Home » "Коммунист Казахстана" » Депутат должен жить той жизнью, которой живет простой народ

Депутат должен жить той жизнью, которой живет простой народ

Владислав  КОСАРЕВ

Депутат должен жить  той жизнью, которой живет простой народ

Итак, в Астане прошло совместное заседание палат парламента. Чем будет ознаменована работа нынешней парламентской сессии? Об этом и другом  – в интервью  депутата мажилиса парламента Владислава Косарева.

 

– Нынешняя парламентская сессия, скорее всего, будет нацелена на то, чтобы разрешить проблемы трудоустройства населения, регулирования трудовых отношений. Это очень большой вопрос, не простой, сложный, поскольку сегодняшние законы, действующие в условиях либеральной рыночной системы,  привели нас к такому состоянию, что интереса трудиться во имя общества у населения поубавилось. Сейчас  каждый трудится ради личного благополучия, а президент призывает трудиться во имя благосостояния всего общества. Это разные понятия, разные подходы и разные системы оплаты труда.

В нынешних условиях нам надо искать такой способ оплаты труда, чтобы человек, работая на собственника, – собственник является владельцем основных производных фондов и капитала – знал, что часть произведенного продукта даст ему возможность повышать свое личное благосостояние и благосостояние общества. Нам надо искать путь, чтобы в цене произведенного продукта была доля того, кто его произвел, то есть работника и он должен знать, а какая же доля из произведенного продукта ляжет на общество, на развитие здравоохранения, образования, на воспитание детей, пенсионное обеспечение, а какая доля пойдет на зарплату. Поэтому  надо расчленить составляющие заработка, чтобы человек видел, понимал, что он работает во имя общества, на его благосостояние. Это не простой вопрос.

– Наверное, поэтому президент отметил, что ключевым направлением законотворчества в Казахстане на ближайшие годы должна стать именно социальная модернизация. Как Вы думаете, будут ли в этом году приняты законы о социальных рабочих местах, о системе профессиональной квалификации и так далее?

– У  нас в работе пока нет таких законов – законов прямого действия на социальные программы, но, думаю, раз президент выступил со статьей «Двадцать шагов к обществу всеобщего труда», то правительство, наверное, уже работает над соответствующими законопроектами.  Может, они уже на пути к парламенту и их надо рассмотреть. Составляющие я уже назвал выше, они должны отвечать интересам всего общества.

Кроме того, глава государства предложил казахстанским парламентариям работать над тем, чтобы трудовое искупление вины проходило по месту совершения правонарушения, и сказал, что нам нужны простые, понятные законы, регулирующие общественный порядок, поведение людей в общественных местах и что депутатам парламента, парламентским партиям надо проявлять инициативу по принятию именно таких законов.

На этот счет, думаю, что законодательная база, которая находится в руках у парламента, должна способствовать созданию нормальных человеческих нравов в нашем обществе. У людей должно складываться рачительное отношение к себе, друг к другу, к  природе, к собственности, недвижимости, к общенародному достоянию… К сожалению, сегодня у нас утрачено чувство ответственности за использование общенародного имущества, его  как такового нет, а, следовательно, и отношение к общему имуществу  стало иным. Поэтому нам нужно формировать такое морально-нравственное начало, чтобы человек научился бережно относиться ко всему  движимому и недвижимому имуществу, кому бы оно ни принадлежало – частному лицу, государству или общественным объединениям. Это очень большой вопрос и президент поднял его  для того, чтобы мы осмысливали,  отходили от понятия это мое, а это не мое, и отношение к моему должно быть одно, а к не моему другое. То есть отходили от частного к общественному.

– Владислав Борисович, во время открытия парламентской сессии глава государства также заявил, что казахстанские парламентарии должны смотреть на жизнь глазами простых людей и руководствоваться при принятии законов их интересами. А что, наши парламентарии раньше не смотрели на жизнь глазами простых людей?

– Вы хотите подловить меня на вопросе? Нет? В любом случае ваш вопрос резонный. Профессиональный парламент порой становится настолько профессиональным, что уходит от нужд и запросов человека труда, простого труженика,  простого пенсионера и живет критериями государства и той партии, которая дает оценку обществу. Конечно, президент очень даже прав, говоря,  что депутат должен смотреть на вопросы регулирования жизненных процессов глазами простого труженика и тогда его предложения к законопроекту будут вязаться с задачами, которые он должен сегодня решать. Здесь спорить не надо, это надо понять. Человек входит в профессиональный парламент и работает. С правительством –  на уровне правительства и практически оторван от нужд простых людей, поэтому его надо приблизить к ним, чтобы он жил их интересами.

