Home » Аналитика, Выборы 2016 » Экономить нужно не на народе

Экономить нужно не на народе

С чем на самом деле связан нынешний экономический кризис, и как его преодолеть? Свое мнение высказал кандидат в депутаты мажилиса парламента от Коммунистической Народной партии Казахстана Виктор Смирнов.

– Цена на нефть начала потихоньку расти, тенге укрепляется. Может, худшее уже позади, и из кризиса мы выбираемся?


DSC01584– К сожалению, пока мы видим только текущие колебания, на основе которых нельзя делать далеко идущие выводы. Нефть все равно остается очень дешевой, проделывая «дыры» в нашем экспорте и бюджете. Даже если она продолжит карабкаться вверх, прежних высот достигнет очень нескоро. А вся наша модель роста была рассчитана на стодолларовый баррель. Любая ситуация, когда он ниже этой отметки, для нас становится кризисной.

Но главное, нужно понимать, что кризис не связан только с низкими ценами на сырье. Он уже ударил и по промышленному производству, и по финансам, и по потребительскому спросу. И эти последствия так быстро не сгладятся. Так, переход к свободно плавающему куру тенге вызывал мощный переток вкладов в иностранную валюту, подорвав доверие к тенге. Это же обернулось снижением реальных доходов населения, которое сворачивает потребление. В прошлом году, впервые за много лет, розничная торговля сократилась. Мы оказались в совершенно ином измерении цен и зарплат. Чтобы его изменить, повысить покупательную способность казахстанцев, потребуется очень много времени.

– Нынешняя антикризисная политика предусматривает привычный метод – «заливание» экономики деньгами. Оправданно ли увеличение расходов в то время, когда падают доходы?

– Наращивание госрасходов в период кризиса по принципу «клин клином вышибают» – идея, в сущности, правильная. Экономика в такое время и без того на голодном финансовом пайке, а если еще и государство ужмет расходы, то ей уже грозит обморок. Поэтому логично делать вливания, чтобы производственные процессы не остановились. Ведь когда наши предприятия на внутреннем рынке сбавляют обороты, их место тут же занимают зарубежные конкуренты. И отвоевать его потом будет чрезвычайно сложно.

Так что антикризисная стратегия – больше тратить – в целом выбрана правильно. Но для ее реализации принципиально важно, на что тратить и как. Когда трубы дырявые, с плохой изоляцией, до потребителей не доходит половина тепла. Точно так же и со стимулированием экономики. В нынешней системе, когда деньги идут через институты развития, коммерческие банки, до реальной экономики, особенно до небольших предприятий, доходит далеко не все. КПД низкий, как у паровоза.

Значительные средства тратятся не на создание новых объектов, а на перекредитование старых долгов. На мой взгляд, государственную помощь нужно направлять только на создание активов, которые принесут отдачу – инфраструктуру, производство, сельское хозяйство. Чтобы средства дошли до адресата, нужно менять систему распределения и контроля. Тут нужно опять вспомнить, что падение нефтяных цен – это лишь спусковой крючок кризиса. А его причины – в неспособности производить востребованный продукт, добавленную стоимость. И антикризисная политика должна быть нацелена на исправление этой ситуации.

– Но реформы у нас итак объявлены, взят курс на либерализацию экономики….

– Да, и определенную надежду вселяет тот факт, что власть верно выбрала стратегическое направление. Нужно разгрузить экономику от бюрократического пресса, дать глоток свежего воздуха производителям. Но все, как всегда, упирается в детали. Доступ к государственной поддержке получают те, у кого больше ресурсов и влияния. Условия для предпринимателей в каких-то моментах упрощаются, а в каких-то, наоборот, ухудшаются. Введение обязательных пенсионных взносов с работодателей и обязательных взносов на медицинское страхование – это, по сути, новые налоги.

