Home » Аналитика » ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОГРЕСС

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОГРЕСС

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

 

Слово «глобализация» очень молодо, оно появилось в середине 90-х годов, когда либералам потребовался эвфемизм для неоколониальных устремлений господствующего класса Запада. Как эвфемизм оно используется и в настоящее время, несмотря на то, что это слово для прогрессивных сил стало жупелом. Им обозначаются многие негативные тенденции (вывоз производства из развитых стран в слаборазвитые, господство ТНК, распространение пошлой «массовой культуры»).

Антиглобалистские движения – и на Западе, и на Востоке – включают в себя самые разнородные элементы – от коммунистов до националистов, от монархистов до анархистов, от воинствующих атеистов до религиозных фундаменталистов. Объединяет их только отношение к глобализации. Но именно оно является в наше время кардинальным вопросом, таким, по отношению к которому можно судить, что это за сила и чьи интересы она представляет.

В конкретных странах этот основной вопрос современной политики принимает конкретную форму. В современном Казахстане, например, это – вступление в ВТО.  За это стоят силы, заинтересованные в более активном участии нашей страны в глобализации. На правах зависимой страны.

Дать верное определение современной глобализации можно только исходя из коммунистической теории. Согласно ей, глобализация в её современном виде – это накладывание капиталистических отношений на отношения между развитыми и слаборазвитыми странами. Это было на всём протяжении капиталистического развития. А глобализация в её современном виде – это распространение капиталистических противоречий с отношений между пролетариатом и буржуазией на отношения между развитыми и слаборазвитыми странами и внешнее сглаживание, за счёт этого, противоречий внутри развитых капиталистических государств.

 

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ

 

КОЛОНИАЛЬНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ КАПИТАЛИЗМА.

 

С самого возникновения капиталистических противоречий они накладывались на международные отношения. Ещё будучи передовым классом, буржуазия стремилась использовать в своих грабительских целях отсталость других стран. Так, когда в Западной Европе зарождались капиталистические отношения, в Центральной – возродилось крепостное право, причём в более варварской форме, чем то, что существовало в раннее средневековье. Потому что в Западной Европе увеличился спрос на хлеб, и восточноевропейские дворяне закрепостили крестьян, чтобы иметь возможность заставлять их работать на себя бесплатно. «Второе издание крепостничества» затормозило развитие Центральной Европы, но благодаря ему ускорился экономический рост Западной Европы.

Ещё тогда только что народившаяся буржуазия не только использовала отсталость других стран в своих целях, но и вызывала эту отсталость искусственно. Прогресс Западной Европы в период становления капиталистических отношений осуществлялся также за счёт регресса Африки. На западе Африки к тому времени сложилось несколько раннефеодальных государств, отставших от Европы всего на 4-5 столетий. Работорговля, которую вели западноевропейские купцы, отбросила эти государства обратно к рабовладельческому строю, надолго затормозив развитие Африки.

 

КОЛОНИАЛЬНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД КАПИТАЛИЗМА СВОБОДНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

 

С развитием капитализма развивалась и колониальная система. Если на стадии зарождения капитализма метрополии довольствовались вывозом из колоний золота и работорговлей, то теперь грабёж колоний приобрёл более сложные, утончённые формы. Не брезговали европейские государства и старыми методами ограбления, особенно в периоды подавления восстаний, сопровождавшегося прямыми грабежами со стороны европейцев. Так, работорговля официально была запрещена только в 1815 году, но фактически – только в 1841, когда европейские государства договорились о мерах по борьбе против работорговли. Население колоний облагалось налогами выше, чем население метрополий. Методы взимания налогов в колониях были чисто феодальными – тоже разновидность внеэкономической эксплуатации.

Но лицо капиталистической эксплуатации колоний определялось уже другими, чисто экономическими методами. Из колоний в метрополии вывозилось сырьё, в колонии ввозились товары. Цены и на то, и на другое диктовали метрополии.

