и так, что человек, оказавшийся в тяжёлой жизненной ситуации, по разным причинам, не имеет подтверждающего документа о своей социальной уязвимости. Тогда таким людям проще обратиться напрямую в штаб по реализации благотворительного проекта «Шапағат», в котором с ними обязательно побеседуют и постараются оказать всякую поддержку в случае реальной нужды обратившегося. Сотрудники обкома стараются не только поддержать нуждающихся с помощью пожертвованной одежды, предметов быта, но и в ходе передачи благотворительных пакетов узнать об их насущных проблемах, которые необходимо решать всем обществом, чтобы вывести таких людей на более высокий социальный статус, а не оставить прозябать в ряду стоящих за милостыней.

Благотворительность – не панацея от нищеты

Теперь поговорим об общем значении благотворительных проектов. Несомненно то, что в современных социальных реалиях нашей страны такие проекты нужны как воздух. Ведь что такое гуманитарная помощь? Это не просто добровольная передача какого-то объёма материальных предметов от более успешных людей – менее удачливым по жизни. В самом акте пожертвования скрывается высочайший гуманистический смысл, позволяющий человеку отделиться от дикой природы – осознано идти на определённые жертвы ради другого человека. Поддержка и развитие в себе самые высоких человеческих качеств: милосердия, сострадания, сопереживания боли и страданию ближнего со стороны одних – дарит веру в людей, надежду на лучшее, на перемены в судьбе для других.

Однако, зададимся вопросом, а можно ли с помощью благотворительности, даже в её широко развитом и достаточно успешно поставленном виде кардинально решить проблемы всего общества? Скорее всего, нет.

Благотворительность, при всех своих несомненных достоинствах, никогда не заменит собою общее справедливое устройство общества, не исправит всё более усиливающиеся расслоение людей по материальному признаку, не исправит глубинных социальных пороков, присущих современной системе общественной формации большинства стран в мире. Да, где-то сгладить, притушить нарастающие противоречия по распределению общественных материальных ценностей, отвлечь сознание людей от основного вопроса по разрешению такого противоречия, благотворительность иногда способна, но решить в целом – никогда.

Можно сколь угодно долго вспоминать факты мировой истории о благотворительной деятельности, произносить имена выдающихся филантропов-благодетелей, спонсоров и меценатов прошлого и настоящего, но это никак не заслонит собою общего несовершенства общественного устройства, когда малая часть населения владеет огромной частью материальных человеческих благ и может позволить себе практически неограниченное потребление этих самых благ, а другие – прозябают за гранью человеческого существования.

В Древнем Риме широко применялась благотворительность для римского плебса, и в крепостнической России, как мы помним из истории и литературы, модными были благотворительные купеческие и дворянские собрания и общественные институты, но решили ли они хоть малую толику острейших социальных проблем в обществе? Думается, ответ на такой вопрос подсказывать не нужно.

Кстати, даже в таком богоугодном деле как благотворительность, имеются небезобидные изъяны. Речь идёт о привычке отдельных людей, а то и целых групп населения, к привыканию жить за чужой счёт, к иждивенческой психологии, и в итоге – к замаскированному тунеядству. Пример древнеримского общества наиболее показателен в этом роде. Благотворительность не заменит продуманной системы по искоренению проблем бедности и вопиющего материального расслоения общества. Для этого нужна стройная государственная политика, основанная на всемерном участии всех членов общества в создании пригодных жилищных условий для всех, ликвидации нищеты, бедности, безработицы. Вроде бы все как декларируется в нашей Конституции, но реальной жизни судьбы многих людей не складываются вместе с благими постулатами Основного Закона. Да и как тут соответствовать замечательным статьям нашей Конституции, если в ней не прописаны практические механизмы по выполнению благих пожеланий и утверждений. От конституционных норм ниточки спускаются на уровень парламентских, правительственных, ведомственных и региональных нормативных актов и решений и зачастую, попадая в лабиринты нижестоящих кабинетов, измельчаются до такой степени, что и прерываются вовсе под напором агрессивной среды местного правоприменения.

Регулярно проходят в регионе отчётные встречи представителей власти перед населением. Традиция в целом хорошая. Но есть какая-то недоговорённость, ограниченность, заточка на выпуклость успехов проведённой работы. Это можно тоже считать полезным и нужным, так как позитивная информация формирует благожелательный настрой, чувство определённой гордости, уверенности в будущем. Но отчего же там так мало информации о болевых участках жизни простых людей?