            – Надо, надо… А как надо?

– Надо, чтобы депутат жил той жизнью, которой живет простой народ. Возможно, нужно исключить какие-то льготы. Что скрывать, если избранник народа придет в какой-нибудь государственный орган, то все тут же бросятся исполнять его просьбу. Надо, чтобы  депутат не пользовался подобными «привилегиями»  при рассмотрении его вопроса в государственных учреждениях.

            – Можете сказать, сколько получают парламентарии?

– Получают вполне приличную заработную плату. Не пристало депутату оглядываться на то, что, сверстник-однокашник получает больше. Депутат должен получать нормально, и он получает нормально. Но это не говорит о том, что он эти деньги получает ни за что, ни про что. Он их честно зарабатывает и отрабатывает. А как их тратить…  У депутата масса потребностей, которые он должен залатать. Это  и помощь малоимущим, это и поездки, и командировки, это и какая-то потребность в личных вещах и здесь не должно быть скудности. А если он ездит за границу отдыхать, то ездит на свои кровные, за счет депутатского мандата никто никуда не  едет. В смысле в личных целях.

– А как живете Вы, что имеете?

– Имею квартиру, машину и небольшой коттедж в Боровом из 6 комнат, 180 кв.м, стоимостью 35 тыс.долларов США. На доходы от него я жил до работы в Парламенте и у партии ничего не просил, наоборот поддерживал ее средствами.  Правда теперь коттедж я отдал дочери, она строит там свой бизнес, учит двух студентов. На зарплату врача этого она сделать явно не сможет.

– Трехпартийный парламент проработал у нас сравнительно недолго, всего пять месяцев. Как он зарекомендовал себя за это время?

– Неплохо. Во всяком случае, мы, партия коммунистов, вроде бы находящиеся в оппозиции к партии власти, не чувствовали на себе какого-либо давления, попыток навязать нам свое мнение. Все наши предложения и суждения воспринимались доброжелательно, с пониманием, и мы по сей день находим какие-то общие контуры рассматриваемых вопросов.

К примеру, я  работал над законопроектом об энергетике,  забрасывал много предложений,  чтобы энергетика была государственной и разработчики закона, и комитет, который над ним работал, внимательно изучали мои идеи, что-то отклоняли, что-то принимали. Конечно, то, что мы хотим сделать, в один присест не сделаешь. Мы сказали, что государство должно регулировать поставки электроэнергии за рубеж – хорошо. Также сказали, что государство должно регулировать цены на электроэнергию среди поставщиков – тоже хорошо. Теперь мы  должны сказать, что государство должно взять на себя ответственность за развитие энергетических мощностей, но для этого и сознание еще не пришло,  и экономическая база не сформирована, поэтому нужно  набраться терпения и подождать. Но в любом случае то,  что мы высказали, будет воспринято, я в этом не сомневаюсь.

Разумеется, у нас бывают  разночтения с другими политическими партиями, но,  как говорится,  в споре рождается истина.  Главное, коммунисты нашей фракции не чувствуют себя изгоями среди представителей «Нур Отана» и «Ак Жола», с нами считаются, с нами советуются, мы имеем свое мнение, смело высказываем, не скрываем,  и если оно даже кому-то не нравится, никто не пытается устроить нам какие-то унижения  или выставить на посмешище. Воспринимают наши предложения серьезно.

– То есть Вы довольны?

– Ну почему вы сразу думаете, что я доволен? Я не доволен! Я был бы доволен, если бы наши предложения проходили сходу, слёту, а они пока не проходят. Но мы набираемся терпения, ждем, двигаемся,  не останавливаемся в своем развитии. Вот сейчас нами рассматривается  вопрос о труде, он у вас, наверняка, тоже есть, вы не можете его не задать, у нас на этот счет свое видение и мы будем его двигать.

            – Считайте, что уже задала этот вопрос.

