Home » Восточно-Казахстанский обком, Партийная жизнь » Доступность объектов для людей с ограниченными возможностями – норма времени

Доступность объектов для людей с ограниченными возможностями – норма времени

Казахстан решился влиться в группу стран-участниц подписавших Международную Конвенцию по правам инвалидов. В числе прочих требований, необходимых для прохождения этого решения, наша страна должна выполнить обязательства по приведению объектов социальной инфраструктуры к принятым международным стандартам по доступности их для инвалидов, или в более широком понятии – для маломобильных групп населения. В эти группы, помимо собственно инвалидов, входят все лица с ограниченными возможностями передвижения – пожилые люди, беременные женщины и другие.

Таким образом, Казахстан продолжает выполнять, выбранный им с начала обретения независимости курс, на максимально широкое присутствие в международных государственных и общественных институтах и организациях, для повышения своего имиджа и приведению собственных норм качества проживания к мировым стандартам.

Выполнить эту задачу не так просто за короткое время. Дело в том, что в Казахстане, как впрочем и в других государствах бывшего СССР, в прошлом не уделялось пристального внимания к проблемам выше обозначенных групп населения. Эти самые мировые стандарты крайне редко закладывались в проекты строительства зданий и дорожной сети, а так как большинством этих объектов мы продолжаем активно пользоваться, встал вопрос, о срочном приведении их к тем нормам, которые прописаны в Международной Конвенции.

Понятно, что современное строительство уже выполняется по данным нормативам и все новые здания общественного пользования в целом соответствуют необходимым стандартам. А вот со старыми объектами, дела обстоят пока не столь блестяще. Это конечно объяснимо – переделывать готовое, зачастую бывает труднее и накладнее, чем возводить новое. Но поставленную задачу решать нужно, раз уже избрали для себя такую цель.

Как водится, для начала нужно провести инвентаризацию всех объектов социально-общественного значения – школы, ЦОНы, Собесы, больницы и поликлиники и т.д., чтобы выяснить, что уже сделано для соответствия с нормами, а что нужно исправить или только приступить к оснащению. Именно для этого, в Республике, при Министерстве труда и социальной защите населения, был создан своего рода штаб, по отслеживанию ситуации по реализации программы по адаптации объектов социального значения для нужд маломобильных групп населения. В свою очередь, в каждой области Республики, созданы специальные комиссии, под кураторством областных Департаментов по контролю и социальной защите населения, для проведения данной инвентаризации объектов. В состав комиссий, помимо руководителей, или сотрудников Департаментов, включены представители СМИ и общественных организаций. Отчёты о посещении объектов отправляются в Министерство, где создаётся база данных по выполнению программы.

Aвтор этих строк вошёл в список приглашённых в данную областную комиссию и в её составе совершил два выезда в районы области с целью ознакомления с ходом выполнения программы. В данной заметке о поездках, хотелось бы поделиться собственными впечатлениями о них, не ставя перед собою цели утомлять читателя полной статистической отчётностью, оставив эту прерогативу сотрудникам областного Департамента для рапорта в Министерство. Остановимся лишь на общих моментах от поездок в районы. К тому же, автору заметки, как жителю сугубо городскому, довольно редко имеющему возможности выезжать в районы области, не без интересно было запечатлеть сельскую жизнь воочию и он, пользуясь выпавшим случаем, хотел бы кратко осветить и другие насущные вопросы из жизни сельчан, не ограничивая читателей только информацией по основной теме.