 Бросается в глаза тот факт, что там, где население колоний жило родовым строем – метрополии стремились к его истреблению и замещению белыми поселенцами. Примером могут служить поведение Англии в североамериканских колониях, Австралии и Новой Зеландии, Франции на принадлежавших ей канадских землях (до 1767 года вся Канада принадлежала Франции), Голландии в Южной Африке. В то же время там, где сложились феодальные или рабовладельческие государства (Индия, Юго-Восточная Азия, Арабский Восток, Западная Африка) – такого стремления не наблюдалось. Потому что там, где население жило первобытнообщинным строем, некому было приобретать европейские товары; там же, где сложились господствующие классы – покупатели у европейских товаров находились. Есть все основания полагать, что именно колониальная торговля вдохновила Мальтуса, создателя антинаучной теории о народонаселении, на создание не более научной экономической теории. Согласно ей, следует максимально ужимать производство товаров массового потребления и увеличивать производство предметов роскоши.

   Колониальная торговля резко тормозила развитие колоний. Особенно пагубной она была для тех стран, в которых до завоевания было развито мануфактурное производство. Оно не могло выдержать конкуренцию с фабричным производством метрополий, и мануфактуры разорялись. Там же, где до завоевания преобладало натуральное хозяйство, внешне развитие торговли выглядело прогрессивным явлением. Но торговля велась исключительно в интересах метрополий, развитие колоний было сырьевым, однобоким. О том, чтобы самостоятельно выбрать рынок сбыта, в колониях никто и помыслить не смел. Определённые компании приобретали те или иные участки в колониях и имели право запрещать там сбыт любой продукции, кроме своей.

 

КОЛОНИАЛЬНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИЗМА

 

Такого рода торговля послужила катализатором монополизации в самих метрополиях. Монополистами становились те компании, которые преуспевали в колониях. А поскольку колонии были владением государств, преимущество в колониальной торговле имели компании, так или иначе связанные с властью. Так зарождался государственно-монополистический капитализм.

                С ускорением в развитии технологий в метрополиях появилось новое явление. Если раньше потомственные рабочие ценились дороже, потому что они какую-то часть знаний получали в своих семьях, то теперь те знания быстро устаревали. Ценными становились те рабочие, которые могли быстро переучиться, а потомственный он рабочий или нет – роли уже не играло. Вместе с тем оказалось, что жители колоний ничуть  не менее обучаемы, чем жители метрополий, к тому же им и платить можно меньше. А тут ещё и затратность перевоза сырья стала видна. Капиталисты в массовом порядке стали размещать производство в колониях. Вывоз товаров дополнился вывозом капиталов.

 Вывоз капиталов осуществлялся и в домонополистическую эпоху, но он был не массовым, эпизодичным. Теперь же все крупные компании строили свои предприятия на территории колоний. Платить местным рабочим можно было меньше.

Такая практика требовала особой теории для оправдания. Теории, использовавшиеся для обеления истребления индейцев, австралийцев и бушменов, к 20 веку уже устарели. Фашизм как лжеучение о существовании «полноценных» и «неполноценных» народов появился впервые в начале 20 века в Англии. Этот факт малоизвестен – может быть, потому, что в Англии фашизм не доходил до крайностей, а может быть, и потому, что Мосли, теоретик английского фашизма, не относил к «неполноценным» евреев.

К началу 20 века мир был уже поделён между империалистическими державами. Но, по словам В. И. Ленина, «Германия пришла к столу яств, когда все места были уже заняты». Кроме того, «старым» империалистическим державам тоже надо было расширяться. Потому что капитализм уже тогда исчерпал ресурсы для развития «вглубь» и мог развиваться лишь «вширь».

Но первым начал развитие «вширь» российский капитализм, потому что российская колониальная система способствовала такому развитию, как никакая другая. Хотя возможности для развития «вглубь» у российского империализма были. Но капитал идёт не туда, где больше прибыль, а туда, где легче эту прибыль получить. Может быть, поэтому в России сложилась ситуация, когда была, по словам В. И.  Ленина, «самая отсталая деревня – самый передовой промышленный и финансовый капитал».