– В начале беседы я уже сказал вам, что труд надо стимулировать, оплату труда, отношение к произведенному продукту. Надо добиваться, чтобы труженик, наемный работник не был отстранен от вопросов управления делами производства и реализации выпущенной продукции. Он должен знать все, что делается и это должно быть прописано законодательно, поэтому законов  в этой части предстоит принять очень много. Может быть, одним законом можно будет разработать трудовые отношения, другим  законом – оплату труда, третьим – оплату за изготовленную продукцию и так далее. Шаг за шагом мы должны  работать и мы работаем.

– Пользуясь моментом, хотела бы задать Вам один из социальных вопросов, который будоражит сегодня все наше общество – как Вы относитесь к предложению Григория Марченко об увеличении пенсионного возраста женщин?

– Знаете, у  нас есть люди, которые время от времени выбрасывают в общество те или иные  идеи для того, чтобы узнать общественное мнение.  Марченко выдвинул такую мысль, и теперь кое-кто, кто к этому причастен, изучает, какая будет реакция населения на нее. И  Марченко, и все, кто его оппонирует в этом вопросе, убедились, что общество крайне негативно относится к тому, чтобы повысить пенсионный возраст граждан.

– Говорит ли это о том, что пенсионный возраст граждан, в частности, женщин, не будет повышен?

– Нет, не говорит, ибо никто не знает, будет ли от партии власти такая версия обсуждаться и двигаться или нет. Если она будет  поддерживаться всеми силами партии власти, то мы не сможем отстоять интересы народа, поэтому народ не должен скрывать своего мнения, а должен высказывать  и именно сейчас, то есть до того,  когда этот вопрос вынесут на обсуждение. Партия власти, правительство – это одна партия, и  некоторые члены «Нур Отана» могут, скрепя сердце, подать  свой голос «за» повышение пенсионного возраста. Чтобы этого не случилось,  общество должно   массированно отстаивать отклонение этой затеи.

– Владислав Борисович, что в целом изменилось в многопартийном парламенте?

– Не думаю, что найдется человек, который скажет, что с приходом еще двух партий в парламенте все изменилось радикально. Радикальных изменений не последовало, но тенденция  более ответственного отношения парламента к нуждам людей пусть и медленно, но вырисовывается.

            – Влияет ли многопартийность парламента на политический курс Казахстана?

– Я не знаю, относить ли к этому высказывания главы государства о социальном развитии страны, отходе от либерального направления формирования экономики и культуры, озвученные им  в январе этого года, затем на Ассамблее народа Казахстана, затем  в статье «Двадцать шагов к обществу всеобщего труда». Наверняка, можно было бы с этим связать, но я не беру на себя смелость заявлять, что это мы навеяли президенту. Это просто веление времени. И наш приход в парламент – тоже веление времени, ибо  настала пора,  чтобы голоса всего общества были слышны и в парламенте, и в правительстве, и во власти президента.

– О нашем парламенте, во всяком случае раньше, говорили, что это карманный парламент, беззубый парламент, бессильный парламент… Когда можно будет говорить о нашем парламенте как  об очень сильном, эффективном законодательном органе?

– Ни-ког-да! Каким бы ни был парламент, обязательно найдутся люди, которые скажут, что  он плохой и этому человеку рот не закроешь, понимаете? Вот я, к примеру, написал статью о том, как надо переходить нам на новый формат трудовых отношений и вывесил ее на сайте. Думаете, кто-то с благодарностью воспринял это? Как бы ни так. Если один говорит с благодарностью, то двое с ехидством, другие пытаются опорочить, насмеяться. Это люди, которые сами никогда ничего полезного не  сделали, но они считают, что в демократическом обществе есть право поливать грязью кого хочешь, и они, кроме как поливать грязью, ничего больше не умеют. Такие люди не могут нормально, адекватно воспринимать работу, заслугу других и в жизни тому масса примеров.  Я знаю случай, когда поставили под сомнение даже заслугу фронтовика, который вернулся домой победителем и привез с собой чемодан немецких шмоток. Соседи осудили его за это, стали злорадствовать,  что он не воевал, а шмотки стаскивал. На каждый роток не накинешь платок, суждения будут, не без этого. Здравые мысли высказывают не те, у кого  на душе не чисто, а те, кто реально оценивает уровень жизни и изменения в обществе.

– Почти все депутаты  с запросами обращаются в основном в правительство и очень редко  в администрацию президента, к акимам областей, национальным компаниям и так далее. Почему?

