Home » Восточно-Казахстанский обком, Партийная жизнь » Как дожить до пенсии?

Как дожить до пенсии?

Восточно-Казахстанский областной комитет Коммунистической народной партии Казахстана провёл общественную дискуссию на тему: «Работа для людей предпенсионного возраста».

В свете принятого закона о пенсионном обеспечении, предусматривающего унификацию пенсионного возраста для женщин, у многих возникает вопрос: как будет происходить трудоустройство этих женщин?

Правительство подготовило для ответа на этот вопрос комплексный план содействия занятости лиц старше 50 лет, утвердив его под названием, «Инициатива 50+»

На бумаге программа предоставляет возможности для трудоустройства, профессиональной подготовки и переподготовки всем пожилым людям. Также, в дополнение к этой программе разрабатывается закон «О социальных рабочих местах», стимулирующий приём на работу лиц пожилого возраста. К этим мерам можно отнести и законодательный запрет на учёт пола и возраста соискателей работы. В программе по созданию закона «О социальных рабочих местах» сказано, что НПО, для стимуляции трудоустройства лиц старше 50 лет будут давать государственные социальные заказы.

Правительство, в лице министерства труда и социальной защиты, полагает, что программа «Дорожная карта занятости – 2020», которая должна создать более 500 тысяч новых рабочих мест за счёт развития дистанционной работы, открытия социальных рабочих мест и развития надомного труда в личных подсобных хозяйствах во многом сможет решить проблему трудоустройства пожилых людей.

 Участники общественной дискуссии, попытались выявить исходя из практического опыта, возможности трудоустройства пожилых людей и выработать свои предложения по трудоустройству женщин предпенсионного возраста, для передачи в Правительство и Мажилис Парламента РК.

К сожалению, на разговор по этой очень злободневной теме, не пришёл ни один чиновник из отдела защиты и социальной поддержки, ни из центра занятости населения. Видимо посчитали не нужным делится сведениями с общественностью. Такой подход к очень важному социальному вопросу можно трактовать или крайней степенью снобизма у слуг народа, или тем, что нечего сказать утешительного для людей предпенсионного возраста. В любом случае, подобная тактика по игнорированию важных общественных встреч, более всего дискредитирует политику Правительства по данному вопросу.

Не получив от государственных органов каких-нибудь официальных данных и пояснений, собравшиеся, на основании собственных умозаключений, основанных на примерах из реальной действительности, попытались определить возможность выполнения выше перечисленных законодательных инициатив Правительства.

Скептические размышления

Участники разговора, люди, как правило, с большим жизненным опытом, которые пожили в двух различных социальных условиях и потому имеющие возможность сравнивать схожую ситуацию между собою и скажем своими родителями в таком же возрасте. Размышляя по золотому принципу – «Всё подвергай сомнению», они нарисовали, пусть и научно-объективную картину собственных перспектив на старость, но весьма живой портрет близкий к реальности.

На чём же основываются подобные сомнения? В ходе дискуссии проявились следующие очертания сомнений.

Для начала выяснили на какие профессии можно претендовать женщинам которым от 50. Этот блиц-опрос показал следующее. Вот «рейтинг» самых востребованных профессий для женщин 50 лет, со средним образованием, какие и составляют абсолютное большинство: продавцы в продуктовые магазины и газетные киоски, уборщицы, разнорабочие, сельхозрабочие, работницы бюджетной и социальной сфер низшего звена – почтальоны, разносчицы квитков за коммунальные услуги, дворники, нянечки и сиделки для больных, кондуктора в общественном транспорте, билетёрши, сезонные рабочие по озеленению. Ну и конечно, вновь обученные «предприниматели», типа – представителя орифлейм, или продавщиц чудодейственных бадов.

Что же, профессии конечно не слишком престижные, но на жизнь можно заработать, или нет?

