Home » Северо-Казахстанский обком » Казахстан – наш общий дом

Казахстан – наш общий дом

О не защищенности наших сограждан вышедших на  так называемый заслуженный отдых говорилось немало. Уверен, что  и   в будущем   будет сказано об этом   не меньше. Причин тому множество. И   в первую очередь, это несовершенство пенсионного законодательства. Если мы хотим, чтобы люди спокойно трудились, не думая об ожидающем их  будущем, то необходимо уже сейчас реформировать пенсионное законодательство. Свидетельств, говорящих в пользу этого, немало. Сужу о том по  обращениям граждан в общественную приемную обкома. Взять хотя бы  разговор с Инокентьевой Идеей.  Она пришла  к нам  как в последнюю инстанцию с просьбой,  помочь  ей в получении достойной пенсии. Проработав в народном хозяйстве более 36 лет, женщина вышла на пенсию. Как оформляли пенсионное пособие в то время – особо не интересовалась,  была рада и тому, что ей начислили. Обратила внимание на размер своей пенсии лишь после того как узнала, что у знакомой, живущей  по соседству, в одном с ней доме, размер пенсионного пособия  гораздо больший. Трудовой стаж соседки гораздо меньше, чем ее, да и заработная плата  перед выходом на пенсию  была небольшой. Решив  выяснить причину подобной несправедливости, обратилась  в  городской департамент социальной защиты. Однако разъяснений работников  этого учреждения не хватило. И в надежде как то помочь этой женщине, мы  стали знакомиться с пенсионным  законодательством, выискивая нормы с помощью которых   смогли бы  опротестовать подобное  начисление Инокентьевой пенсионного пособия. Однако к своему глубокому сожалению такой нормы найти так и  не смогли,  кроме разве что тех, что подтверждали, казалось бы, абсурдное заключение работников департамента пенсионного обеспечения о чем конечно же довели до сведения ее самой.

В  этой связи  вспоминается и  другой случай. Трусова Е.В.,  работавшая долгое время на заводе им.Куйбышева руководителем конструкторского бюро, в 1987 году  вышла на пенсию. А так как в то время   как руководитель она  получала высокую заработную  плату, то конечно же ей  было  назначено и высокое пенсионное пособие, как тогда  любили говорить-«персональную» составляющую 132 рубля.  В 1991 году Союз, бывший для всех   родным домом, распался и Казахстан обретший суверенитет стал устанавливать свои правила, в том числе и в области пенсионного обеспечения. Но Трусову это не тревожило, по ее пониманию она и сейчас несмотря на распад СССР должна  получать повышенную пенсию. Ведь жила  и трудилась она  на казахстанской земле и по сути это  ее Родина, которая  должна    должным образом  оценить  вклад внесенный ею  в экономику страны. Но так думала Трусова, на  деле же произошло другое.   Ей как и многим другим  вышедшим на пенсию  в советское время  и получавшим повышенную пенсию, был назначен минимальный размер пенсионного пособия. Возмущенная случившимся, женщина пошла в департамент социальной защиты, где  постаралась выяснить причину такой  несправедливости. Однако работники департамента, те которые, казалось бы,  самим государством поставлены стоять на страже интересов граждан, в том числе и  пенсионеров очень просто  объяснили Трусовой происшедший феномен. «В советское время вам начисляли пенсию по одной методике, сейчас   же применяется  другая». И чтобы женщина поняла, путем расчетов показали –  каким образом   ей было начислено пенсионное пособие. «Ваш коэффициент трудового участия  низок    и только потому  вы получаете     небольшую пенсию»-, сказали  чиновники.  «Как же так?», – удивилась пенсионерка, как может быть малым коэффициент  трудового участия, если  только    ее трудовой стаж   составляет более 30 лет, а точнее 37. Не случайно же она получала персональную пенсию. Но  вопрос  Трусовой, адресованный  чиновникам,  так и  остался без ответа.

Почти то же самое случилось и  с Андреевым Н.П., проработавшим в шахтах Караганды не один десяток лет. Выйдя на пенсию уже в суверенном Казахстане, он не сомневался, что обеспечил себе безбедную старость, однако каково же было удивление ветерана, когда  он стал получать пособие  по  размерам своим  куда более меньшим чем  те, кто работал на производстве куда менее опасном  чем добыча угля. Возмущенный такой несправедливостью Андреев, как и Инокентьева с Трусовой,  отправился в департамент социальной защиты,  где постарался выяснить  причину такого к себе отношения. Ответ чиновников, я думаю, приводить не стоит, он и так ясен.

Здесь мной  приведены   три  случая того как люди добросовестно трудившиеся на производстве и соответственно  рассчитывавших на такое же отношение  к себе государства,  на деле  получили обратное. Конечно таких случаев  не три, а гораздо больше, иначе не было бы многочисленных жалоб  и обращении по поводу начислении пенсии и недовольства существующим пенсионным законодательством. Говоря об этом я не хочу сказать, что государство не уделяет внимания своим ветеранам, чтобы устроить им достойную старость. Оно уделяет, о чем говорят многочисленные инициативы  нашего правительства, взять хотя бы ту же самую пенсионную систему, которая перетерпела не одну реформу. Однако по какой то странной  причине любая инициатива, направленная на улучшение жизни пенсионеров и повышение их пенсии, натыкается  на   непонятное  противодействие государственных чиновников, сводящими на нет своими действиями  любое хорошее начинание. И ярким  тому свидетельством – действующее пенсионное законодательство, которое, судя по содержанию, направлено на улучшение положения пенсионеров, однако  дающим обратный результат с введением  в него  механизма пенсионного начисления. В пользу того, что в этом повинны  чиновники,  занимавшиеся разработкой методики пенсионного начисления,  говорит хотя бы то,  что ведь,  ни Президент, ни члены  Правительства не занимаются разработкой  каких либо  методик, в том числе и  по начислению пенсии, это не входит в их компетенцию. Занимаются этим соответственно чиновники. Но если  занимаясь претворением в жизнь Президентских и правительственных указаний они добиваются обратных результатов, о чем свидетельствует реализация того же самого пенсионного законодательства, поневоле напрашивается  вопрос об их компетентности. Нужен ли учреждению такой чиновник, не выполняющий своего   предназначения.  И хотя ответ очевиден, чиновник,  по-прежнему благополучно продолжает работать на своем месте.  «Почему?» – мысленно спрашиваешь ты себя, невольно подозревая плохое.  И сам  же себе отвечаешь: «Да потому что виной тому сложившиеся  в ведомстве какие-то особые отношения,  к примеру, родственные или   другие.» Отвечаешь так, потому что  иного ответа не находишь. Не здесь ли  кроются истоки коррупции, что  маковым цветом расцвела  вокруг нас. В последнее время  много говорят о коррупции, о ней вообще модно стало говорить. Однако сколько бы ни говорили,  коррупцию  этим не истребишь. В борьбе с ней необходимо объединение  усилий, как государства,  так и общественности.  Чтобы никто не был сторонним наблюдателем. Ведь Казахстан  наш  общий   дом и хотим  того мы  или нет, благополучие  каждого  зависит от  благополучия страны в целом. Успех же  в  борьбе с этим злом  придет  только тогда, когда мы объединим свои усилия. К чему я и призываю своих сограждан.

Первый секретарь Северо-Казахстанского

обкома КНПК  Д.К.Темирбаев

Яндекс.Метрика