Home » "Коммунист Казахстана" » КПК – Казахстанское Перерождение Коммунизма

КПК – Казахстанское Перерождение Коммунизма

Насколько участие одной из компартий Казахстана во внеочередных выборах президента РК и занятое на них третье – не последнее! – место ее кандидата приподняли эту организацию, настолько же ее активность опустила в глазах общественности страны другую компартию республики.

Действительно, кто знал выдвинутого в президенты Коммунистической Народной партией Казахстана (КНПК) Жамбыла Ахметбекова до выборов? Пожалуй, лишь однопартийцы. А теперь он известен всей стране. А кто сегодня без запинки ответит на вопрос о нынешнем руководителе Коммунистической партии Казахстана (КПК)? Автор этих строк спросил о главе КПК пятерых молодых (старшему – 28) коллег. Трое из них пожали плечами, четвертый предложил два варианта – Абдильдин или Косарев (лидер КНПК – авт.), а пятый поколебался и назвал одного Серикболсына Абдильдина, хотя прошел уже год, как этого аксакала отечественной партийной жизни сменил у руля КПК Газиз Алдамжаров. И это — ответы журналистов, по роду занятий находящихся в информационном потоке и отслеживающих события, включая политические. Что говорить о массе населения?..

Все большее забвение – один из плачевных для КПК результатов семи лет, прошедших после раскола в ее рядах. Собственно говоря, именно тот раскол, обозначившийся в 2003-м и организационно оформленный весной 2004 года, не только породил новую КНПК, но и катализировал общий, системный кризис КПК, тлевший с момента ее создания осенью 1991 года на руинах самораспустившейся Компартии КазССР. Увы, сегодня этот кризис уводит КПК на откровенно реакционные позиции.

Не будем, однако, забегать вперед. Сначала вспомним, как развивался этот процесс.

Тревожные звоночки раздались существенно раньше официального разделения партии на КПК и КНПК в 2004 году. «В ноябре 2001 года известные общественные деятели, политики, ведущие предприниматели и представители интеллигенции выступили с инициативой создания движения «Демократический выбор Казахстана»… Я как один из инициаторов «Демвыбора» понимал, что наше движение создается не на пустом месте, что есть и люди, и организации, которые задолго до нас выступали за демократические реформы. Логика подсказывала, что, так или иначе, мы должны идти на сближение, соединять наши усилия в интересах общих целей. Мы искали поддержки, искали союзников и с этой целью проводили переговоры с представителями так называемой старой оппозиции… В эти драматически насыщенные дни я встречался в Астане с Серикболсыном Абдильдиным, бывшим тогда депутатом мажилиса. Я рассказал ему о целях и задачах нашего движения. Про «Демвыбор» ходили в те дни самые разные домыслы, но Абдильдин сразу же нас поддержал. Поддержал без всяких оговорок и недомолвок. В самые трудные дни, когда в рядах движения произошел очевидный раскол, Серикболсын Абдильдин вступил в «Демвыбор Казахстана» и стал членом его политического совета». Эта цитата — отрывок из статьи Галымжана Жакиянова «Первый оппонент режима», опубликованной газетой «Правда Казахстана» 21 ноября 2007 года. Из нее со всей очевидностью явствует, что уже на зародышевой стадии «Демвыбора» Серикболсын Абдильдаевич однозначно принял его сторону, что впоследствии было неоднократно закреплено в воззваниях и прочих обнародованных документах ДВК либо его политических соратников, под которыми фигурировала подпись Абдильдина.

Но что такое движение под красивым названием «Демократический выбор Казахстана»? О нем в казахстанских СМИ опубликованы горы статей, но мы прибегнем к зарубежному источнику – гипертекстовой информационной базе «Лабиринт» российского независимого исследовательского центра «Панорама». Его эксперты характеризуют ДВК следующим образом: «Партия либерально-демократической оппозиции президенту Нурсултану Назарбаеву. Первоначально — движение ДВК, представлявшее собой разношерстный блок оппозиционных президенту партий и организаций. На организационном этапе — казахская номенклатурно-олигархическая группировка, созданная деятелями, попавшими в опалу осенью 2001 года».