Великая Октябрьская социалистическая революция была не только социалистической, но и национально-освободительной. Не только для национальных окраин, но и для собственно России. Потому что, если бы не она, Россия обязательно была бы разделена на колонии или на сферы влияния, по примеру Китая. Ведь колоний Германии, Турции и Австрии странам – членам Антанты было мало для расширения. За организацией интервенции и гражданской войны стояло именно желание стран – членов Антанты заполучить Россию. В то, что Россия может стать пролетарским государством, никто из капиталистов не верил. Буржуазия органически неспособна воспринять пролетариат как самостоятельную политическую силу.

Следующий период в развитии глобализации отмечен идеологическим противостоянием капитализма и социализма. Усиление классовой борьбы в капиталистических странах, вызванное существованием пролетарского государства, существенно напрягло буржуазию. То же самое можно сказать и о национально-освободительном движении. В ответ на это буржуазия прибегла к фашизму. Первый режим подобного типа был установлен в Венгрии, в 1920 году, после падения Венгерской коммуны. Следующей была Италия (в 1922 году) и Болгария (в 1923). Во всех этих странах фашистская диктатура была реакцией буржуазии на усиление рабочего движения.

В годы стабилизации капитализма (1924-1929) он пробовал развиваться «вглубь».  Это получалось только в экономическом смысле. Социально развиваться «вглубь» капитализм уже не мог. На фоне существования пролетарского государства это особо бросалось в глаза.

Всеобщий кризис, начавшийся в 1929 году, так или иначе затронул все капиталистические страны. Особенно сильно затронул он Германию и США. И в той, и в другой стране начала зреть революционная ситуация. Буржуазия и в той, и в другой стране приняла меры, чтобы не допустить революции. Но меры эти были разными, потому что США были в числе стран-победительниц в первой мировой войне. У них был «задний двор» как плацдарм для расширения, развития капитализма вширь». У Германии же ничего подобного не было. Поэтому в США сохранилась буржуазная демократия, а Германия встала на путь фашизма.

После победы Советского Союза в Великой Отечественной войне поле деятельности капитала сузилось. От него отпала вся Восточная Европа и Китай. А в последующие годы подъём национально-освободительного движения в колониях и зависимых странах привёл к образованию на колониальных землях независимых государств, многие из которых пошли по некапиталистическому пути. К 80-м годам формально освободились все колонии. Но фактическое освобождение произошло только с теми из бывших колоний, которые встали на некапиталистический путь развития. СССР экономически помогал освободившимся странам, причём капиталистической ориентации (Индии, Нигерии, Ираку) так же, как и социалистической (Бирме, Эфиопии, Анголе). Это говорит о том, что помощь оказывалась отнюдь не из идеологических соображений.

Теперь многие антисоветчики в своей пропаганде делают упор на помощь СССР отсталым странам. Понятно, почему. Ведь скрыть то, что буржуа теперь перекачивают деньги в западные банки, то есть работают на западную экономику, невозможно. Вот они и пытаются представить всё так, будто в советское время было ещё хуже.

Кроме того, многие современные хозяева жизни имеют корни в советском чиновничестве. Некоторые из них сами были чиновниками, запускавшими лапы в казну и бравшими взятки, некоторые – их потомки, наследники. Ни тем, ни другим невыгодно, чтобы говорили о том, что они живут на ворованные деньги. Вот они и переводят стрелки на помощь отсталым странам, будто-бы разорившую СССР.

Факты помощи отсталым странам властью от народа не скрывались. Об этом писали все советские газеты, говорило радио, показывали телеканалы. Факты военной помощи – да, скрывались. Правильно это было или нет – вопрос спорный. А вот об экономической помощи развивающимся странам советский народ был оповещён очень хорошо.

На самом деле, Советский Союз имел свою выгоду. С помощью СССР отсталые страны преодолевали свою отсталость и становились приемлемыми экономическими и военными партнёрами СССР. Это для капиталистической экономики хорошо, когда партнёр слаб, а для социалистической это неприемлемо.

 

КОЛОНИАЛЬНАЯ СИСТЕМА И СОВРЕМЕННЫЙ ГЛОБАЛИЗМ.

