Home » Партийная жизнь, Центральный комитет КНПК » Экономические программы годятся только для их «распила»

Экономические программы годятся только для их «распила»

Воровать из бюджета стали еще чаще. Глава Агентства финансовой полиции Рашид ТУСУПБЕКОВ заявил, что число коррупционных преступлений в сфере реализации госпрограмм удвоилось. Но даже там, где нет чистой уголовщины, не происходит никаких улучшений.

 

Зоны свободных обещаний

 

Счетный комитет, проверив только часть госпрограмм, выявил серьезные нарушения при их исполнении. Например, по программе привлечения инвестиций в Казахстане создана целая куча специальных экономических зон (СЭЗ) со льготным налоговым и таможенным режимом. В них были заявлены проекты на гигантскую сумму – почти 3 триллиона тенге.

 

Между акимами ведется негласное соревнование – каждый стремится создать СЭЗ на своей территории и объявить там как можно больше будущих производств. Однако на деле реализованы проекты лишь на 153 миллиарда тенге, а 60% участников СЭЗ даже не приступали к работе. Вся инфраструктура в СЭЗ строится, фактически, за государственный счет.

 

По сути, создание специальных зон не оправдало возложенных на них ожиданий. Гонка за показателями привела к тому, что никто не работал над привлечением конкретных обоснованных производств. Весь пар, как говорится, ушел в свисток. При этом правительство постоянно объявляет об изменении схемы управления СЭЗ, о создании управляющих компаний по зарубежному образцу.

 

Программа модернизации ЖКХ, несмотря на бодрые отчеты чиновников, проваливается, как асфальт на отечественных дорогах. Население не желает делать отчисления на капремонт общедомового имущества. Что неудивительно – народ видит плачевные результаты термомодернизации и ремонта многоэтажек.

 

Правительство сейчас запустило программу жилищного строительства, выделяя огромные деньги на возведение так называемого доступного жилья. По идее, это должно стать спасательным кругом для отечественных производителей стройматериалов. Но хотя в стране пять лет действовала программа развития этой отрасли, казахстанские компании до сих пор не могут закрыть потребности даже внутреннего рынка. Около 30% стройматериалов приходится импортировать, а по многим позициям – и вовсе 90–100%.  Что означает рост цен и отток средств за рубеж.

 

Пробуксовывает и программа занятости. И дело даже не в освоении денег или количестве мероприятий, а в том, что эта программа не увязана с производственными издержками. Проще говоря, предприятия создаются в одних отраслях, а кадры готовятся… для других.

 

Программы отдельно, жизнь – отдельно

 

Знаменитая программа форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР) прославилась тем, что по ней строят промышленные объекты, причем продукция некоторых не нужна на рынке. В прошлом году почти четверть из всех построенных в 2010–2012 году объектов была далека от плановой мощности. Поэтому в экономике доля обрабатывающей промышленности не увеличилась, а, наоборот, снизилась.

 

В отдельных отраслях идет просто деградация. Например, в программе развития легкой промышленности провозглашались громкие цели. А на деле доля отечественных производителей упала в два раза. Занятость сократилась с 220 тысяч человек до 12 тысяч. По сути, отрасль медленно и верно «загибается», и непонятно, зачем исполнялась госпрограмма.

 

Самое примечательное, что госпрограммы не работают и в самых успешных казахстанских отраслях, которые кормят всю экономику. Например, нефтянка, хоть и приносит экспортные нефтедоллары, не решает другие задачи – обеспечение внутреннего рынка качественными и доступными нефтепродуктами, повышение казахстанского содержания в нефтедобывающих проектах.

 

В богатой газом стране по-прежнему не газифицированы ни северные, ни центральные регионы. Проект газопровода в Астану благополучно свернули. Казахстанские товары и услуги слабо закупаются нефтедобывающими компаниями. И дело даже не в том, что они не хотят размещать заказы в стране, а в том, что местным производителям нечего предложить. Например, из 50 позиций поставок для буровых работ в Казахстане делается только 5. По морским месторождениям мы вообще не имеем ни квалифицированных специалистов, ни собственного оборудования, поэтому зависимость от импорта здесь тотальная.

