Home » "Коммунист Казахстана" » «Грязная» земля

«Грязная» земля

У всякого безумия есть своя логика

Вильям Шекспир

Не так давно общественность страны обсуждала повышение земельного налога, который якобы должен сподвигнуть фермеров на освоение  неиспользуемой земли. Судя по всему, земли в стране, в общем-то, хватает. Тогда как понять желание вернуть в зону хозяйствования земли семипалатинского полигона?  18 тысяч километров урановой земли. Можно ли на ней выращивать овощи и пасти коров? Есть ли в этом необходимость?

Двадцать один год прошел со времени закрытия ядерного полигона в Казахстане. Это было большое событие – отказ от испытаний в противовес ядерной угрозе. Что изменилось на той земле за прошедшее время? Нет взрывов, нет военных. Мертвая оплавленная земля, излучающая 10-20 тысяч микрорентген в час, мертвые атомные озера, урановые штольни и люди…Семипалатинский полигон – остается единственным полигоном в мире, на территории которого по-прежнему живут люди. Живут натуральным хозяйством, разводят скот, выращивают овощи. На территории полигона десятки штолен. В поисках металлолома люди заходят на самые опасные площадки, выкапывают кабель, собирают радиоактивный лом. Лет пятнадцать назад вся степь была усеяна останками ракет и снарядов. Сейчас все чисто, местные металлоискатели подобрали тысячи тонн военного железа. Но и это еще не все. Руководство Национального ядерного центра приступило к исследованиям возможности вернуть 95% земли полигона в хозяйственные нужды. На экспериментальных грядках выращивают помидоры, пшеницу, бахчевые. Подопытную корову и двух овец кормят травой, скошенной на зараженной земле. Специалисты утверждают, что на полигоне скоро будут пастись буренки и расти картофель. Но экологи не разделяют этих радужных проектов. Активность радиационного излучения плутония равномерно снижается наполовину каждые 24 тысячи лет. Через миллион лет радиационный фон ядерной земли Семипалатинского полигона сравняется с природным. Сейчас земельный ландшафт полигона разделяют на зоны: «красные» – наиболее опасные и не пригодные для использования, «розовые» – несут не меньшую опасность, «зеленые» – пригодны для хозяйственных целей. Три тысячи квадратов, по словам экспертов, должны быть навсегда выключены из землепользования. Остальной землей можно будет пользоваться. Возникает вопрос: неужели Семипалатинский полигон единственный клочок земли в Казахстане, чтобы был смысл его возделывать? Как отразится выращенная на ядерной земле продукция на здоровье людей? Мало того, что консерванты, эмульгаторы, геномодифицированная пища ежедневно поступает на наши столы, подрывая иммунитет, так еще и продукты, зараженные радионуклидами, могут появиться в продаже. Странная логика: сотни гектар хорошей земли некому возделывать, а опасная земля может представлять интерес. Территория полигона во всю  излучает радиацию, и передача ее под сельскохозяйственные угодья может грозить новой катастрофой. Да к тому же для того, рекультивация зараженной  земли обойдется в миллиарды. Японцы прошли этот путь после ядерных взрывов в Хиросиме и Нагасаки. Но у них не было выбора, свободной земли в Стране Восходящего Солнца не пяди. А вот Казахстан вполне может прожить и без использования полигона. Не знаю, появится ли у казахстанцев желание есть помидоры, выращенные на урановой земле, готовить мясо или пить молоко коров, пасущихся на просторах пусть даже и «зеленой» зоны полигона. Почему, вкладывая огромные деньги в мертвую землю, нельзя вложить их в землю живую? Помочь фермерам с техникой, кормами, семенами, ГСМ и снижением налогов? Это было бы не только рентабельнее и прибыльнее, но и безопаснее. Все же речь идет о здоровье и жизни граждан страны.

Ирина Самойлова

 

Яндекс.Метрика