 

В 70-х годах из-за краха колониальной системы капитализм вплотную приблизился к окончательному и бесповоротному краху. В США стала назревать революционная ситуация. Но в 1973 году американская власть изыскала ещё один резерв для удержания на плаву капитализма. Но этот резерв одновременно выявил всю гнилость и никчёмность современного капитализма. Речь идёт о финансовом пузыре, наполненном пустыми долларами.

Когда в 1973 году США отказались от золотого обеспечения доллара, мало кто понимал, к чему это может привести. В советской печати об этом не писали (Впрочем, может быть, и намеренно – к власти тогда уже пришли те, кто планировал развалить строй и втереться в мировую элиту, и правда была им не нужна). Но именно с этого шага начался современный этап в развитии капитализма.

С середины 70-х годов до начала 90-х развитие капитализма шло за счёт внутренних ресурсов. Не каждой страны в отдельности, а всего капиталистического мира в целом, в который входили и развитые, и развивающиеся страны капиталистической ориентации.

Ценность той или иной валюты определяется, конечно же, не золотом, а производством товаров и услуг, реально нужных населению. Если падает производство – то любые деньги упадут в цене, хоть золотые, хоть платиновые. Но, поскольку бумажные деньги напечатать легче, чем добыть драгоценные металлы, искусственно обесценивать деньги с золотым обеспечением труднее, чем деньги без него.

Доллар должен был рухнуть сразу после лишения его золотого содержания. Но он, мало того что удержался – ещё и стал маленьким, незаметным насосчиком, с помощью которого перекачивалось в США и Западную Европу то, что производилось в развивающихся странах с более обеспеченной валютой.

Таким образом, стала выстраиваться долларовая пирамида. Как и для всякой пирамиды, для неё требуются новые вкладчики. Для этого США требовали от своих вассалов размещать у себя доллары. Взамен они получали от них местную валюту, более обеспеченную реальным производством. Но это значило, что продукция того производства переправлялась в США, а из них – частично – перераспределялась в Западную Европу.

Становились всё изощрённее и старые методы эксплуатации. Отдельные кланы туземной буржуазии привлекались к сотрудничеству с разместителями капиталов. Их представители кооптировались в западную элиту и размещали деньги в западных банках.

А тресты, синдикаты, картели и прочие монополии разрастались, обзаводились «дочками» в других странах (не только развивающихся) и переходили государственные границы. Так образовывались транснациональные корпорации (ТНК). Естественно, были они во всём сильнее обычных монополий. ТНК могли сформировать не только правительства отдельных стран, но и теневое мировое правительство (о нём ещё речь впереди).

В начале 90-х настоящим подарком капиталистическому миру стало присоединение к нему социалистических стран (за исключением Кубы, КНДР, Вьетнама и Белоруссии). В бывшие социалистические страны хлынул иностранный капитал.

Но вот выяснилось, что социалистическое производство слишком велико, чтобы его могла освоить капиталистическая система. Тогда многие производства были свёрнуты. Естественно, в ход пошли мифы о «неэффективности» социалистической экономики. Но и они не могли скрыть поражения капитализма.

Но вот капитализм, способный развиваться лишь «вширь», упёрся в неразрешимую проблему. Места на Земле стало не хватать. Теперь уже объединённая Европа и США стали искать социальный ресурс друг у друга. Между ними неизбежен конфликт. Не за передел сфер грабежа, а за то, кому быть грабителем, а кому – ограбленным. Начнётся он, судя по всему, с гражданской войны между проевропейским и проамериканским кланами. Вероятнее всего – в какой-либо из восточноевропейских или латиноамериканских.

Левые партии не должны быть в этом конфликте на чьей-либо стороне. Это будет конфликт, несправедливый для обеих сторон.

Но любому военному конфликту предшествует экономический кризис. А экономический кризис несёт с собой и революционную ситуацию. Сложится она, скорее всего, в трёх странах: Англии, России и  какой-либо из стран Юго-Восточной Азии. Англия и географически, и цивилизационно находится между двумя монстрами, готовыми пойти войной друг на друга. В России имеется сильная коммунистическая партия с гибкой структурой – РОТ Фронт, да и пример Белоруссии что-нибудь да значит. Юго-Восточная Азия и географически, и цивилизационно равноудалена от Европы и США, значит, кланы, ориентированные на Европу, там должны быть равносильны кланам, ориентированным на США, да и пролетариат там сильный.

