Home » Костанайский обком » Можно ли было победить без идеи?

Можно ли было победить без идеи?

Завтра – 71-я годовщина начала Великой Отечественной войны. Свои

точки зрения на трагические события Второй мировой высказывают

Дмитрий ЛЕГКИЙ, председатель обкома КНПК, доктор исторических

наук, профессор, и Сергей САМАРКИН, старший преподаватель КГПИ.

Вопросы

1 Вправе ли кто-нибудь сравнивать Сталина с Гитлером, а освобождение Красной армией стран Европы от фашизма с оккупацией?

2 Можно ли ставить в вину коммунистическую идеологию армии победительнице? Могла ли состояться Победа без чёткой объединяющей идеи?

3 Не запутаются ли новые поколения в ответах на основные вопросы: кто развязал Вторую мировую войну, кто был агрессором в Великой Отечественной войне, а кто вёл оборонительную борьбу, кто принёс самые большие жертвы на алтарь Победы?

4 Чему учат войны?

Дмитрий Легкий: «Историки обыгрывают идеи политиков»

1 Вправе ли кто-нибудь сравнивать Сталина с Гитлером, а освобождение Красной армией стран Европы от фашизма с оккупацией?

Вначале, когда попытались поставить Сталина и Гитлера на одну доску, могло показаться, что эти крайние взгляды – не историков, а реакционных политиков. Как известно, историки обыгрывают те идеи, которые высказывают политики. Сейчас мы видим: когда подходят круглые даты по Второй мировой войне, разворачивается ожесточённая идеологическая борьба. В тот год, когда Казахстан председательствовал в ОБСЕ, отмечался юбилей окончания Второй мировой войны. По всей Европе развернулась кампания и была внесена рекомендация: считать в странах ОБСЕ 23 августа, день заключения пакта Молотова-Риббентропа, Днём памяти жертв сталинизма и нацизма. Две идеологии, две системы поставлены были на одну доску. Я спрашивал у одного из чиновников МИД РК, который отвечал за ОБСЕ, как проголосовала казахстанская делегация. Как гражданин Казахстана, я имел полное право знать ответ на этот вопрос. Но до сих пор не знаю – в нашей стране этот момент обошли молчанием. С одной стороны, это не самый худший вариант, но с другой – мы могли открыто выступить против того, чтобы идеологию агрессоров и нацистов уравняли с идеологией государства, принявшего на себя главный удар фашизма, сломавшего ему хребет. Но не выступили. Почему? Такой же вопрос у меня и к ОБСЕ, европейской организации. Кто пострадал от фашизма больше, чем Европа? И кто освободил Европу от фашизма? Самое интересное, что председатель комиссии, француз, был против этой резолюции, а вся Восточная Европа проголосовала вместе с Америкой за. Они сегодня считают оккупантами и Красную армию, и армию Вермахта. Ещё можно понять Венгрию и Румынию – они воевали на стороне фашистов, и болгары де-юре шли с гитлеровскими завоевателями в одних рядах, но Прибалтика, но Украина…

2 Можно ли ставить в вину коммунистическую идеологию армии-победительнице? Могла ли состояться Победа без чёткой объединяющей идеи?  Память о войне – одна из немногих связывающих нитей, которые держат народы в одном историческом пространстве. Но есть силы, которым выгодно эти нити резать на мелкие куски. Украина уравняла бандеровцев с ветеранами Великой Отечественной. Дело даже не в самом Степане Бандере, которого со всей верхушкой через неделю после начала войны арестовало гестапо – на 4 года, а в последователях. Роман Шухевич, к примеру, стал народным героем Украины ещё до Бандеры, а он возглавлял как гауптман «Нахтигаль», подразделения СС из украинских нацистов. На фотографии, где он в форме со свастикой, украинцы насмотрелись досыта. Как Украина согласилась с его геройским статусом, уму непостижимо. Но главное не в мешанине персон, а в мешанине идей. Как можно нацистскую идеологию, которая оставляла право на жизнь только арийской расе, уравнивать с идеологией интернационализма, которая суть коммунистической идеи? Напомню знаменитое изречение Томаса Манна: «Антикоммунизм – главная глупость 20-го века». Идея сплотила народы СССР, она вела к Победе и Красную армию. «Коммунисты, вперёд!» – лозунг забыт, но сколько подвигов было совершено под его воздействием. Я говорю об этом не как секретарь обкома Компартии народа Казахстана. Я говорю от имени своей матери, участницы войны, от имени её ровесников, выдержавших неимоверные тяготы ради Победы. 3 Не запутаются ли новые поколения в ответах на основные вопросы: кто развязал Вторую мировую войну, кто был агрессором в Великой Отечественной войне, а кто вёл оборонительную борьбу, кто принёс самые большие жертвы на алтарь Победы? Ž Казахи, русские, украинцы и другие народы Советского Союза, которые воевали, знают правду этой войны, хотя, конечно, у них в руках нет тех рычагов, которые могли бы заткнуть рот таким писателям, как Суворов-Резун. В России его приговорили фактически к смертной казни, уже при Путине запретили въезд в страну как предателю. Но его издают. Германия запретила «Майн Кампф», а мы ничего не запрещаем. В наших книжных магазинах произведения Бауржана Момышулы не всегда увидишь, а Резуна, этого подлеца, – полное собрание. С помощью таких резунов и вводят в заблуждение новые поколения во всех странах. Мол, Сталин 6 июля 1941 года должен был начать войну против Германии и всей Европы, наших сил на границе для нападения было собрано видимо-невидимо. Но сколько лет тому же Сталину пеняли, что границы были голые, а потому Красная армия полгода отступала и докатилась до Москвы. Так где этому школьнику или студенту искать правду? Её должно охранять государство – силою закона. Её должна охранять история как наука. 4 Чему учат войны?  Войны учат одному: нельзя допускать войн. —