Против этой характеристики возражать трудно – ведь инициаторами-вдохновителями ДВК действительно стали сплошь богатые бизнесмены, в том числе и попавшие в опалу, и бывшие высокопоставленные госчиновники. При этом обратим внимание, что «Панорама» оценивает ДВК «номенклатурно-олигархической группировкой» на начальном этапе формирования движения. А как раз таки на нем, если верить Жакиянову, и поддержал «Демвыбор» Абдильдин. Поэтому уже тогда скоропалительная симпатия Абдильдина к «номенклатурно-олигархической группировке» наверняка покоробила рядовых казахстанских коммунистов.

И не только казахстанских… Вот как комментировала события в КПК газета «Левая Россия» № 16 за 2002 год: «На протяжении предыдущих трех лет мы с тревогой следили за тем, как Компартия Казахстана, отличавшаяся от своей «старшей сестры» КПРФ наличием сильного радикального левого крыла, тесно связанного с рабочим движением, стала все быстрее дрейфовать в сторону преобладания парламентских методов и сотрудничества с властью. При этом усилился нажим со стороны партаппарата на коммунистов, высказывавших недовольство этим курсом партии. Но еще год назад многие из них искренне наделись, что лидера КПК Серикболсына Абдильдина, а вместе с ним и всю партию удастся «поправить» и чуть ли не «революционизировать». Другие же товарищи более трезво оценивали обстановку и старались нацелить своих товарищей на бескомпромиссную борьбу с соглашательством партийного руководства вплоть до возможного полного размежевания с ним в случае его открытого перехода на сторону режима. Думается, не за горами кульминация, которая и ответит на вопрос, кто же ближе к реалиям».

Действительно, кульминация последовала уже на следующий, 2003-й, год.

«Наша партия обречена пройти еще одно испытание на стойкость и верность марксистско-ленинской идее, — говорилось в обращении оргкомитета по созданию новой компартии Казахстана к соратникам в КПК. — Работая в нынешнем ЦК, мы давно испытываем горечь и ответственность от того, что наша партия не добивается изменений в жизни простых людей, ушла от решения насущных проблем слабо защищенных слоев населения. Центральные органы, партийные комитеты не смогли, а кое-где и не пытались, повернуть дела так, чтобы парторганизации выражали и отстаивали интересы наемных работников, безработных, пенсионеров и студентов, последовательно добивались в государственных и представительных органах решения проблем жизни и быта рядовых граждан. Хуже того, установки, идущие на места сверху, осуществляются без учета региональных проблем и политической целесообразности. Партия утратила свою классовую сущность, стала резко отходить от марксистско-ленинских идейных и организационных принципов, сползла в рутину внутренних проблем и дрязг. Сегодня интриги, наветы и подозрительность становятся фирменным стилем партийного руководства, непревзойденным мастером которого, к нашему глубокому сожалению, проявляет себя Серикболсын Абдильдин. В стиле работы первого секретаря ЦК партии закрепились авторитарные методы руководства, непререкаемость, отсутствие даже товарищеской критики. Всякая отличная от его собственного мнения идея либо мысль подвергается обструкции и резко подавляется. Взращенное им послушное близкое окружение откровенно поощряет «вождизм» Абдильдина, что ставит его вне партийной критики, порождает в партии застойные явления, крайне негативно отражается на вопросах партийного строительства. Не в последнюю очередь из-за особенностей его характера, в партию не хотят вступать люди, сохранившие верность коммунистическим идеалам. С.Абдильдин перестал руководствоваться решениями съездов партии, не признает требований Устава и Программы, все чаще стал допускать факты самоуправства и откровенного произвола. Так, 12 декабря 2003 года он единолично сделал членом компартии лидера ДВК Т. Тохтасынова, а на следующий день насильно ввел его в состав ЦК и добился избрания секретарем. Все члены Бюро и часть членов ЦК были против этого и в знак протеста покинули зал, но и такой демарш не остановил С. Абдильдина от того, чтобы объявить решение состоявшимся».