 

Между тем именно с морскими месторождениями связаны перспективы роста отечественной нефтянки, так что она целиком и полностью зависит от иностранцев. И хотя была принята госпрограмма, за последние годы ничего к лучшему не изменилось.

 

Таким образом, проверка Счетного комитета лишний раз подтвердила, что в Казахстане госпрограммы и развитие конкретных отраслей существуют в параллельных мирах. Метод управления отраслями через программы окончательно себя дискредитировал. Если он для чего и годится, так только для «распила» казенных средств.

 

Псевдогосударственный сектор

 

Бюджетные средства прокачиваются не только напрямую через статьи, которые администрируются госорганами, но и через различные компании – так называемый квазигосударственный сектор. Здесь прозрачности еще меньше, а нарушений еще больше. Так, Счетный комитет выявил, что Банк Развития Казахстана «из-за заключения в 2007 году валютных свопов с банками «MorganStanley» и «Calyuon» получил непокрытый убыток в размере 16 миллиардов тенге». По курсу того времени – это больше 100 миллионов долларов.

 

АО «Казына капитал менеджмент» потратило 275 миллионов тенге на создание совместных фондов прямых инвестиций в Гонконге и Таджикистане. Ни один из них так и не заработал, деньги ушли на ветер.

 

Особого внимания Счетного комитета заслужила госкомпания «СК-Фармация», которая ведет единый закуп лекарств для государства. «Рынок поставок лекарственных средств в ТОО «СК-Фармация» фактически монополизирован десятью крупнейшими компаниями, которые поставляют 80% от общей стоимости закупаемых медикаментов. При этом четверть объема лекарственных средств закупается за счет средств республиканского бюджета в ТОО «СТОФАРМ», которое одновременно оказывает ТОО «СК-Фармация» услуги по доставке и хранению лекарственных средств», – указано в отчете Счетного комитета.

 

По существу, к единому государственному поставщику пристроился еще и единый частный поставщик. Кстати, сама компания «СК-Фармация» берет наценку 10% от стоимости лекарств. За что, спрашивается, если препараты все равно поставляют другие посредники?

 

А монополизация рынка частных посредников ведет к еще большему удорожанию. Помимо завышения цен, происходят срывы сроков поставки. Например, почти на месяц задержали поставку препаратов для больных гепатитом. На 2,1 миллиарда тенге были закуплены лекарства, которые запрещены в других странах.

 

Фактов неэффективной работы госкомпаний великое множество. Назрел вопрос о том, как дальше управлять всей этой сферой. Недавно в правительстве был рассмотрен проект закона по вопросам «квазигосударственного сектора». Объявлено о введении принципа «желтых страниц». Он означает, что если какие-либо товары или услуги можно найти в телефонном справочнике, то их нужно закупать у частников, тогда как госкомпании в этой сфере не нужны. Соответственно, они должны быть приватизированы.

 

Не дожидаясь даже введения принципа «желтых страниц», правительство уже подготовило обширный перечень активов для приватизации. Уже в этом году в частные руки перейдет 278 гособъектов. Продолжится приватизация и в 2015-ом, и в 2016-ом годах.

 

В результате количество организаций республиканской собственности сократится на 28%, коммунальной собственности – на 38%, а количество компаний в национальных холдингах – на 36%.

 

Проблема лишь в том, что зачистка госкомпаний никак не связана с улучшением управления бюджетными деньгами. От того, что государство избавится от второстепенных убыточных компаний, ситуация в оставшихся «корпорациях-монстрах» автоматически не улучшится. Поэтому наводить порядок следует не снизу, а сверху, начиная с ведущих холдингов и нацкомпаний. Это сэкономит народу гораздо больше денег, чем приватизация сотен мелких организаций.

 

Сагит Оспанов

 

Источник газета “ТРИБУНА” № 26 от 02.07.2014

 

Яндекс.Метрика