Home » "Коммунист Казахстана" » МЫ СТАЛИ РАБАМИ

МЫ СТАЛИ РАБАМИ

Не получилось у нас «народного капитализма». А ведь именно байками о «народном капитализме» обильно потчевали народ в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Сначала в мозговом штабе сторонников развала страны и перехода к капитализму был разработан и массово внедрен в мозги народа лозунг «Общее — значит, ничье!». Таким образом, советские люди стали верить, что частная собственность — это хорошо, а вот общенародная, какая была в Советском Союзе — это плохо, это неэффективно… Люди даже не задумывались о том, что именно за счет общенародной собственности и существовали такие социальные блага, как бесплатное здравоохранение и образование, бесплатно предоставлялось жилье, страна могла позволить хорошее пенсионное обеспечение и самый ранний в мире возраст выхода на пенсию, могла обеспечить всеобщую занятость, отдых трудящихся в длительных отпусках, оплату трехгодичного пособия по беременности и родам, низкие и стабильные цены на продукты и товары первой необходимости, чисто символические цены на коммунальные услуги, проезд в общественном транспорте и еще много других благ, о которых население других стран могло только мечтать. Все это было возможно потому, что действовал принцип «общего котла» и, к примеру, высокие доходы от продажи нефти шли не в карман олигархов, а на решение общенародных задач. Но, как оказалось, советские люди этого совсем не ценили. Они поверили сказкам о том, что каждый станет совладельцем завода, фабрики, земли, колхоза или совхоза и будет получать положенную ему часть прибыли, дивиденды. Короче, каждый захотел стать маленьким капиталистом. Что из этого получилось – теперь все знают. Несостоявшиеся буржуи могут повесить свои акции, приватизационные купоны и прочие бумажки под стекло на стеночку и в утешение любоваться ими и вспоминать о своих мечтаниях. А могут использовать вместо туалетной бумаги – хоть какая-то польза. Но бывает так, что даже и этих бумажек нет. Вот крестьяне села Убинка Шемонаихинского района уже 13 лет пытаются получить свидетельства на земельные доли и имущественные паи, но так до сих пор и в глаза их не видели. Рассказывает Айман Кабдуллинова: – Мы работали в колхозе имени Кирова. Наше село было центральной усадьбой колхоза. В селе проживало более 4000 жителей. Колхоз был крепким, прибыльным. В 1996 году началась аграрная реформа. В июле мы провели собрание, на котором наделили всех колхозников земельной долей и имущественным паем. Часть земли осталась в резерве. Мы решили не расходиться, а работать, как и прежде, вместе. Образовали крестьянское хозяйство «Убинское». Но здесь же приняли решение, что если кто-то захочет выделиться и работать самостоятельно, то при выходе он получает свою земельную и имущественную долю. Никаких свидетельств на земельную долю и имущественный пай мы не получили. А ведь нам должны были их выдать. Уже тогда мы почувствовали неладное. Так оно и получилось. Уже в марте 1998 года мы оказались переданными вместе со своими долями и паями в новое КХ «Кинсфатор», которое организовал бывший заместитель председателя. – А чуть позднее мы узнали, что Кинсфатор стал собственником всего нашего имущества! – продолжает Неля Чернова. – Бывший председатель Приходченко просто сказал нам, чтобы мы написали заявления о переходе в КХ «Кинсфатор», что он все имущество передал ему. А если мы не напишем заявления, то вообще не сможем найти свои земельные и имущественные паи. И мы в итоге стали рабами, потому что наше имущество оказалось у Кинсфатора. Сельчане привезли решение Шемонаихинского районного суда от 25 апреля 2002 года. Оказывается, И.Кинсфатор обратился в суд с заявлением о признании права собственности на имущество КХ, которое было передано с баланса КХ «Убинское». Он мотивировал свое требование тем, что все это время налоги за данное имущество платило КХ «Кинсфатор». Суд удовлетворил заявление и признал право собственности на имущество за КХ «Кинсфатор И.И.». Особо отметим, что за крестьянским хозяйством, а не за физическим лицом. При этом суд почему-то не учел, что это имущество разделено на имущественные паи среди бывших колхозников. И главе КХ нужно было предъявить договора о передаче этих паёв в крестьянское хозяйство! – Кинсфатор не зря торопился признать право собственности. В декабре 2002 года он уезжает в Германию. А имущество продает Наталье Вожовой, работавшей главным бухгалтером! – рассказывает Неля Чернова. Показали крестьяне и этот договор купли-продажи. Интересно, что суд признал право собственности за КХ, а продает имущество Кинсфатор как физическое лицо, и Вожова покупает как физическое лицо. – Так мы оказались у Вожовой, – продолжает рассказ Айман Кабдуллинова. – Все наши требования выдать нам свидетельства на наши земельные доли и имущественные паи так и остались без ответа. Документы мы так и не получили. Если за земельную долю Вожова еще давала нам какие-то продукты, сено, зерно, муку, то за имущественные паи мы все эти годы так ничего и не получили.

