Home » "Коммунист Казахстана" » Когда была война

Когда была война

Геннадий Лунев

Когда началась война, мне едва исполнилось семь лет. Но страшная дата 22 июня 1941 года – начало войны – навсегда врезалась в память. В довоенные и послевоенные годы наша семья жила в городе Аральске, где отец много лет работал заместителем, затем начальником железнодорожной станции. Там он и похоронен в 1953 году. В те далекие годы еще не загубленное людьми Аральское море вплотную подступало прямо к городу, где были расположены морской порт, судоремонтный завод, другие предприятия. В довоенное время население Аральска не превышало 23 тысяч человек. Город считался районным центром, но в то же время самими аральцами был поделен на жилые кварталы с необычными названиями: Сольтрест, Водник, Америка, Шанхай, Курорт. Железнодорожники жили рядом со станцией, этот жилой массив называли Железкой. Как сейчас помню, 22 июня 1941 года мы, подростки, со взрослыми парнями купались и загорали на пляже, на перешейке. Во второй половине дня прибежал взволнованный Виктор Артамонов, сын начальника товарной конторы. Он и сообщил страшную весть, что началась война. Естественно, его тревога передалась и нам, подросткам. Старшие парни – выпускники средней школы – быстро оделись и побежали в город, где вот-вот должен был начаться митинг. Через две недели аральцы провожали на фронт первый отряд добровольцев, сформированный из рабочих судоремонтного завода и выпускников казахской и русской средних школ. Почти весь город собрался на станции. Выступавшие работники райкома партии и райисполкома, руководители предприятий, рабочие, учителя призывали молодых солдат грудью встать на защиту Родины от фашистов, быть стойкими, храбрыми в бою солдатами. Меня поразила необычная тишина на перроне. Лишь когда пассажирский поезд «Москва-Ташкент» тронулся, многие женщины с плачем еще долго бежали рядом с вагонами. Как позже выяснилось, добровольцы вначале прошли курс молодого бойца в Ташкентском пехотном училище, а в конце октября 1941 года их перебросили под Москву, где шли тяжелые бои. Там они все и погибли. Практически каждый год наша средняя школа имени Крупской провожала выпускников, которые добровольцами уходили на фронт. Патриотизм молодежи был огромным. Сразу подчеркну, в довоенные и послевоенные годы казахи и русские на станции жили дружно, как одна семья. Поэтому они легко пережили все невзгоды военного лихолетья. Ни казахские, ни русские семьи, куда приходили с фронта «черные бумаги» – похоронки о гибели отцов и сынов, не были брошены на произвол судьбы. Делились друг с другом последним куском хлеба, помогали пережить беду. Приведу только один характерный пример. По официальным данным, в годы войны Арал снабжал рыбой и рыбными консервами чуть ли треть страны и фронт, да и город Аральск в то суровое время выжил благодаря тому, что люди ловили рыбу и питались ею. Рыба заменяла аральцам и хлеб, и мясо, и картошку. И за это люди вечно благодарны ныне умирающему Аралу. Мы жили рядом со станцией и были свидетелями, как через станцию с востока на запад часто шли воинские эшелоны, а с запада на восток – санитарные поезда с ранеными солдатами. Однажды кто-то из жен железнодорожников выступил с инициативой – обеспечивать санитарные поезда рыбой. Поэтому летом мы, мальчишки-подростки, рано утром уходили на рыбалку и весь улов приносили женщинам, которые по очереди на печах во дворах жарили и коптили рыбу, а затем передавали ее на кухню санитарного поезда. Но все же с особой теплотой я вспоминаю дядю Кайрата Артыкбаева. Он работал на станции осмотрщиком вагонов, был заядлым рыбаком, а еще очень добрым, отзывчивым на чужую беду человеком. Именно от него мы, мальчишки, впервые услышали о весеннем празднике казахов – Наурызе. В этот день он каждую весну резал молодого верблюда или несколько баранов – его близкие родственники жили в соседнем ауле и держали много скота. Мясо он раздавал, подчеркиваю, бесплатно по два-три килограмма всем русским семьям. По тем временам три килограмма мяса для семьи были настоящим богатством. И так на протяжении нескольких лет. Хотя у самого была большая семья – четверо мальчишек и две дочери. А однажды весь улов рыбы – где-то 50-70 килограммов – он отнес на кухню воинского санитарного поезда, который по какой-то причине простоял на станции несколько часов. В те годы К. Артыкбаев служил эталоном доброты и благородства для всех железнодорожников и пользовался среди них огромным авторитетом. Я до сих пор помню, с какой теплотой и уважением мои родители отзывались о нем. Поэтому многим русским семьям всегда хотелось отплатить этому человеку добром за его добро. И такой случай выпал. Однажды дядя Кайрат и его жена тетя Злиха тяжело заболели, их срочно в санитарном вагоне отправили в больницу в Оренбург. Пока они более четырех месяцев болели, их шестеро детей все это время жили в русских семьях. Помню, мой отец много раз по специальной селекторной связи связывался с Оренбургом, интересовался состоянием здоровья Артыкбаевых, а затем на планерке сообщал об этом станционным рабочим. А когда они возвращались из Оренбурга московским поездом, вся станция вышла встречать их. Потом у нас на веранде (дело было летом) устроили в честь их выздоровления общий праздник. В тот вечер Артыкбаевы услышали в свой адрес от земляков много теплых слов. Внимание и участие соседей в судьбе их семьи так растрогало эту чету, что они не скрывали слез. Еще его пожилой отец всем русским семьям, жившим на станции, бесплатно раздавал по два-три килограмма жареной пшеницы. В трудные военные годы этот подарок считался бесценным. До сих пор не забуду необычный вкус жареной пшеницы, тогда это считалось верхом лакомства. А когда отец Артыкбаева скончался, все жители станции провожали его в последний путь.

И еще достоверные факты. Не знаю, как в других городах, но в нашей школе в 1942-43-44 годах ученикам младших классов на большой перемене выдавали по 50 граммов хлеба. Однако мы, мальчишки, его не съедали, а отдавали Вале Зиминой, у которой отец погиб на фронте, и их большая семья жила трудно. Большая и искренняя дружба между казахами и русскими запала мне в душу детские и юношеские годы, проведенные на Арале. Кстати, в Аральской городской средней школе были сильные преподавательские кадры, которые по велению души приехали сюда из Ленинграда, Свердловска и других городов учить грамоте здешних детей. Поэтому из стен нашей школы вышло много известных ученых, крупных организаторов народного хозяйства, с которыми я близко знаком. В их числе, например, выдающийся казахский писатель Абдижамил Нурпеисов, известный российский генерал, ныне покойный Лев Рохлин – тоже из Аральска. С ним в детстве я играл в лапту. Мне до глубины души жаль загубленный людьми Арал, с которым связано столько приятных воспоминаний. Все дальше уходят в историю годы Великой Отечественной войны, но время бессильно затушевать героизм советских солдат, спасших свою страну и Европу от фашизма. И их подвиг бессмертен.

Яндекс.Метрика