Обязательная программа

Однако, прежде всего по основной теме поездок. В ходе двух выездов в районы, группа наблюдателей за ходом выполнения условий по адаптации объектов социальной инфраструктуры к необходимым параметрам, во главе с руководителем областного Департамента по контролю и социальной защите, Болатом Сатековым, посетила Шемонаихинский, Бородулихинский, Бескарагайский районы области, а также г. Семей. В результате посещения населённых пунктов данных районов, были осмотрены десятки различных объектов – школы, дома культуры, сельские поликлиники, районные собесы, отделения почты, районные и сельские акиматы, то есть учреждения, куда никогда «не зарастёт народная тропа». По увиденному, можно смело говорить, что работа в районах идёт. Все руководители районных и сельских властей ознакомлены о реализации данной программы и в меру собственных сил и возможностей, или уже провели основную часть работ по адаптации объектов, или работы проведены частично. Объектов с полным отсутствием пандусов, ограждений к ним, практически уже не осталось. Больше претензий к входным группам в здания – прежде всего к высоте порогов. Здесь работы ещё – непочатый край, поэтому большинство объектов входящих в список инвентаризации можно пока считать адаптированными лишь условно. Конечно, большинство руководителей этих объектов, дабы смягчить это обстоятельство, ссылаются на объективные, по их мнению, причины – здания в основном старые, советской постройки, когда о такой адаптации никто не помышлял. Зачастую, чтобы переделать входную группу, нужно кардинально перекладывать фасад здания или стену, а это уже тянет на капитальный ремонт, на который не тянет в свою очередь уже, смета утверждённых расходов. Эти объяснения, руководитель областной комиссии, парировал доходчивым внушением: «Вы – являетесь руководителями социально значимых объектов и данной задачи с вас никто не снимет. Поэтому изыскивайте дополнительные возможности – ещё раз поработайте над расходными статьями своих бюджетов, ищите там резервы, а более всего подключайте возможности по социальному партнёрству с бизнес-структурами, находите спонсоров, вовлекайте в этот процесс общественность, местные СМИ. В конечном итоге, если недоделки, а тем паче полное отсутствие предметов адаптации не будут устранены, то государство вправе будет применить к вам и карающие штрафные санкции». В целом же, Болат Сатеков, делал корректные замечания по недоделкам и обязательно благодарил всех за уже проведённую работу. Чувствовалось, что он всё же доволен, как наметившимся прогрессом в деле исполнения поручений по программе, так и по ответственному пониманию её важности, местными руководителями ведомственных объектов.

Если приводить собственные суждения от увиденного в рамках исполнения программы, то их можно оценить, как в целом, положительные. Откровенно говоря, перед поездками, ожидалось увидеть гораздо худшую картину по этой теме, но выяснилось, что сельчане мало в чём уступают областному центру, а в некоторых населённых пунктах даже превосходят его. Конечно, иногда можно было и по иронизировать над потугами сельчан исполнить международные стандарты адаптации. Так, за не имением бетонного пандуса, он заменялся хорошо знакомым на селе деревянным настилом, зачастую без поручней; градус уклона пандуса, вместо стандартных 8-9 градусов, зашкаливал до 40-50, отчего проход по нему становился небезопасным даже в тихую погоду для молодого и здорового человека, а не то, чтобы для инвалида. Опять же ширина пандуса – иногда она доходила до таких «узкоколейных» размеров, что не только проехать с коляской по нему становилось немыслимо, но и человеку на нём можно себя чувствовать как при проходе по горной тропинке. Вот ещё казус. В сёле Малая Владимировка, Бескарагайского района, сельский акимат расположен в деревянном доме 1935 года постройки, где «по нормам» того времени присутствует – высоченное крыльцо, так что если лепить к нему пандус с положенными градусами уклона, то он будет простираться чуть ли не до соседней деревни и столь же высоченными, в пол-локтя, порогами между комнатами. Как всё это наследие подогнать под международные стандарты – вопрос конечно интересный.

Но, лишний раз повторимся, что в целом впечатления от уже сделанного и продолжающейся работы по адаптации объектов, здоровые.

О разном и хорошем

Началась осень – птицы засобирались на юг, а отпускники вернулись из тёплых и комфортных стран. Все делятся собственными впечатлениями о житие за морем. Автору данной заметки повезло больше, вместо этой затасканной темы, он имел возможность посетить уголки нашей родной земли. Посмотреть, поговорить о жизни со своими земляками, почувствовать вживую ритм провинциальной жизни, заглянуть в  настроения и дальнейшие планы людей живущих и созидающих на своей земле.

В таких, поистине рабочих поездках, заряжаешься таким запасом положительной энергии, которую не соберёшь и за годы городской суеты с её беготнёй по заседаниям и брифингам, по присутственным местам, с их бесконечными говорильнями, о зачастую воображаемом предмете разговора и сухими, бесстрастными отчётными цифрами.

Вот об этих, вроде бы не относящихся напрямую к основной тематике статьи, впечатлениях, хотелось бы поделиться с читателями.

Итак, какими запомнятся те районы, где удалось побывать, на момент прихода осени 2014 года? Чтобы, не возникало ощущения хаотичности и нагромождения от информации, приведём запомнившуюся картинку по разделам.

Инфраструктура

Весной этого года, автору пришлось проехаться по дороге из областного центра в посёлок Первомайский. Те ощущения были не из приятных, о коих и пришлось сообщить в статье, посвящённой проблемам этого посёлка. И вот, спустя 4 месяца, судьба распорядилась вновь проехать по той же дороге. Что же мы увидели? Дорога отремонтирована, частично расширена, то есть устранены те недостатки, которые были приведённы в весенней статье. И если говорить именно о дорогах, то честно нужно признаться, что они приятно удивили. Трасса Семей – Павлодар, так вообще может удовлетворить самого придирчивого любителя дорожного комфорта, уже сейчас, несмотря на свою неполную готовность. Были участки на дороге, что казалось, едешь не по родной области, а по Европе, настолько безукоризненна поверхность трассы и её прямизна!