Период с декабря 2003-го по март 2004 года можно назвать, пожалуй, самым скандальным в уже 20-летней биографии КПК. В течение тех трех месяцев не проходило и недели, да что там недели – двух-трех дней, чтобы противоборствующие внутрипартийные группировки в лице Абдильдина и Косарева и их соратников не обвиняли друг друга во всех смертных грехах. Как шутят журналисты, то была золотая пора для бульварных изданий республики, наперебой смаковавших раздрай в стане коммунистов.

Завершилась вся эта вакханалия, как и следовало ожидать. «На состоявшемся в минувшую субботу в Алматы пленуме ЦК Компартии Казахстана (КПК) произошел окончательный раскол 56-тысячного отряда коммунистов, — сообщал Казинформ 1 марта 2004 года. — От него отошли примерно 25 тысяч членов партии во главе с первыми секретарями семи областных парторганизаций и вторым секретарем, депутатом мажилиса парламента Владиславом Косаревым. Они приняли решение создать свою Коммунистическую партию Республики Казахстан (КПРК). Об этом на состоявшейся 1 марта в Алматы пресс-конференции рассказали сам Владимир Косарев, первые секретари Южно-Казахстанского и Алматинского и обкомов партии Али Сабиров и Магеррам Магеррамов, «Троянским конем» размежевания они назвали депутата парламента Толена Тохтасынова, бывшего лидера ДВК и «крупного капиталиста», который лишь однажды появился в стане коммунистов, а уже назавтра был введен в состав ЦК партии по личному указанию лидера КПК Серикболсына Абдильдина. Однако, по признанию коммунистов, «в его (Абдильдина) деятельности явно просматривается стремление использовать положение лидера для увода организации на мелкобуржуазный путь», что они «не считают более мириться с превращением партии в инструмент реализации его личных неуемных амбиций». На последнем пленуме он вывел из состава ЦК партии трех секретарей обкомов, несогласных с действиями лидера… Таким образом, раскол состоялся…»

Однако даже раскол, нанесший мощный удар по коммунистическому и в целом по левым движениям Казахстана не остановил дрейф лично Серикболсына Абдильдаевича и КПК в сторону денежных мешков и потерпевших крах на госслужбе чиновников. Перерождение КПК набирало обороты. Помогла ли смена ориентиров и фактическая измена марсизму-ленинизму КПК в практическом ключе, возросли ее ли политически-прикладная роль? Судите сами.

В преддверии парламентских выборов (в мажилис) осенью 2004 выборов КПК объединилась уже не с движением, а с партией ДВК в «Оппозиционный блок Абдильдина-Жакиянова», переименованный впоследствии в «Народный оппозиционный союз коммунистов и ДВК», к которому присоединились движения «Солидарность», «Поколение» и «Орлеу». Блок набрал по партийному списку всего 3,44 % голосов и в парламент не попал.

На президентских выборах 2005 года КПК поддержала республиканское общественное объединение «За справедливый Казахстан» (ЗСК) и его кандидата Жармахана Туякбая, который набрал лишь 6,61% голосов.

Весной 2007 года КПК и КНПК провели совместную пресс-конференцию и объявили о желании воссоединиться, но эта попытка закончилась пшиком.

В выборах  в  мажилис в 2007 году КПК участвовать отказалась.

В апреле 2009 года состоялся форум демократической оппозиции Казахстана, в котором приняли участие КПК, ОСДП, партия «Азат» и незарегистрированная «Алга». Они приняли решение о необходимости объединения данных партий и создали соответствующий оргкомитет, в который вошел и Секрикболсын Абдильдин. Вскоре члены оргкомитета переругались – объединение не состоялось.

Также отказалась КПК уже во главе с Газизом Алдамжаровым от участия во внеочередных президентских выборах, прошедших в Казахстане 3 апреля 2011 года.

