Home » Выборы 2016 » Не числом, а умением

Не числом, а умением

Бытует мнение, что от парламентского меньшинства ничего не зависит. Но время опровергло этот миф. Самая маленькая фракция в законодательном органе сумела показать, как можно держать чиновников в тонусе и добиваться решения таких проблем населения, за которые не рисковало браться большинство.

b16d84808b9e1cf0cХотя в Казахстане идет предвыборная кампания, законодательный процесс не останавливается. Парламент в усеченном составе, состоящий из одной верхней палаты, принял важнейший документ – новый бюджет на нынешний год в «антикризисном» исполнении. И получился он, мягко говоря, оригинальным. Вообще-то в кризисный период доходы казны падают, и расходы тоже нужно сокращать, отказываясь от излишеств для госаппарата. Тем не менее, у нас при падении доходов на 300 миллиардов тенге умудрились затраты не сократить, а увеличить на 600 миллиардов. Экономить правительство упорно не хочет, а парламент эту позицию поддержал. Впрочем, он поступал так и раньше, до роспуска мажилиса.

Единственной фракцией, которая шла «против течения» в бюджетных вопросах, были «народные коммунисты». Только они регулярно отказывались голосовать за ежегодные правительственные отчеты об исполнении республиканского бюджета. И это принципиальная позиция. Ведь в этих отчетах постоянно выявлялось, что госорганы и нацкомпании расходуют народные деньги нерационально. За результатами программ, на которые потрачены миллиарды тенге, не следят. Средств запрашивают столько, что потратить не успевают. И потом находят всевозможные уловки, чтобы на следующий год попросить еще больше. В результате был запущен маховик постоянного бездумного наращивания бюджетных затрат, который не затормозился даже в период кризиса.

Парламентская фракция КНПК не просто отказывалась принимать бюджетные отчеты. Она единственная ставила вопрос о кардинальном изменении финансовой системы. В том числе не побоялась замахнуться на «святое» – дивиденды нацкомпаний. Ведь они отдают лишь мизерную часть своей чистой прибыли государству, а остальным распоряжаются топ-менеджеры. В итоге мимо казны проходят огромные средства, превышающие республиканский бюджет. Поэтому «народные коммунисты» потребовали выработать единую дивидендную политику, чтоб нацкомпании работали на экономику, а не на самих себя.

КНПК стала единственной парламентской партией, которая потребовала отчета о деньгах государственных институтов развития, которые были списаны, как «плохие» кредиты. Она же подняла вопрос о системной оценке эффективности для национальной экономики работы квазигосударственного сектора. Кроме того, именно со стороны коммунистов регулярно звучала системная критика госпрограмм – главного инструмента для финансовых потоков. Они предложили ввести анализ качества их исполнения, чтобы оценивать не по формальным признакам, а по достижению конкретных целей. Например, формально программа снабжения питьевой водой считается исполненной, потому что деньги на нее освоены, но реально-то воды во многих селах нет.

Государственные финансы – это главное, от чего зависит жизнь страны и на что может повлиять парламент. Раньше депутаты спорили лишь о размерах различных статей бюджета, прося увеличить некоторые из них. И лишь парламент прошлого созыва поставил вопрос об изменении самой финансовой системы. И произошло это благодаря «наркомам». С их подачи в стране публично заговорили о проблемах, о которых раньше на таком уровне никто даже не заикался.

Понятно, что рассчитывать на их моментальное решение было бы наивно. Но здесь важно начать, вытащить проблему в публичную плоскость, сделать достоянием общественности, а потом методично действовать по принципу «капля камень точит». И по многим темам уже удалось добиться подвижек.

Например, долгие годы у нас игнорировалась проблема самозанятых. Народные коммунисты требовали разобраться, какая часть из этой огромной группы населения, свыше двух с половиной миллионов человек, имеет постоянный доход, а какая – по факту безработные. И соответственно, принять меры по сокращению этой скрытой безработицы. И эти усилия принесли первые плоды. Официальная статистика начала, наконец, учет так называемых непродуктивно занятых – проще говоря, не имеющих нормального дохода. И таковых оказалось свыше полумиллиона – больше, чем официальных безработных. Признав их существование, власть была вынуждена заняться их поддержкой. В программе занятости появились, наконец, меры по трудоустройству самозанятых.

Другой пример – это расчет ключевых социальных показателей. Черта бедности, продовольственная корзина, прожиточный минимум, минимальная зарплата и пенсия считаются у нас исходя не из того, что нужно человеку для жизни, а из «экономических возможностей». Иными словами, все эти показатели искусственно занижаются, чтобы облегчить выплаты и государству, и бизнесу. Кроме того, заниженная черта бедности позволяет правительству докладывать о том, что бедность у нас ниже, чем в самых развитых государствах мира. Между тем, от приведения социальных индикаторов в соответствие с реальной жизнью зависит не только уровень жизни народа, но и развитие экономики. Народные коммунисты упорно продвигали этот вопрос, и правительство, наконец, согласилось «разморозить» прожиточный минимум и кардинально пересмотреть методику его расчета.

У работы парламента есть две стороны. Одна – это принятие законов. Другая – влияние на исполнительную власть, чтобы она меняла свою политику, учитывая интересы народа. Здесь депутаты проявляют себя, как представительная власть.

Обычно, подводя итоги деятельности депутатов, у нас обращают внимание только на законы, подсчитывая их количество. Но это вряд ли можно считать достижением. Это же не завод, который чем больше пачек крупы выпустил, тем лучше. Здесь важнее, как изменилась жизнь простого человека, как помогали этому народные избранники – через запросы, выступления, инициативы.

И анализ показывает, что все качественные изменения, которых добился парламент прошлого созыва, связаны с работой самой маленькой фракции – «народных коммунистов». Самой маленькой по численности, но не по результатам.

Автор: Сагит Оспанов

Яндекс.Метрика