Выходит, что у нас просто отобрали наше имущество! Сельчане показывают увесистую папку, где собрана вся их переписка с разными учреждениями. Куда они только не обращались за эти годы! На основе учредительного договора от 7.11. 2004 г. 116 учредителями, жителями с. Убинка, создано ТОО «ВК Житница» с уставным капиталом 6156820 тенге, из которого 3,2 млн. в денежном эквиваленте внесено Вожовой Н.Л., остальными членами были внесены только условные земельные доли. Граждане, обратившиеся с жалобой, также реализовали свои земельные доли в качестве вклада в уставный капитал ТОО «ВК Житница», являются учредителями данного ТОО. У граждан, передавших права на земельные доли в качестве вклада в уставный капитал ТОО «ВК Житница», на руках идентификационных документов на земельные участки нет, так как оформление идентификационных документов на земельные участки произведено на ТОО «ВК Житница», граждане являются соучредителями товарищества». Ситуацию комментирует независимый юрист Сергей Новиков: – В соответствии с.п.4 ст.170 Земельного Кодекса РК от 20.06.2003г. обладатели права на условную земельную долю были обязаны до 01.01. 2005г. реализовать это право путем создания самостоятельного крестьянского хозяйства, либо путем передачи в качестве вклада в уставном капитале хозяйственного товарищества. Однако жители села Убинка не смогли воспользоваться этим правом по причине отсутствия у них на руках свидетельств о праве на условную земельную долю. Не совсем понятно, как они могли стать соучредителями ТОО, если у них изначально не было документов ни на земельную долю, ни на имущественный пай? Кстати, об имущественном пае в ответе прокурора района вообще речь не идет. – А когда мы стали оформлять документы на пенсию, выяснилось, что наше КХ «Убинское», которое мы создали на базе колхоза им. Кирова … вообще исчезло! В государственный архив документы крестьянского хозяйства за 1997 – 2008 годы не поступали на хранение! В имеющихся документах 1996 года нет самого важного протокола за июль. Есть протокол за 6 августа, где значится вопрос «О реформировании хозяйства», но нет решения и прилагаемых списков! В налоговом управлении информация о регистрации КХ отсутствует! Все пропало, будто испарилось!- возмущается Неля Чернова. – Получается, что, проработав в хозяйстве десятки лет, мы сейчас не можем этого доказать! – Два раза мы были на приеме у акима области. Но это ничего не дало. Приезжали чиновники, и в итоге говорили, что все правильно. Недавно мы послали телеграмму Президенту. Но готовить ответ на нее приехал … сотрудник финполиции Шемонаихинского района, – говорит Айман Кабдуллинова. – Мы требуем, чтобы в нашей ситуации разобралась комиссия из независимых людей, чтобы в ней были представители политических партий, журналисты, независимые юристы. Ведь мы бьемся уже 14-й год, требуем то, что принадлежит нам по закону. И не можем этого доказать! – Мы боимся, что Вожова продаст нашу землю, наше имущество вместе с нами, и тогда мы вообще не найдем никаких концов. Уже ходят слухи, что все купили какие-то крутые олигархи. Мы не против того, чтобы в село пришел хороший хозяин, хороший руководитель. Ведь село разваливается. Из 4000 жителей осталось от силы 700-800. Наша деревня обнищала. Молодежь вся выехала, работы нет, в классах школы по десятку учеников. Крепкий хозяин пусть приходит. И мы будем работать, это наше село, нам здесь жить. Но мы должны получать то, что нам положено по закону, мы должны иметь свою часть прибыли, согласно вложенной в хозяйство земельной доле и имущественному паю. Не будет прибыли – значит, не будет дохода у всех, но это будет справедливо. А сейчас получается, что мы действительно рабы, мы работаем за миску похлебки, а тот, кто воспользовался нашей землей и нашим имуществом – имеет все, – продолжает Неля Чернова. – То, что происходит в Убинке – это довольно типичная ситуация для наших сел, – комментирует первый секретарь Восточно-Казахстанского обкома Коммунистической народной партии Казахстана Юрий Кушкунов. – Изначально, наверное, так и планировалось, что земля и имущество перейдут к местным удельным князькам, которые в итоге и стали новоявленными помещиками и баями. Хотя в законе все, в принципе, было расписано нормально. Но князьки понадеялись, что они смогут оболванить народ. В итоге так и получилось. Многие молчат, так и не получив своих земельных и имущественных долей, боясь потерять работу и тот небольшой кусок объедков с барского стола, который им дают за их нелегкий труд. Там, где во главе КХ стоят люди честные и совестливые, там все нормально, и сельчане являются полноправными совладельцами хозяйств, получая причитающуюся долю прибыли. Но таких хозяйств немного. Думаю, что новоявленных баев и помещиков нужно ставить на место. И государство не должно в данном случае занимать позицию стороннего наблюдателя, отделываясь от людей стандартной отпиской, что, дескать, «обращайтесь в суд». Нужно провести ревизию земельных и имущественных правовых отношений в каждом селе. И правы убинцы – это нужно делать с широким привлечением общественности, партий, СМИ. Сельчане – это наши люди. И если они будут продолжать оставаться бесправными – то любые программы поддержки села и аула обречены на провал. Трудно не согласиться с мнением народного коммуниста. А пока жители Убинки говорят, что не

намерены сдаваться. И будут в очередной раз пытаться, чтобы их услышали власти. Пресс-служба Восточно-Казахстанского обкома КНПК

Яндекс.Метрика