Home » "Коммунист Казахстана" » КНПК: СУДЕБНУЮ СИСТЕМУ НУЖНО МЕНЯТЬ

КНПК: СУДЕБНУЮ СИСТЕМУ НУЖНО МЕНЯТЬ

Недавнее шумное освобождение от должностей и даже арест судей Верховного суда, по большому счету, не стали знаковыми для судебной системы Казахстана в целом. Разве что судейское сообщество, обсуждая судьбу своих бывших коллег по цеху, вдруг вспомнило об основополагающем понятии правосудия – презумпции невиновности, давно и напрочь забытом в наших судах.

Никакого анализа позорного факта, приведшего к лишению мантий шестерых верховных судей, никакого изучения «анамнеза» болезни, давно и всерьез поразившей третью ветвь власти, новое руководство суда себе не позволило. Что свидетельствует только о том, что акция была разовой, и либо явилась результатом внутриклановых разборок, либо свою роль сыграл внешний фактор, учитывая, что компания «Алел», на деле которой погорели судьи, входит в широкий круг интересов российского бизнеса в Казахстане. Ясно, что в самой судебной системе никто ничего менять не собирается. Так сказать, отряд не заметил потери бойца и поскакал себе дальше.

Об этом свидетельствует и размещенный в республиканской прессе отчет с экстренного заседания Союза судей Республики Казахстан. Все те же пустые, не несущие никакой смысловой нагрузки и конкретики слова: «обсуждены вопросы по активизации деятельности, направленной на противодействие коррупционным проявлениям, развитие судебной системы и повышение имиджа судебной власти»… Новый председатель Верховного Суда Бектас Бекназаров обратился к судейскому сообществу все с теми же «предложениями», с которыми обращался и предыдущий: «мобилизовать свои усилия на противодействие коррупционным проявлениям, обратить особое внимание на создание условий открытости судебной системы, доступность правосудия и обеспечение общественного контроля». Последнее – вообще неконституционное заявление со стороны главы судебной власти! Какой может быть общественный контроль в отношении независимого правосудия?!

С другой стороны, учитывая множество публикаций о творимом в судах произволе, при том, что многие жалобы не дошли до прессы, да еще при либерализации уголовного закона, при котором преступники будут уходить от наказания без всяких проблем – только договорись с потерпевшим, да при нашем, во всей красе проявившем себя в деле Жуматаева суде присяжных, – контроль общества за судом необходим.

Но кто может всерьез принять заявление заместителя лидера НДП «Нур Отан» о том, что парткомиссия будет «анализировать» неправосудные судебные акты? Допустим, эта комиссия их проанализирует и вдруг (все возможно!) придет к выводу, что – да, приговор или решение неправосудные. И что в результате? Гражданину, лишенному свободы по сфабрикованному судом обвинению, или юрлицу, у которого рейдеры отняли бизнес и имущество, легче от этого станет?

Конечно, обычная болтовня, от которой народу ни холодно, ни жарко. Это следует и из заявления председателя Союза судей РК Борисова: «освобождение от должности Сенатом Парламента шестерых судей – это не системный сбой, а единичные случаи». Да, всего-навсего шесть «единичных случаев» – какая мелочь. Главное, что процент отмены или изменения судебных актов держится на заданном – ноль целых и немножко десятых, для видимости  работы. С такими показателями можно спать спокойно. Система сбоев не дает. Тем более что весь этот шум наверху совершенно не поколебал устои местных «независимых» судов. Вернее, полученные ими установки. Их, судя по моим собственным судебным процессам и по тем, о которых приходится иногда узнавать, в том числе из прессы, несколько. Как заповедей. Не осуди государственный орган, даже если он открыто беспредельничает. Не стесни монополиста, даже если он действует незаконно. Не навреди сильному мира сего, даже если за ним тянется кровавый след.

Заповеди эти исполняются, за редчайшим исключением, любой ценой. Порой даже ценой репутации образованного, профессионального юриста. Обещание выкладывать на судебные сайты все решения для свободного доступа оказалось неисполнимым. Рекорд в 300 ошибок у одного судьи пока еще, наверное, никто не преодолел, но наверняка претенденты есть.

И я полностью уверен: ошибки в решениях не из-за того, что судьи безграмотные. Просто они уверены: чтобы ни написали – все сойдет. Главное, резолютивную часть согласовать, тогда в  мотивировочной можно хоть «Мурку» цитировать.

Совсем недавно я столкнулся с простым совершенно обыденным судебным делом. Вопрос принципа: прошу Водоканал, чтобы изменил режим приема платежей, вместо 9 часов – с 8.00. Честь по чести обратился к монополисту в письменном виде. Получил отказ, в целом мотивированный, по разумению монополиста. Его, конечно, право. Но я отказом не соглашаюсь, потому что считаю – большинству работающих было бы удобней, если бы кассовые пункты Водоканала работали с 8 утра. Обращаюсь в суд с соответствующим иском.

Можете даже не сомневаться: решением Павлодарского городского суда от 11.02.2011 г. в моих требованиях отказано. Причем в мотивировочной части решения – та самая «Мурка»: не разграничены обязанности и обязательства двух юрлиц – Павлодар-Водоканала и Водоканала и К, не установлено, кто из них должен быть ответчиком по иску.