Теоретически перерастания конфликта в откровенную войну можно будет избежать, если революция произойдёт во всех этих странах. В противном случае война неизбежна. И вопрос можно будет ставить только о её локализации.

 

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ

 

С развитием капитализма развивалась и капиталистическая эксплуатация зависимых стран. В наше время наряду с классическими её формами действуют и новые.

Эксплуатация сырьевая. Развитые капиталистические страны покупают за бесценок у развивающихся не само сырьё и энергоресурсы, а право на их разработки. Для этого капиталисты из развитых стран  не просто подкупают чиновников в странах слаборазвитых – они приводят к власти те или иные чиновничьи кланы. Именно это стояло за «бурьяновыми переворотами» в Грузии, Украине, Киргизии, «арабской весной».

В развитых странах бонапартизм (когда чиновники вырываются из-под контроля буржуазии) – явление редкое, даже исключительное. В странах зависимого капитализма такое явление – сплошь и рядом. Это объясняется тем, что в зависимых странах ТНК, в основе которых лежат западные капиталы, легче действовать  через чиновников, чем через буржуазию (хоть и компрадорскую.

Бонапартизм сам по себе тормозит развитие экономики.  А если они к тому же работают на внешнюю силу, то они совсем не заинтересованы в развитии своей страны. Что мы и имеем несчастье наблюдать ежедневно.

Эксплуатация потребительская. Когда-то она тесно переплеталась с сырьевой эксплуатацией. Из колоний вывозилось сырьё, перерабатывалось в метрополиях и в колонии ввозились готовые товары. «Свои» пролетарии эксплуатировались как производители, а население колоний – как потребители. Это задерживало экономическое развитие колоний и ускоряло развитие метрополий.

Теперь же потребительская эксплуатация тесно переплетается с эксплуатацией трудовой. Некоторые (особо трудоёмкие) производства переносятся в слаборазвитые страны. Эксплуатировать там рабочую силу можно нещадно. Прибыль западные капиталисты перечисляют в свои страны (за исключением небольших налогов). Там она перераспределяется через большие налоги. И теперь граждан развитых стран западная буржуазия эксплуатирует как потребителей, а граждан стран слаборазвитых – как производителей. Это уродует развитие слаборазвитых стран и замедляет развитие развитых.

В буржуазной антропологии человек рассматривается как придаток собственности. Поэтому для современной буржуазии настоящее гражданство – там, где она хранит деньги. Да, формально Ким может быть гражданином Казахстана, Абрамович – России, а Миттал – Индии. Но фактическое их гражданство – там, где они хранят деньги. Не надо только понимать примитивно – не Швейцарии или там Англии, а объединённой Европы или США (до недавнего времени – объединённого Запада).

Деньги, которые находятся в западных банках, не лежат там мёртвым грузом. Они работают на западную экономику. Здесь мы подошли ещё к одному виду эксплуатации – финансовой. В западные банки вывозится награбленный (разными путями) в слаборазвитых капитал. Он прокручивается на связанных с банками предприятиях. С них отчисляются налоги, за счёт которых живёт бюджет.

Второй вид финансовой эксплуатации – государственное ростовщичество. Развитые страны дают слаборазвитым в долг определённую сумму, с которой начисляются проценты. Естественно, кредиторы совсем не заинтересованы в том, чтобы должники с ними расплатились. Они стремятся к тому, чтобы должники всегда оставались должниками. И выплачивали проценты по долгам.

Ограбленные в колониальный период, зависимые страны ещё остались должны своим грабителям. Абсурдность  этого больше всего видна в бывших социалистических странах, тоже стремительно набирающих долги. Потому что бывшие социалистические страны пострадали от экономической агрессии Запада. А ведь по репарациям тоже надо платить! Так что, на поверку – Запад задолжал и бывшим социалистическим странам, и развивающимся, больше, чем они Западу по займам и кредитам.