Не менее этого поразили местные дороги, возле, и в населённых пунктах Шемонаихинского района. Нужно представить себе картину, что в селе на 1,5 тысячи населения, все дороги асфальтированные! Просёлка как такого нет! Мне, как аборигену посёлка Аблакетка, областного центра, стало жутко завидно сельчанам, ибо видимо обречён до скончания мучаться на аблакетских косогорах с их выпирающими зубьями камней, на которых недавно сломала себе руку моя 80-летняя соседка.

Запомнилось обилие новых, с иголочки школ и не с какими то там кочегарками, а на электроотоплении. Да и другие школы, выглядели молодыми и щеголеватыми, а учитывая их этажность, делённую на скромное по городским меркам количество учащихся, комфортными для сельских школьников.

В большинстве сёл работают дома культуры, пусть и не новые, но в добротном состоянии. А ещё пришлось испытать чувство особой признательности сельчанам за их отношение к содержанию памятников посвящённых героям Отечественной войны. Они были в каждом селе где приходилось побывать и везде в безукоризненном состоянии!

А какой замечательный территориальный реабилитационный центр для одиноких пенсионеров и детей инвалидов в Бескарагае! Одних служащих в нём более четырёх десятков!

Порадовали новые улицы с возведёнными типовыми домами для молодых специалистов в Шемонаихинском районе, а ещё там не в диковинку – свой зоопарк и монументальное зодчество, в виде скульптуры в полный рост, основному источнику своего процветания – корове!

Решается постепенно и вопрос по обеспечению сёл централизованным водоснабжением. Оно уже появилось в некоторых местах, но здесь ещё много работы.

Хозяйство

Надо отметить, что область наша так велика и разнообразна даже по природным условиям, что соседние районы заметно отличаются друг от друга и ведением хозяйства и укладом жизни. Конечно, Шемонаихинский район выделяется своей развитостью сельского хозяйства. Такие посёлки как Пруггерово, Камышинка и другие можно принять за эталон развитого ведения хозяйства. По словам акима Вавилонского (название чего стоит!) сельского округа, Александра Соболева, «зарплаты работников в наших крестьянских хозяйствах таковы – у доярок на ферме от 60 до 93 тысяч тенге, у механизаторов бывает и до 150 тысяч. Поэтому у нас нет дефицита рабочих рук, а люди, которые в своё время покинули наш округ, постепенно возвращаются в покинутые ими сёла». Такой результат, можно одновременно считать заслугой и укором лихолетью 90-х годов. Те кто устоял перед ураганом разрушения, не дал развалить свои хозяйства, тому сейчас несравненно легче развивать его, чем тем, кто поддался тогда на очевидно сомнительные хозяйственные эксперименты.

Ещё один штрих к портрету, может и не столь заметный, но о многом говорящий. Проезжая по трассе, мы обратили внимание не только на красоту засеянных различными культурами под завязку полей, но и тем, что даже придорожные полосы вдоль трассы, шириною с десяток метров, обычно зарастающие бурьяном, сплошь оказались засеянными подсолнечником. Возможно это и противоречит каким-то нормам, но зато говорит о том, что для земледельцев стал важен любой клочок земли. Ничто не должно пустовать! В этом чувствуется хозяйское отношение и те позитивные изменения которые надеемся безостановочно начинают проявляться в нашем сельском хозяйстве.

Конечно, было бы наивным представить перед читателями картину сплошного изобилия и безоблачности. Читатель может усмехаться, что мол: «Прокатили городского дилетанта по образцово-показательным хозяйствам, как это у нас принято, он и успокаивает нас этой лапшой». Что же, можно даже в чём-то и согласиться в этом. Но и не заметить очевидных перемен к лучшему, особенно в сравнении со совсем недавним прошлым, было бы несправедливо.

Впрочем, на этом месте, нужно честно признать, что чем дальше мы двигались на северо-запад нашей области, тем скромнее выглядели сёла, дома в них, всё чаще стали встречаться не очень ухоженные поля. Действительно, хозяйственная ситуация в Бескарагайском районе уже далека от безоблачной. Там и земли не те, что в Шемонаихе и уровень жизни поскромнее. Не увидели мы там крупных крестьянских хозяйств, всё более мелкие – единоличные, а значит и с комфортом туго – ни тебе новых улиц, ни зоопарков, ни коров в камне.