Сергей Самаркин: «Противостояние мнений – это тоже война» 1 Вправе ли кто-нибудь сравнивать Сталина с Гитлером, а освобождение Красной армией стран Европы от фашизма с оккупацией? Сравнивать всегда будут. И чем дальше исторические события, тем меньше субъективизма в их

восприятии. Что касается Сталина и Гитлера, здесь сравнение возможно. Они оба диктаторы. И наша, и зарубежная литература практикует сравнение. Правда, Сталина мы пытаемся обелить, оправдать его некоторые действия. Он ведь наш, а своих нельзя давать в обиду – примерно такой принцип действует. Хотя это отношение характерно скорее для представителей старшего, среднего поколений. Молодежь, увы, вообще индифферентно относится к этим личностям. Или ударяется в крайность и превращает диктаторов в кумиров… А вот что касается второй части, вряд ли действия Красной армии можно назвать оккупацией. Это неуместно там, где идет речь о борьбе идеологий. Страны, присоединявшиеся к соцлагерю, имели определенное право выбора, хотя давление со стороны СССР стало определяющим. 2 Можно ли ставить в вину коммунистическую идеологию армии-победительнице? Могла ли состояться Победа без чёткой объединяющей идеи?  Знаете, Черчилль высоко отзывался о героизме советского солдата, но идеология коммунистическая была для него неприемлема. Человеку западных либеральных взглядов претила мысль о несвободе, ущемлении прав, строе, в котором во главу угла ставится государство, а не личность. Да, прозорливый политик одним из первых пошел на контакт с советским руководством. Но это от того, что понимал: фашизм гораздо страшнее коммунизма. Я согласен с Черчиллем – выше идеологических установок, выше личных интересов в советском солдате был внутренний патриотизм, у которого было несколько составляющих. Погрузимся глубже в историю, в 1812 год. Ведь тогда не было коммунистической идеологии, а Россия тоже оказалась Наполеону не по зубам. Забитый и угнетенный крепостной крестьянин не желал свободы, которую несли ему заморские гости. Он брал вилы, шел в леса партизанить и защищать родную землю. Откуда это у него? И вера в доброго царя была на втором плане. Думаю, преобладало воздействие человеческого фактора – я имею в виду личность полководца. Ну и религиозную сторону нельзя не принимать во внимание… Вот и в 1941-м, когда шли в атаку, что кричали? «За Родину, за Сталина!» Но в атаку за кем шли? За командирами. А многие из них, между прочим, вышли из народа: Жуков, Панфилов… Шли за людьми, которые могли воодушевлять. А религиозность простых людей? Она ведь никуда не ушла. Вот вам факт – в годы войны было восстановлено патриаршество. Не без участия Сталина. Использовались все ресурсы… 3 Не запутаются ли новые поколения в ответах на основные вопросы: кто развязал Вторую мировую войну, кто был агрессором в Великой Отечественной войне, а кто вёл оборонительную борьбу, кто принёс самые большие жертвы на алтарь Победы? Ž Да, молодежь сегодня захлестывают противоречия. Правда, официальная точка зрения остается: война – по-прежнему героический подвиг, огромный подвиг, великие страдания миллионов покалеченных и погибших.. Проблема в том, что мы в угоду сиюминутным желаниям ищем жареные факты, хотим увидеть другую сторону войны, хотим разделить ее на национальные квартиры… Это влияет на молодежь. К тому же они привыкли черпать информацию из источников несерьезных. Смотрят, к примеру, фильм «Перегон», в котором говорится о том, что финансовая помощь Запада привела советский народ к победе, и верят… Молодой человек сегодня не понимает, как с ружьем можно было бросаться на танки. Да и мнения тех, кто пережил войну, признаться, бывают полярными… С одной стороны, наличие разных точек зрения – это хорошо, с другой – мешает представить, как это – в течение нескольких дней не спать, жить в окружении смерти, убивать… Наставлениями, публикациями мы не решим этого вопроса. Это проблема семьи, образования, это государственная проблема… 4 Чему учат войны?  Чему учат войны?.. Не знаю. Сложно сказать. Наверное, тому, что раз начатая война никогда не прекратится. Это как болезнь, которая то обостряется, то затихает на время, прячется… Смотрите, сколько лет прошло с момента, когда рвались снаряды и гибли люди, а война не прекращается. Противостояние мнений о военных событиях – это ведь тоже война…

Подготовили Людмила ФЕФЕЛОВА, Мария ШИЛО

Яндекс.Метрика