Эксплуатация технологическая. В результате постоянного ограбления развивающиеся страны отстали в технологическом развитии. В рамках капитализма почти все из них отстали безнадёжно. Они вынуждены покупать у развитых (за их счёт) государств лицензии на производство чего-либо. А если в какой-либо слаборазвитой стране изобретается что-либо, изобретатель вынужден (бюрократическими проволочками и невостребованностью на родине) приобретать патенты развитых государств. Таким образом, изобретение оказывается как бы «прописано» в развитых странах. И страна, которая вырастила изобретателя, вынуждена покупать его изобретения у бывших метрополий.

Этот вид эксплуатации тесно связан ещё с одним видом – эксплуатацией кадровой. В обиходе её называют «утечка мозгов». На первый взгляд, всё просто: в слаборазвитых странах научной и творческой интеллигенции платят мало, и она стремится уезжать на Запад, в страны, где ей платить будут много. Но почему-то в годы послевоенной разрухи (после гражданской и Великой Отечественной войн) научная и творческая интеллигенция жила ещё хуже, а уезжать (в большинстве своём) никуда не хотела. Значит, дело не столько в малой плате, сколько в невостребованности государства в людях, к которой интеллигенция очень чутка.

Новые технологии породили новые виды эксплуатации. Атомная энергетика (последний вид энергетики, который способен усвоить капитализм) поставила развитые страны перед проблемой захоронения ядерных отходов. У себя они отходы хоронить не хотят – это опасно. Отправлять на Луну или на Марс – дорого. Дешевле захоронить  в зависимых странах, что они и делают (зачастую с грубыми нарушениями техники безопасности и экологических норм).

Развитие медицинских технологий сделало возможным ещё один вид эксплуатации. Он, по сути, возрождает самый первый её вид – каннибализм, когда эксплуатации подвергалось само человеческое тело, только на более высоком техническом уровне. Из слаборазвитых стран в развитые вывозятся люди на донорские органы. Особенно велик спрос на детские органы. Под видом «усыновления» в западные страны вывозятся дети. Очень часто этот вид эксплуатации осуществляется с помощью откровенных уголовников.

 

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОТИВОРЕЧИЯ КАПИТАЛИЗМА

 

Основное противоречие капитализма – между общественным характером производства и частной формой присвоения. Все социально-классовые противоречия – и антагонистические, и неантагонистические – берут начало в нём. Противоречие между буржуазией и пролетариатом исходит из того, что буржуазия стремится (и будет стремиться) к личной прибыли за счёт экономии на пролетариях. На их зарплате, охране труда, организации досуга. На себе самой буржуазии экономить нет смысла, потому что пролетариев много, а буржуазии мало. В результате капиталистический мир регулярно сотрясают кризисы. Источник их – в том, что каждый буржуа стремится произвести побольше, да сбыть подороже, да на зарплату потратить поменьше. Противоречие между крупной и мелкой буржуазией состоит в том, что крупные буржуа стремятся к разорению мелких, причём не столько как конкурентов, сколько как потенциальных безработных. А мелкая буржуазия заинтересована в остановившемся в развитии капитализме, при котором она не будет разоряться и производство не будет иметь массовый характер. Противоречие между мелкой буржуазией и пролетариатом состоит в том, что пролетариат заинтересован в завоевании власти в стране, чтобы конфисковать предприятия у буржуазии и заставить их работать интересах пролетариата, а мелкая буржуазия – в том, чтобы производство не развивалось – в этом случае она не будет разоряться.

Выход капитализма за рамки национальных государств не отменил ни основного противоречия капитализма, ни происходящих из него классовых противоречий. Он только расширил их, распространил на противоречия между народами колоний и метрополий, а позже – между развитыми и развивающимися странами. К ним добавились ещё новые противоречия в самих развитых странах.

С каждым годом в развитых странах сокращается промышленность, уменьшается количество фабрично-заводских рабочих, за счёт вывоза капитала. Вместе с тем, в западных странах, с обретением их колониями формальной независимости, широко распространился наём гастарбайтеров – рабочих, приехавших из слаборазвитых стран.