Кадры

Во время поездки сложилось впечатление, что полностью преодолеть дефицит кадров на селе ещё не получается. Конечно, в тех сёлах, где хозяйственная жизнь бьёт ключом и проблем с этим меньше. И всё же, при разговоре с большинством сельских акимов, на вопрос: – Что вы считаете самой большой проблемой? Отвечают – Трудно удержать молодёжь. После школы уезжают в город. Кто учиться, кто работать. И хоть на селе сейчас можно трудиться и зарабатывать, но многих манит город неизвестно чем. В итоге, вместо того, чтобы оставаться у себя дома, на селе и получать вполне достойную зарплату, в городе многие ютятся по съёмным углам, работая продавцами да развозчиками грузов, зачастую на зарплату меньшую, чем на селе. Из дома требуют помощи деньгами и продуктовыми посылками. Почему?

Своего рода ответ напросился во время возвращения в Усть-Каменогорск. Мы поздним вечером, но ещё засветло, проезжали какое-то село. Удивительным было то, что на улицах совершенно не было людей. Ни пожилых, сидящих у домов на лавочках, ни детей, резвящихся на улице в тёплый летний вечер. Вообще никого! Пришла догадка – они или ещё не пришли с основной работы на полях и фермах, либо заняты по своим усадьбам, делами по личному подворью, где дела найдутся всегда и каждому. Они продолжают работать! В это время, благословенное для горожан, улицы городов наполняются праздной публикой – начинается вечерняя тусовка – встречи ради встречи, разговоры об одном и том же, визиты в кафе, бары и ночные клубы. Всё лишь бы убить время, заполнить скуку и внутреннюю пустоту. Возможно, такая жизнь прельщает сельскую молодёжь, воспитанную на телевизионных стандартах?

Конечно, возможности по закреплению молодёжи на селе у всех разные. У кого, где есть возможность строить новые дома для молодых специалистов, они высокие, а где население выживает за счёт подсобного хозяйства – от продажи сена, грибов и картошки, они призрачные.

Трудно обойтись без того, чтобы не сказать несколько слов о тех, кто обеспечивал областной комиссии её деловой маршрут. Это районные специалисты из местных акиматов – районных отделов внутренней политики, отделов занятости и социальных программ, райсобесов и т.д.

Можно говорить, что всех их объединяет патриотизм к своему району. Каждый, не ограничивался выполнением дежурной функции по теме, а пытался нарисовать целостную картину жизни своего района, с её достижениями и проблемами. Вот несколько личных портрета, характеризующих местных управленцев.

Татьяна Степанова – руководитель отдела внутренней политики Шемонаихинского района. За два часа общения с нею, мы узнали о районе практически всё – о средней урожайности с гектара каждой отдельной культуры, цены на продукцию, процент рождаемости в районе, личные характеристики поселковых акимов и прорабов строительных подрядчиков и т.д. Нет таких вопросов о жизни района, на которые она бы не смогла ответить в ту же секунду! Её информированность поражала! Невольно, пришло сравнение с бестолковостью одной дамы из госдепа США, по имени Джейн (про фамилию умолчим). Подумалось, что если бы все чиновники относились к своей работе с таким энтузиазмом и ответственностью, то любые кризисы были бы преодолимы.

Дамир Бергенев и Бауржан Баталов – молодые специалисты из отделов занятости и социальных программ, Бородулихинского и Бескарагайского районов, соответственно. Что в них подкупает? Прежде всего, их неравнодушие к проблемам своих районов, о которых они не стесняются говорить. Не испорченны они очковтирательством, говорят то, что есть без ретуши. Понравилась и их управленческая хватка. Видно по всему, что они управляют не из кабинетов, а в личных контактах по месту. Люди хорошо их знают и идут на взаимодействие.

Тот же, Дамир Бергенев, пользуясь случаем, просил через областные СМИ, обратить внимание на катастрофическую ситуацию с озером, что рядом с Бородулихой. Когда-то это озеро имело до восьми километров длины и в нём водились караси в промышленных масштабах. На его берегу действовал большой совхоз, разводивший домашнюю птицу многими тысячами. Однако, в последние двадцать лет озеро стало усыхать, размеры сократились до одного километра длины. Главное – озеро распространяет сильный запах сероводорода, который просто стал губить окружающую природу. Никакие ведомства – ни республиканские, ни областные, по настоящему не желают заняться этой проблемой, ссылаясь на различные причины. Люди из Бородулихи надеются, что кто-нибудь из высоких ведомств, наконец заинтересуется их невыносимым соседством с погибающим водоёмом.

В этой заметке, можно было бы осветить ещё не одну сторону районной жизни области, однако будем надеется, что следующие поездки, с целью ознакомления с объектами социальной адаптации, подарят всем нам новые впечатления и темы для обсуждения.

                                                                                Восточно-Казахстанский обком

                                                                                                             Сергей Михеев

Яндекс.Метрика