Вспомним как проходят такие встречи. Весь процесс взят с прежних лекал. Как всегда акимы различных уровней, начинают так: «За прошедший год развитие нашего региона успешно продолжилось. За отчётный год нами достигнуты следующие показатели социально-экономического развития…». И на собравшуюся публику обрушивается ливень цифр, диаграмм, таблиц и слов. В них бессчетное и малопонятное для рядового гражданина количество положительных сравнений, выраженных в процентах, физических объёмах, денежных эквивалентах, завёрнутых в специализированные расчётные наименования: Ггал, тонны, километры, центнеры, га, миллионы и миллиарды тенге. Причём светлой стороне деятельности региональной власти уделяется основное и лучшее время встречи. За это время на гражданина выливается море информации, показывающей неутомимую работу родной власти на благо людей вверенного региона, от миллиардов освоенных средств, через километры отремонтированных дорог, вокруг воздвигнутых скульптур и аллей для влюблённых – до количества отловленных бродячих животных. Под натиском такой образно-цифровой махины с её миллионами и миллиардами, маленький человек, сидящий в зале, начинает сомневаться, а стоит ли лезть в такие крупногабаритные проекты, программы и свершения со своей маленькой просьбой, жалобой, предложением? Как его маленькое пожелание может встроиться в логичную парадигму государственных забот и дел? Зачастую на таких встречах, задавленный информационным натиском великих региональных дел, человек не решается сказать прямо в лицо акиму, то, что волнует именно его, соседей по улице, друзей и коллег.

Нет, конечно, нельзя думать, что на подобных встречах отсутствуют критические замечания, признания отдельных промахов в работе. Но в сравнении с начальной информацией, это уже подаётся как нечто только подтверждающее, что за великими делами всегда есть место отдельным упущениям, на то они и великие. Чтобы показать, что есть ещё оперативный простор для деятельности в новом году, в котором уже точно все «хвосты» за год прошедший будут устранены. Под такую концовку исполнительный глава просит публику оценить всю деятельность управленческого аппарата за год. И получив от публики дежурно-деликатное «признать удовлетворительным» с лёгким сердцем идёт писать положительный отчёт в вышестоящие кабинеты.

А если представить другой формат подобных встреч? Причём с обязательным активным участием всех региональных руководителей ветвей власти:  исполнительной, законодательной и судебной. Да чтобы зачёт деятельности таких руководителей проходил по образу оценки армейского марш-броска или флотского боевого совета в кают-компании. Поясним, что в армии время прохождения маршрута подразделением определяется не по лидерам марш-броска, то есть не по наиболее успешным бойцам, а по времени последнего, добравшегося до рубежа. Во флоте давно существует традиция начинать смотр корабля с заслушивания претензий команды, начиная с кубриков, то есть от рядовых матросов. Почему бы не поучиться у такой армейской рациональной демократии?

В таком случае, в первую очередь определяются наиболее слабые звенья в системе, которым нужно уделять первоочередное внимание. Именно по состоянию наиболее уязвимых участков определяется успешность командования в армии, а не наоборот, как у нас принято в гражданском секторе. Тогда в самом вначале встречи можно уделить повышенное внимание именно проблемным вопросам, поискать пути их коллегиального решения.

Представим себе, что глава областного центра вместе с руководителем городского маслихата начинали бы отчётные встречи, с таких показателей: «За прошедший год очередь по предоставлению нового жилья жителям города, проживающим в ветхом и аварийном жилье, не продвинулась ни на миллиметр, потому что в бюджете не запланировано средств на такую статью расходов. В то же время, нами вкручено столько-то лампочек для освещения улиц, проведён выборочный ремонт дорожных ям на дистанции в 3 км от города и высажено миллион алых роз для украшения центральных площадей!» Или: «В прошедшем году средняя зарплата горожан выросла на 10% и составила сто с большим привеском тысяч тенге, но в то же время, уровень реальных доходов и покупательской способности половины населения сократился. А 2/3 всего населения получают зарплату не выше 60 тысяч, из которых многие вообще довольствуются зарплатами в 30-40 тысяч». И далее по отраслям: каков процент обеспечения населения бесплатными лекарствами, сколько в городе людей, которым требуется дорогостоящее лечение и операции, но помещающиеся в государственные квоты по ним? А там и тарифы, и цены, и трудоустройство вкупе с зарплатами, экология, количество судебных и депутатских обращений, степень их рассмотрения и продвижения и многое другое.

Вот после такой информации, которая бы основывалась на заботе о жизни самых уязвимых, слабых своих сограждан, и можно было бы выносить решение об успешности работы наших руководителей. Но пока до этого не дошло, часть проблем по оказанию общественной помощи землякам, население пытается оказать само, проводя благотворительные акции в помощь именно тем, кто уже отчаялся добиться и получить от официальных властей реальную поддержку, которая бы смогла вывести таких людей из подвалов хронической неустроенности и бедности.

Приведём лишь несколько примеров из жизни таких людей, о которых стало известно в ходе распределения благотворительной помощи в рамках проекта «Шапағат».