– Видите ли, паритетным органом для парламента является правительство, а во все другие  инстанции мы отправляем запросы письмом и они нам отвечают.

– Кстати, как исполняются депутатские запросы?

– Отчасти делаются дела, отчасти идут сухие и хитроватые отписки.

– Чего все-таки больше?

– Отписок.

– Кажется, в прошлом году в одном из своих выступлений Вы сказали, что деньги промывают себе каналы и уходят от главной цели – служить интересам народа…

– Совершенно верно. Знаю, о чем вы спросите дальше – что надо сделать для того, чтобы деньги  не уходили в русло большой коррупции, а служили все-таки интересам народа? Для этого необходимо менять нравы общества. Вот сегодня у нас в стране есть люди  в возрасте 25-35 лет, которые ни одного дня нигде не работали, но при этом они при деньгах, они находят способы их добычи. Это либеральная экономика подсказала им такой путь. Путем обмана, грабежа, паразитирования они тащат себе на жизнь и живут неплохо. А пора бы спросить, ну-ка, молодой человек, на что ты построил коттедж, на что  купил новую машину за 70 тысяч долларов, покажи свои доходы, что ты внес для общества… У нас такого спроса нет, либеральная экономика вымыла эти ценности из наших взаимоотношений, поэтому нам надо   восстанавливать принцип единого общества, о чем говорит президент. Общество всеобщего труда. Человек должен трудиться и создавать материальные блага, а не паразитировать на других. Приведу простые житейские примеры.

Картошку в деревне  покупают, везут в город и  перепродают в несколько раз дороже, чем купили. Это же паразитирование. И эти паразитирующие структуры живут лучше тех, кто произвел эту самую картошку. Молоко покупают по 27 тенге за литр, а продают по 180-270 тенге. В десять раз больше, чем купили! Это что такое, куда это годится? Так нельзя жить. У  государства должна быть разработана система контроля за мерой труда, за мерой потребления и ценообразованием. Трудишься – хорошо, получай. Зарабатываешь – хорошо. Потребляешь на определенную сумму – пожалуйста, потребляй, но только за счет того, что ты заработал, а не за счет того, что ты украл.

Говоря об этом, вспомнил старый советский фильм, забыл, как называется, там Филиппов играет. Его герой говорит: «Я больше не могу воровать, потому что дома я курю папиросы «Тройка» (они тогда стоили где-то три рубля), а на работе курю «Огонек» (они стоили 18 копеек). Я боюсь когда-нибудь перепутать и закурить на работе «Тройку». Нравы были другие, милая моя, нравы! Вот еще один смешной эпизод.

Два друга-выпивошки получили задание от хозяина, который, видать, был вором, чтобы они отнесли деньги его другу. Хозяин завернул купюры в газету и говорит, тащите. Они и потащили, но в дороге газета порвалась, пачки денег выпали. Друзья призадумались, что делать? Один говорит, давай, занесем как-нибудь то, что осталось, только ты посмотри, нет ли там трешки? Понимаете, они и не помышляли взять чужое, там были купюры крупного достоинства, а они искали какую-то трешку, трешка в их глазах была вроде не таким уж большим грехом, тем более, на фоне огромной кучи денег. В обоих этих случаях видны принципы отношения человека к жизни. К сожалению, сегодня общечеловеческие  ценности у нас утрачены, их надо восстанавливать, менять отношение к себе и к окружающим. Нам    навеяны  неокапиталистические нравы, а неокапитализмвозможен лишь тогда, когда страну грабят, когда в стране насаждают внутренние принципы раздора.

– Коль мы заговорили о порядке, совести, нравах, то давайте скажем несколько слов о сегодняшних судьях. По моим личным наблюдениям, наибольшее количество претензий, жалоб идет в адрес судебной системы. Наши посетители пишут, что сегодняшние суды и судьи – это показатель морально-нравственного разложения общества.