Все это дало основания уже относительно молодым политикам и общественным деятелям республики окончательно списать КПК с политических счетов. Показательны в этом смысле оценки, высказанные в интервью журналу «Эксперт-Казахстан» (№ 13 за апрель 2011 года) 34-летним лидером Социалистического сопротивления Казахстана, а также движений «Казахстан-2012» и «Талмас» Айнуром Курмановым. «…В 1992 году я вступил в Коммунистическую партию, которая не была тогда зарегистрирована, — рассказывает Курманов. – Но когда в 1996 году пришел г-н Абдильдин, представители левого крыла начали оттесняться. В 2001 году многие деятели рабочего движения, возрождавшие компартию, были исключены из КПК или же убраны из состава ЦК. КПК с 2001 года полностью консервируется… Я тоже был в КПК и активно участвовал в рабочем движении в девяностые. Но Абдильдин всегда был против митингов и радикальных методов борьбы. После того как были созданы Народный конгресс и другие пропрезидентские партии, Назарбаев отказался от услуг Социалистической партии. Ряд деятелей соцпартии в массовом порядке перешли в КПК и, соответственно, повлияли на общий курс. Партия сразу стала умеренной… Мы считаем, что после успеха 1999 года на парламентских выборах, когда КПК стала второй партией после «Отана», ей, видимо, было предложено стать системной парламентской партией, переименоваться в социал-демократическую и стать тем, чем является КПРФ в России. Абдильдин не скрывал, что ведутся переговоры на высшем уровне. Одним из условий было отсечь от партии «радикалов и экстремистов», активно участвовавших в рабочем движении и пытавшихся проводить несанкционированные митинги. Что и было сделано. Лишившись левого крыла, компартия оказалась обескровленной, поскольку в левое крыло входила молодежь и люди среднего возраста. Это те, кто вступил в КПК после развала СССР, те, кто жаждал действовать, пытался организовать трудовые коллективы, участвовал в социальных движениях того времени. Они все были убраны с политической арены. Что произошло потом с КПК, мы все прекрасно знаем… Она не прошла в парламент, обещание власти осталось невыполненным. Соответственно, блок с ДВК можно считать ошибочным путем. За счет КПК были созданы организационные структуры буржуазных партий… Сегодня КПК сошла с политической арены как реальный выразитель левых идей… У нас есть контакт только с ее молодежными группами. Ее нет в регионах, коммунисты ни в чем там не участвуют…».

Ну, а середина текущего апреля может шокировать как фанатиков, так и сторонников модернизации коммунистической идеи. В преддверии очередной годовщины со дня рождения Владимира Ульянова-Ленина, 18 апреля, на официальном сайте КПК было обнародовано выступление председателя президиума Центральной контрольной комиссии Коммунистической партии Казахстана Владимира Чернышева в связи с предстоящим ХХХVI съездом КПК.

«Почему мы плохо живем, кто в этом виноват и что нужно делать? – задается вопросом Чернышев. — Ситуацию можно поменять тремя путями. Первый – государственный переворот (его обычно совершают люди, приближенные к власти, мы не вхожи в Акорду). Это был бы самый безопасный, бескровный и экономически малозатратный способ. Человеком, который способен на это он видит Рахата  Алиева. На возражения отвечу по-ленински: «Нужно сегодня дружить хоть с чертом, лишь бы поменять ситуацию!»

На предстоящем съезде Компартии лично я буду предлагать новому составу ЦК КПК делать ставку на таких лидеров, как Акежан Кажегельдин, Рахат Алиев, Мухтар Аблязов, Виктор Храпунов, Толен Тохтасынов и Галымжан Жакиянов ».

И это сказал руководитель кэпэкашной ЦКК, которая во время раскола КПК в 2003—2004 годах до хрипоты клеймила Серикболсына Абдильдина за отход от марксизма-лениннизма… Ратовать за приход к власти перечисленных одиозных буржуа, по которым тюрьма плачет – это ли не классический пример перерождения компартии в реакционную клику?! Ведь только таковая готова дружить с дьяволом – любимцем узурпаторов и палачей всех времен и народов.

Джанибек БАЙТЫРОВ , г.Москва

Яндекс.Метрика