К примеру, суд игнорирует тот факт, что договор об оказании юридически значимых услуг, в том числе абонентское обслуживание физических и юридических лиц: оформление договоров, доставку счетов потребителям и пр., между доверителем Павлодар-Водоканалом и поверенным Водоканалом и К, представленный суду, датирован 31 декабря 2010 года. Тогда как я обращался к монополисту ТОО «Павлодар-Водоканал» со своим заявлением об изменении графика работы точки приема платежей в сентябре 2010 года. Мне понятно, что в судебном процессе по моему иску, учитывая дату заключения договора поручения (31 декабря 2010 года), ТОО «Водоканал и К» не может являться надлежащим ответчиком. Однако суду все равно – тот ответчик, не тот… Монополист – в законе, потребитель – в загоне. Точно так же, как в решениях жительницы Павлодара Забродцкой Г.Ю., которая судится с ТОО «Спецмашин», которое вынуждает ее платить за неоказанную услугу по вывозу печной золы. При том, что даже прокуратура признает право граждан использовать свою золу для строительства, утепления и пр., суд стоит на позициях монополиста. У него такая установка.

Не будем копаться в юридических заковыках моего судебного процесса. Они, думаю, у всех, кто судится с монополистами, государством и всякими там «крутыми» – разные, зато результат один.

Апелляционную жалобу мою, где все это было изложено, областной суд не удовлетворил, кассационную – тоже. Аргументы отказа с небольшими вариациями переписаны из решения первой инстанции.

Но вот ведь в чем парадокс: перед кассационной инстанцией выяснилось, что Водоканал-то изменил график! Поступил совершенно разумно, учтя интересы потребителей. Кассационный судья был мной поставлен в известность об этом приятном факте. И де-юре следует, что ответчик мои требования исполнил добровольно, что и следовало, вероятно, зафиксировать в судебном решении. Не тут-то было! Как можно – испортить ноль целых процента отмен?! Дело мое выеденного яйца не стоит, но какова мощь системы! Низзя, и точка.

В общем, могу наших судей только пожалеть. Печально, когда умные юристы вынуждены идти на поводу у навязанных кем-то отчетов ни о чем. Это что-то нечеловеческое. Неужели кто-то на самом деле изучает эти отчеты и от процентов в них на самом деле зависит благополучие судебной власти? Вздор. Как сказал поэт Евтушенко, то, что рыба тухнет с головы – это оправдание хвоста.

Впрочем, когда судьи уходят из системы, они становятся и юристами, и человеками. И понимают, отчего лишение судейской мантии отдельных судей за коррупцию не считается системным сбоем. Вот, например, Утеген Ихсанов говорит, комментируя «единичные случаи»: «Я ушел из судебной системы 15 лет назад, по такому же делу, выступив на пленуме Верховного суда с заявлением, что председатель Верховного суда подозревается в совершении тяжкого преступления. Это потом мне стоило кресла в Верховном суде… Хотя мы состоим членами ОБСЕ, до сих пор почему-то Казахстан не рискует ратифицировать Европейскую хартию о законе о статусе судей, утвержденную в Лиссабоне 10 июля 1998 года, где сказано, каким образом судьи отбираются и освобождаются от должностей. Вот этот европейский стандарт надо взять и внести в законодательство Казахстана».

Правда, почему бы нашей стране не ратифицировать Европейскую хартию о законе о статусе судей? Там все замечательно расписано. В частности,  судьи при исполнении своих обязанностей должны быть доступными и уважительными по отношению к обращающимся к ним лицам, должны заботиться о поддержании высокого уровня компетентности, необходимого для решения дел в каждом конкретном случае. Ибо, как считают в Европе, от решений судьи зависит гарантия прав личности. Кандидатам в судьи должны обеспечить за счет государства специальное обучение. Интересно, что, в соответствии с Хартией, судья, занимающий должность в суде, в принципе не может быть назначен на другую судейскую должность или направлен в другое место, даже в порядке продвижения по службе, без его свободно выраженного согласия на это, разве что перевод объявлен в порядке дисциплинарного взыскания, или в случае временного назначения для укрепления соседнего суда, причем на строго ограниченное время.

Еще более интересно, что судьи должны иметь право свободно осуществлять деятельность за пределами своего судейского мандата, причем эта свобода не может быть ограничена до тех пор, «пока такая посторонняя деятельность не станет несовместимой с уверенностью в беспристрастности или независимости или же с его готовностью тщательно заниматься в надлежащие сроки поставленными перед ним вопросами». То есть судьям может быть дано разрешение заниматься иной деятельностью, связанной с вознаграждением. Действительно, интересно, но это, наверное, пока не для нас.

Еще в Хартии имеются пункты про ответственность судьи, но самое главное – есть пункт 5.3, где сказано: «Каждый человек должен иметь возможность обратиться без особых формальностей в независимый орган с жалобой по поводу судебной ошибки по конкретному делу. Такой орган должен быть правомочен, если в результате тщательного расследования будет бесспорно доказано, что судья допустил халатность, передать дело в дисциплинарный орган, или же в крайнем случае обратиться в уполномоченный на то по Закону орган с рекомендацией о передаче такого дела по принадлежности».

Теперь понятно, почему наша страна воздерживается от ратификации Европейской хартии о законе о статусе судей? Пока это все, что европейцы навыдумывали, не для Казахстана. Хватит с нас и нуротановской комиссии. Проанализирует – и с плеч долой.

Геннадий ОСИПОВ,

секретарь Павлодарского обкома КНПК

Яндекс.Метрика