На обочине жизни

23 февраля сотрудники обкома выезжали по договорённости в городской комитет местного самоуправления №2 г.Усть-Каменогорска (пос. Абакетка) с задачей провести акцию передачи благотворительных пакетов с одеждой для неимущих граждан данного микрорайона. В ходе акции от получателей благотворительной помощи Элины Петрусенко и Натальи Павловой мы услышали их истории о мытарствах в бесконечных очередях по переселению их семей из ветхого жилья. Элина Петрусенко – мать сына-инвалида 22-х лет и двух школьников – 10 и 11 лет. Мужа нет. Живёт в старом бараке, давно признанном ветхим строением, но городские власти не торопятся переселять жильцов из таких бараков (а их 14 в данном микрорайоне!) на протяжении десятилетий! Всё время ссылаются на недостаток средств в городском бюджете. Элина работает разносчицей квитанций по коммунальным платежам. Зарплата 30-40 тысяч тенге в месяц плюс пособие по инвалидности для сына – 36 тысяч. Итого на четверых не более 80 тысяч тенге – месячный доход семьи Петрусенко. Найти другую, более высокооплачиваемую, работу ей сложно. Много времени отнимает уход за детьми и жильем. Особенно в зимнюю пору, когда приходится постоянно отапливать печь в холодном бараке, где семья Элины осталась в одиночестве, – других жильцов в 8-квартирном бараке уже не осталось. Из-за этого квартира Элины в промерзшем доме требует много угля для отопления. Осенью она сумела закупить 3 тонны угля, но зима выдалась суровой и уже к новому году уголь закончился. Как быть? Обратилась за помощью в КМС №2, руководство которого сумело оказать помощь семье в виде дополнительных 3-х тонн угля.

Наталья Павлова – мать четверых несовершеннолетних детей (15,11, 4 и 3-х лет) ожидает рождения пятого ребёнка. Муж работает слесарем-сантехником в КСК. Его зарплата – 45 тысяч тенге, ещё бывает возможность подзаработать дополнительно на 10-15 тысяч в месяц. Сама Наталья не работает, ухаживает за малыми детьми. В детсад они не ходят – нечем оплачивать садик. Переехав из района в город в поисках работы, поселились в пустующем полуразрушенном бараке. В городе их не ставят в очередь на жильё из-за отсутствия городской прописки. По этой же причине детям в школе не помогают бесплатными обедами. То же можно сказать про услуги поликлиники и бесплатные лекарства. По юридическим нормам все эти льготы не положены для таких обитателей городских трущоб. Остаётся надеяться на помощь неравнодушных людей – кто чем поможет.

Айгуль Жайгалиева – мать девочки-инвалида 4-х лет с несколькими хроническими тяжёлыми заболеваниями. Только на одни обязательные уколы ежемесячно семья тратит до 200 тысяч тенге, не считая других лекарств и медицинских услуг. Областное управление здравоохранения официально оказывает поддержку выделением обязательных при данной болезни памперсов, но и этого не достаточно. И даже при том, что муж Айгуль – военнослужащий-контрактник стабильно получает жалованье, его даже частично не хватает на лечение дочери.

Айгуль обращалась с проблемой своей семьи к областному депутату от округа – прославленной казахстанской спортсменке – Ольге Рыпаковой. Ольга откликнулась и сумела собрать 600 тысяч тенге для больной девочки, которые и передала Айгуль. Это, конечно, помогло на какое то время облегчить финансовое бремя по лечению ребёнка, но и здесь мы видим разовую акцию, пусть и достойную. Но почему нет адекватной реакции государства, органов отечественного здравоохранения? Почему в нашей стране так распространено проведение лечения и операций на сборы от пожертвований, а не благодаря целенаправленной работе государственных ведомств?

Вот так женщины годами ходят по городским инстанциям, пишут обращения, их отсылают в акиматы, департаменты, отделы. Как бы ни пытались чиновники войти в положение таких обездоленных, но они стреножены правительственными и законодательными нормами, квотами, бюджетами и т.д. Советуют обращаться выше: Парламент, министерства, Администрацию Президента, Верховный суд… А затем их требования и просьбы вновь возвращаются из столицы на местный уровень с резолюцией «разобраться на месте», или того хуже – с отказом, ввиду несоответствия с действующими нормами законодательства. На такой круговорот бумаг уходят годы – время пустых надежд и прозябания в крайней бедности.

Эти жизненные истории – только из одной выездной акции по проекту «Шапағат». А сколько их на самом деле? Трудно даже представить.

Сумеет ли им помочь благотворительность? В некоторой степени – конечно. Но в целом же серьёзно рассчитывать, что благотворительные акции смогут решительно изменить жизнь многих десятков тысяч людей, нуждающихся в помощи, из-за не эффективности всей социальной системы, это было бы слишком смелым предположением.

Тем не менее, подобные благотворительные акции, с выездом непосредственно к людям, нуждающимся в материальной и иной поддержке, будут проводиться восточно-казахстанским обкомом на постоянной основе по комплексному плану. То есть помимо конкретных действий, направленных на сбор материальной помощи и плановое распределение её среди нуждающейся, сотрудники обкома намерены заслушивать все претензии, просьбы и обращения граждан, пользующихся благотворительной помощью в рамках социального проекта «Шапағат», для последующей работы совместно с государственными институтами власти. Чтобы общими усилиями помочь им прочно встать на ноги, изменить свою судьбу на более успешную, и постараться уже никогда не принимать благотворительную помощь для себя, а лишь оказывать её другим.

Сергей Михеев

Яндекс.Метрика