Вообще-то, такое явление, как наём гастарбайтеров, имеет место и в слаборазвитых странах, и в том числе – в Казахстане и в России. Но у нас это связано не с тем, что гастарбайтеры менее прихотливы. Тратят-то они заработок не у нас, а на родине. А цены там ниже. А те гастарбайтеры, которые работают в западных странах, действительно более неприхотливы, чем коренные европейцы или американцы. Время от времени возникающие приступы социальной напряжённости европейские и американские капиталисты научились гасить, отводя гнев своих рабочих от себя на рабочих-иммигрантов.

Концентрация капитала продолжает расти. Децильный коэффициент (соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных) в масштабах всей мировой капиталистической системы увеличивается. Но, если в развитых странах децильный коэффициент низок, то в зависимых странах он достаточно высок. Чем более подчинена та или иная страна мировой капиталистической системе, чем слабее она развита – тем больше в ней социальное и имущественное расслоение.

Вместе с концентрацией капитала усиливается концентрация власти. Из книги Колимана «Комитет 300» мы знаем, что организовано теневое мировое правительство. Через легальные свои организации – МВФ, НАТО, ВТО – оно диктует свои правила всему капиталистическому миру – и центру, и окраинам. Здесь с невиданной ранее силой проявляется противоречие между центростремительными силами – монополизацией и центробежными – конкуренцией, анархией производства.

Ещё одно противоречие капитализма – между потребностью капитализма в свободных рабочих руках и неумением этого строя организовать всех. На практике оно порождает безработицу. Но если на Западе это противоречие сглажено (за счёт пособий, которые выплачивают, как известно, за счёт ограбления других стран), то в слаборазвитых странах оно разражается иногда настоящими гуманитарными катастрофами.

Из той же книги Колимана мы знаем, что Комитет 300 поставил цель уменьшить население Земли и держать его на этом уровне до тех пор, пока не появятся новые источники энергии. Со стороны это выглядит даже благородно – как забота о будущем Земли. Только вот об одном умолчал Колиман: такие источники уже есть. Но капитализм  их усвоить не может. Как и людские ресурсы.

Например, токамак, в котором энергия получается не в результате расщепления  атомного ядра урана, а в результате синтеза двух ядер дейтерия – изотопа водорода, который в неограниченном количестве можно получать из воды. Конечным продуктом деятельности токамака является гелий – абсолютно безопасный инертный газ, недостаток которого мешает перевести большую часть авиации на дирижабли. Но именно из-за доступности сырья и абсолютной экологической безопасности в современный капитализм он вписаться не может. Капитализм хорошо приспособился к тому, что ресурсы распределены неравномерно. А если энергоресурсы будут распределены равномерно – сузится возможность для западных капиталистов (а мы знаем, что западным капиталистом может быть и гражданин развивающегося государства) эксплуатировать слаборазвитые страны.

Программа «Токамак» впервые была разработана, в основном, в СССР. Были и другие проекты. Так, солнечные батареи впервые стали использовать на космических кораблях. Естественно, они были советского производства. На Земле такие батареи были не очень производительны, потому что не все солнечные лучи могут пройти через атмосферу. А в космосе они давали (и дают) энергию, на которой и работали космические корабли. Был тогда такой (вполне осуществимый)  проект – устроить на космических станциях зарядку солнечных батарей и доставлять эти батареи на Землю. Одна из первых солнечных электростанций (несовершенная, котельного типа), была построена в 1985 году в Крыму.

Есть что-то символическое и в том, что в военных целях атомную энергию впервые применили США, а в мирных – СССР. Первая атомная электростанция была построена в 1954 году в Обнинске.

Таким образом, ТМП спасает не Землю от перенаселения, а запутавшийся в своих противоречиях капитализм.

Капиталистические противоречия в развитых капиталистических странах сглажены за счёт их обострения в слаборазвитых. Неправильно считать, что на Западе – капитализм с человеческим лицом, а на Востоке – капитализм с волчьей мордой. Если на Востоке – капитализм с волчьей мордой, то на Западе – капитализм с головкой волчьей глисты.

 

Алеся Ясногорцева.

 

Член Актюбинского горкома КНПК.

 

05.02.2014 г.

 

Яндекс.Метрика