Послушаем на этот счёт мнение одной из участницы дискуссии, которая обратилась в общественную приемную Восточно-Казахстанского обкома КНПК по поводу содействия в трудоустройстве, а затем была приглашена на дискуссию. Наталья Гончарова (не путать с пушкинской вдовой), 54 года, живёт одна, образование высшее техническое. Предприятие, на котором, она трудилась инженером по автоматизированным системам, закрылось ещё 15 лет назад. С тех пор и начались все мытарства по поиску работы. Кем только не приходилось работать. Буфетчицей за 22 тысячи, санитаркой за 32 тысячи, нянечкой в детсаде за 28 тысяч зарплаты. Из частного детсада, это предпоследнего места работы, предложили уйти из-за незнания казахского языка. Устроилась в магазин продавать сумки. Зарплата одна тысяча тенге в день. Если из неё вычесть проезд на автобусе и скромный обед, то чистый месячный доход составлял 18 тысяч тенге, из которых содержание квартиры требует 7 тысяч обязательных коммунальных платежей. Но этой зимой у работодателя пошли плохо дела и он сократил рабочую неделю до 3-х дней. Пришла на это заседание в надежде встретиться с представителями Центра занятости- может вы услышите меня, поможете с работой? Моральных сил нет терпеть собственное унижение….

Дальше уже женские слёзы… Следующая история от Веры Кривомазовой – тот же сценарий. Если приводить все рассказы по этому поводу, то легче перейти на некрасовский стих…

Однако, почему в советское время не было такого жгучего желания ухватиться за пенсию? Причин несколько, но выделим две наиболее существенных на наш взгляд.

Возьмём для примера 1985 год. Картина следующая – средняя зарплата по всем отраслям народного хозяйства составляла 190 рублей, а средний размер пенсии по стране, составил 79 рублей. В то же время, половина пенсионеров тогда имело пенсию до 60 рублей в месяц.

Сейчас вроде бы похожая картина, по соотношению среднестатистических зарплат и пенсий. То есть бывшие 190:79, примерно равнозначны нынешним 100 тысяч тенге зарплаты, на 40 тысяч усреднённой пенсии. Но принципиальное различие этих пропорций заключается в том, что тогда заработный коридор абсолютного большинства людей находился в пределах 120-250 рублей, а сейчас половина работников имеет показатель ниже среднестатистических 100 тысяч тенге, в 2-3 раза! А это как раз показатель среднестатистической пенсии. То есть для очень многих людей сейчас выход на пенсию помимо отдыха, сулит ещё и денежную прибавку к месячному доходу! Если раньше зарплату размером в среднестатистическую пенсию 79 рублей получало не более 5 % трудоспособного населения, из самых низкооплачиваемых служащих, вроде уборщицы или сторожа, то теперь более половины работающих имеют доход как у пенсионеров.

Отсюда понятно, почему в то время, Э. Рязанов, снимал фильм «Старики-разбойники», о том, как пожилые люди сопротивлялись уходу на пенсию (это же серьёзное падение уровня доходов). Сейчас уже в 50 начинают подгонять свои года в ожидании чудесной по нынешним временам, поре, под названием пенсия. Понятно и другое. Подобный перекос в вознаграждении за труд и за пусть и заслуженный, но всё же отдых, привёл к серьёзным социальным проблемам. Молодёжь, имея в большинстве своём зарплату, не превышающую пенсию, разочаровывается в желании трудится. Многие вообще сидят «на шее» у родителей-пенсионеров до 40 и до 50 лет. Такого всплеска иждивенчества, как в нынешние времена, трудно припомнить в прошлом. Такой перекос нужно лечить считают Народные коммунисты. Лечить не понижением пенсий и пособий, и не повышением возраста выхода на пенсию, а сокращением самой большой социальной беды нашего времени – пропастью между доходами 5-7 % населения и жизнью более половины других своих сограждан, балансирующих в болоте бедности. Вот когда у нас, более половины трудоспособного населения будет иметь зарплату в 2-3 раза большую, чем средняя пенсия, в такой же, если не большей пропорции убавится количество мечтающих выйти побыстрее на пенсию.

Вторая причина, побуждающая поскорее избавиться от трудовой деятельности, более прозаична. Старшее поколение косит страх за завтрашний день. Половину своей жизни они прожили в обстановке стабильности. Они на примере своих родителей были приучены, что, устроившись на одно предприятие в молодости, можно с него уйти и на пенсию. И оно никогда не лопнет от банкротства, никогда с него не сбежит директор, прихватив с собою рабочую зарплату. Теперь этой стабильности нет и в помине. Поэтому многие, ещё не дряхлые люди предпочитают синицу-пенсию, журавлю-зарплате.