У нас непомерные тарифы на услуги естественных монополистов. Тот же бензин, если сопоставлять его стоимость с покупательной способностью, обходится намного дороже. Другие страны сейчас пользуются возможностями, которые дает обвал цен на нефть, чтобы сделать рывок в промышленности. А мы это упустили. Дешевую нефть мы воспринимаем как кризис, хотя это на самом деле мог быть шанс для обрабатывающих отраслей. Что нам сейчас нужно в первую очередь – это программа по кардинальному снижению издержек в промышленном производстве и сельском хозяйстве. А иначе никакая приватизация не поможет повысить конкурентоспособность.

– «Народные коммунисты» всегда выступали за национализацию крупных предприятий в важнейших отраслях. Сейчас, напротив, проводится массовая приватизация, которая коснется даже стратегических объектов. Как Вы к этому относитесь?

– Нынешняя приватизация – это вынужденная мера. Она вызвана тем, что в квазигосударственном секторе так и не удалось наладить нормальное управление. Какие перестановки не делали в холдингах и нацкомпаниях, результаты лучше не стали. И поэтому государство решило, что проще отдать все частным собственникам, которые будут хотя бы заинтересованы в улучшении управления. Поэтому, если выбирать из двух зол меньшее, можно согласиться с приватизацией. Хотя, я считаю, государство тоже может быть хорошим собственником.

Но вопрос в другом. Приватизация должна развить в стране конкуренцию, дать свободу бизнесу. Это создаст рабочие места, увеличит доходы населения. Если так и будет, то я двумя руками «за». Но давайте понимать, что сама по себе смена формы собственности «автоматом» конкуренцию не рождает. Если мы продадим объект естественной монополии, например, железную дорогу, то она все равно монополистом останется. Такая же ситуация и в сервисных компаниях, которые завязаны на поставках товаров и услуг для монополистов и нацкомпаний. От того, что их продают частным собственникам, ничего не меняется. То есть сначала нужно решить вопрос с конкуренцией, а потом уже приватизировать. Иначе мы просто передаем в частные руки монопольные сферы «на кормление».

Думаю, что нужно искать другие формы приватизации. В частности, «народные предприятия», где совладельцами являются трудовые коллективы. Кооперативная форма собственности процветает в развитых рыночных странах, особенно в сельском хозяйстве. Там, где человек труда не оторван от результатов этого труда, возникает и экономическая эффективность, и социальная справедливость.

– Что же нужно делать, чтобы вернуть экономику к росту, восстановить уровень жизни народа?

– Требуется вкладывать в людей. Нужно делать упор на стимулировании потребительского спроса. Именно он может «вытащить» экономику и отечественное производство. Например, во время прошлого кризиса правительство Австралии выделило деньги пенсионерам, семьям с низким и средним доходом, а также тем, кто впервые приобретает жилье и тем, кто хочет получить другую профессию. Кризис – это время не сокращать социальные гарантии и оплату труда, а увеличивать. Антикризисные средства следует направлять на развитие социальных услуг, в которых у нас сейчас острый дефицит: дошкольное воспитание, уход за престарелыми, помощь инвалидам. Это создаст рабочие места, подстегнет развитие многих смежных отраслей.

– Где же взять на все это средства?

– У нас есть неиспользованный до сих пор огромный резервы экономии. Пусть наша нефть сейчас упала в цене, зато в расходах государства и квазигосударственного сектора таятся огромные «месторождения» избыточных затрат. Их можно сократить совершенно безболезненно для основной деятельности. В мире вокруг сокращения издержек выстроена целая индустрия, есть методики. Мы говорим об экономии, но на деле госрасходы только растут. Например, новое руководство нацкомпании «Астана ЭКСПО-2017» нашло способы, как сократить штат и расходы на полторы сотни миллиардов тенге. А если пройтись по остальным нацкомпаниям и холдингам? Если они сами найти у себя непроизводительные издержки не могут, то нужно поручить это независимым экспертным группам.

Кризис заставил население «затянуть пояса». Он же вынудил частный сектор снижать свою маржу, идти навстречу потребителю. Нужно, чтобы и государство пошло по направлению к интересам налогоплательщиков, всего общества.

 Автор: Сагит Оспанов

Яндекс.Метрика