– Правильно пишут, правильно. Не зря в народе говорят, закон как дышло, куда повернул, туда и вышло.  Президент сказал, что необходимо кардинально пересмотреть порядок формирования судейского корпуса, законодательно ограничить возможность необоснованных решений апелляционных инстанций. Глава государства прямо говорит судьям,   если ваше решение опроверг вышестоящий орган, то  вам сложно оставаться на том месте, где вы  приняли неправомерное решение. Можно один раз остаться, второй раз, а на третий раз  «бери шинель, пошли домой». Так надо в судах.  А у нас судьи неприкасаемые, они друг друга крышуют, делятся взятками. Я могу привести массу примеров, когда судья и адвокат формируют дело в пользу того, кто больше заплатил и подводят к этому  статьи. Особенно при рассмотрении  вопросов  движимого и недвижимого имущества. Так нельзя делать. Опять же возвращаюсь к нравам, нравы сегодня такие. Их надо ломать в корне, создавать высоконравственную систему, иначе порочную практику не победить.

– Беда в том, что они чувствуют себя совершенно безнаказанными.

– Они безнаказанны, потому что ворон ворону глаз не выклюет.

– Сегодня наше общество волнует еще одна проблема – террористические акты, особенно связанные с последними кровавыми событиями в Казахстане и в частности,  в Национальном парке Алматинской области. Член Комитета по международным делам, обороне и безопасности Сената ОралбайАбдыкаримов сказал, что наши спецслужбы  прозевали террористическую угрозу. А Вы как считаете? 

– Тут однозначно сказать, черное это или белое – трудно. Казахстан – развивающаяся страна и для Казахстана стабильность – характерное явление во всех отношениях – и в политическом, и в социальном, и в правовом. Но есть силы, которым наша стабильность не нравится. Эти силы находятся и за рубежом, и внутри страны и они стараются показать свой «кулак». То есть идет борьба. Но это не значит, что мы должны замалчивать имеющиеся проблемы. Произошедшие трагические события говорят  о том, что мы слабо подготовлены к противодействию. Значит, нам надо усилить подготовку, уметь предвидеть подобные действия и предотвращать их своевременно и решительно.

– Может быть, нужно усилить закон о борьбе с терактами?

– Этот вопрос я попытаюсь рассмотреть с точки зрения ответственности за исполнение своего служебного долга компетентных структур – полиции, национальной безопасности и пограничных служб. Каждый должен исполнять свой долг.  Исполнять честно, добросовестно, грамотно и если мы достигнем этого, то казахстанцы могут быть спокойны. К сожалению, у нас на каждом шагу сквозят разболтанность, безответственность. То сбежали, то поножовщину устроили, режут людей десятками…  Это, я бы сказал, показатель  недобросовестного и разгильдяйского исполнения своего служебного долга правоохранительными органами и органами национальной безопасности.

– Как в сегодняшней ситуации реально можно обезопасить жизнь и здоровье граждан в Алматы и в других городах, например, в западном регионе, где возможны теракты?

– На мой взгляд, внутри органов, которые должны заниматься вопросами безопасности, должны быть свои контролирующие инстанции. Наши существующие контролирующие инстанции сами у себя не могут навести порядка. Поэтому в   полиции, в судах, прокуратуре и в органах национальной безопасности должны быть надзорные лица, которые от имени  главы государства, с одной стороны, и от имени парламента, с другой стороны, будут осуществлять надзор за тем, как они работают, что делают, какие  у них результаты и давать оценку обстановке, которая существует в обществе.Проморгали – должны нести ответственность, а то у нас, как водится, виноватых нет. Далеко ходить не надо, достаточно сказать о событиях напогранпосту Аркан-Керген. Не может быть такого, чтобы не было виноватых. Они должны быть найдены и наказаны по всей строгости закона. Возмездие за проявленную дерзость по отношению к нашему обществу должно быть  неминуемым.

            – Вы сами верите в такую справедливость, о которой говорите?

– Пока не верю, потому что у нас каждый думает о себе, о своем личном благе, а на общество ему наплевать. Я же говорю, что надо  менять психологию и нравы нашего общества. Надел погоны – будь добр, неси службу ради того, чтобы общество жило благополучно. А если надел для того, чтобы вымогать и набивать свои карманы, то  таких людей нужно немедленно снимать, разжаловать и отправлять куда следует.

            – Опять же все говорят, что надо, надо,  а никто не исполняет…

– Вы, что, хотите, чтобы я пришел и сделал это? Давайте, помогите нашей партии прийти к власти, и мы будем наводить порядок. Чтобы реально исполнять то, о чем вы говорите,  нужны  жесткая власть и неотвратимость наказания за бездействие.

Торгын НУРСЕИТОВА

Яндекс.Метрика