Теперь переходим к следующему вопросу, который никак не расшифровывается из общих обещаний в государственных программах по поводу создания сотен тысяч новых рабочих мест. Нет ни названий профессий, нишу которых могли бы занять пожилые люди, в особенности женщины, нет цифр предполагаемых зарплат. Слишком расплывчатые фразы, типа: « социальные рабочие места, надомный и дистанционный труд, подсобное хозяйство…». Люди хорошо знакомые с такими видами деятельности, могут понимать это и так: объявят компанию «За чистые улицы», наберут дополнительный штат дворников, из нескольких тысяч не молодых женщин на неполную рабочую неделю. Каждой по метле и зарплате тысяч в 20. Всем хорошо – улицам, казне, не велики затраты и чиновникам из министерства труда и соцзащиты. А как жить таким социальным рабочим? И что такое – труд на подсобном хозяйстве? Жить за счёт продажи собственноручно выращенной редиски? Сколько за неё возьмёшь? У всех ли желающих есть дача или огород? А у кого нет, тем в батраки к соседям напрашиваться? А даже если всех желающих снабдить землёй, благо её сейчас много заброшенной, то кому пойдёт основной доход от выращенного урожая? Работнику или перекупщику?

Вот если бы в проекте закона прописали, что желающих себя попробовать на ниве, скажем, птицеводства или надомного животноводства, ожидает со стороны государства беспроцентный, долгосрочный, без залоговый кредит, тогда шансов впитать в данный проект несколько тысяч рабочих рук было бы, наверное, достаточно. А то ведь и на квартирный залог начнут склонять начинающих фермеров. Вот где горе будет.

А кто разъяснит людям, в чём будет заключаться активизация роли НПО в создании рабочих мест? По численности НПО Усть-Каменогорск хоть сейчас может соперничать с любой Филадельфией, но пока только по бумаге. Потому, что добрая половина этих «общественных организаций», скорее мертва, чем подаёт хоть какие-то признаки жизни. Значительную часть «отцов-основателей» от общественности, зарегистрировавших на своё имя различные по калибру НПО, даже полиция не может отыскать днём с огнём. Нет, возможно, для такого благого дела, как получение свалившегося по программе, госзаказа они согласны будут временно ожить и даже успеть представить проекты по разведению местной породы неперелётных скворцов, решая при этом двойную задачу: борьбу с вредителями и воспитанию птичьего патриотизма. Но надолго ли хватит терпения у казны вбухивать миллиарды народных средств, в сомнительное партнёрство с такой «общественностью»? Конечно, верно и то, что среди многих НПО, есть те, кто не задаром отрабатывает свой хлеб, но в целом, в обществе, особого доверия система социального партнёрства, не сыскала. Слишком туманна и непрозрачна их деятельность.

Где же искать резервы по созданию дополнительных рабочих мест? Да не просто любых, а устойчивых, с достойной пожилых людей зарплатой? Всем очевидно, что перенасыщенность сверх всякой разумной меры торговой сети, себя исчерпала. Такого количества торговых агентов, продавщиц и охранников, наша экономика долго тянуть не сможет. Значит самое время поднимать промышленность и производство. Вспомнить где работали матери нынешних женщин, которые  смотрели на безработицу лишь по телевизору, в «Международной панораме». Вот их места: КШТ, завод приборов, фабрика «Рассвет», сеть ателье «Индопошив», россыпь пионерских лагерей и санитарно-лечебных профилакториев, развитое тепличное хозяйство, что было у каждого крупного предприятия города, в высокомеханизированном строительстве, когда один ИУС вводил в год жилья больше, чем сейчас за пятилетку. И это не касаясь сельского хозяйства с его надоями, яйцами от птицефабрик и прочими помидорами. Вот когда заново поднимем собственное производство, особенно лёгкую и перерабатывающую промышленность, будем платить нашим женщинам достойную их труду зарплату, тогда и сама нынешняя женская проблема – как дожить до пенсии, отпадёт сама собой, ещё сами попросят увеличить возрастной ценз для нежелательной пенсии.

На основании различных мнений, прозвучавших в ходе дискуссии, модератор встречи секретарь Восточно-Казахстанского обкома КНПК, Любовь Бабинова, включила некоторые предложения по трудоустройству женщин предпенсионного возраста, для направления в Правительство РК и Мажилис Парламент РК.

 

                                                Сергей Михеев

Член Восточно-Казахстанского обкома КНПК

29 мая 2014г. 

Яндекс.Метрика