Home » Аналитика » ИНДИКАТОР ДОВЕРИЯ

ИНДИКАТОР ДОВЕРИЯ

Наша власть твёрдо, окончательно и бесповоротно решила поставить борьбу с коррупцией на рыночные рельсы. Как сказала пресс-секретарь финансовой полиции Махаббат Дармышева, в прошлом году за сообщения о фактах коррупции 7 человек получили деньги на общую сумму 744,3 тысячи тенге, а с начала нынешнего года 4 актюбинцам выплатили деньги на общую сумму 444,5 тысячи тенге. В частности, по административным делам о коррупционных правонарушениях единовременное денежное поощрение составляет 30 МРП, по уголовным делам о коррупционных преступлениях небольшой тяжести – 40 МРП, средней тяжести – 50 МРП, по тяжким коррупционным преступлениям – 70 МРП, по особо тяжким – 100 МРП. Так, в 2013 году, по сообщению гражданина М., компетентные органы задержали ведущего и главного специалистов департаментов госсанэпиднадзора Кондигалиева и Кырымкереева, потребовавших взятку за выдачу положительного заключения на склад для товаров народного потребления и продуктов питания. Госслужащие были осуждены на 5 лет ограничения свободы, сообщивший о них гражданин получил 50 МРП из республиканского бюджета (92 600 тг).

 

В самом по себе доносительстве на коррупционеров нет ничего плохого. Пусть морщат нос от этого разные либералы – нам не к лицу. Донос о политическом высказывании – это одно. Донос об уголовном преступлении, да ещё общественно опасном – это совсем другое. Но вот то, что за донос дают деньги, делает картину несколько иной.

 

Есть два вида активной реакции граждан на какое-либо преступление – сообщение в правоохранительные органы и самосуд. Какой из них выбирают граждане – зависит от степени их доверия государству. Доверяет народ государству – о преступлениях (в том числе коррупционных) доносится в правоохранительные органы, а самосуд осуждают. Не доверяет – слово «доносчик» становится ругательным, а самосуд одобряют. Получается, что наша власть сама расписывается в бессилии завоевать доверие народа. Ведь если бы граждане доверяли власти – они бы и без вознаграждения сообщали о фактах коррупции.

 

Правда, настоящий гражданин, если он власти не доверяет, и за деньги не сообщит. Здесь мы подошли к другой стороне проблемы.

 

Специфика коррупционных преступлений заключается в том, что их общественная опасность скрыта от обывателей (не от граждан!). Обыватели думают: подумаешь, взятку взял, бесплатно ничего не бывает. И не сообщают об узнанных коррупционных преступлениях. А если за сообщение о фактах коррупции положено денежное вознаграждение – они (большей частью) сообщать будут. Таким образом, денежное вознаграждение за сообщения о преступлениях выдаёт полное идейное банкротство государства. Власть сама признаёт, что опирается не на граждан, которым не всё равно, какая в государстве идеология. Она опирается на обывателей, которым это всё равно. Ненадёжная опора, что и говорить! Но что поделаешь, на безрыбье и рак – рыба. Не хотят граждане поддерживать – приходится на обывателей опираться.

 

Алеся Ясногорцева.

 

Член Актюбинского обкома КНПК

 

11 июля 2014г.

 

Яндекс.Метрика