Home » Аналитика » Нефтяная рокировка

Нефтяная рокировка

Кадровые перемены в нефтегазовой отрасли могут обернуться сменой приоритетов в этой судьбоносной для страны сфере.

Уход Сауата Мынбаева с должности главы нефтегазового ведомства, которую он занимал уже шесть лет, не стал сенсацией и прогнозировался давно. Его назначение руководителем нацкомпании «Казмунайгаз» с формально-бюрократической точки зрения выглядит понижением, по сравнению с прежним статусом министра. Тем более что ранее он занимал еще более высокие посты – и вице-премьера, и главы холдинга «Самрук».

Однако с позиции реального влияния в экономике «Казмунайгаз» дает несравнимо больше возможностей. А учитывая скорое начало добычи нефти на гигантском месторождении Кашаган, где у «Казмунайгаза» есть доля, эти возможности еще больше вырастут.

Мынбаев сменил Ляззата Киинова, который был поставлен руководить «Казмунайгазом» в критический для компании момент – после жанаозенских событий. Его главная задача заключалась в том, чтобы при помощи своего авторитета снять социальную напряженность в производственных подразделениях.

Предыдущее руководство нацкомпании слишком оторвалось от трудовых коллективов, намного чаще бывая в Лондоне, нежели в Актау или Жанаозене. Киинов со своей задачей справился. По крайней мере, за минувшие полтора года социальных конфликтов в подразделениях «Казмунайгаза» не наблюдалось.

Теперь на первый план вновь выходит задача улучшения экономических показателей. А они в национальной нефтегазовой компании, мягко говоря, не блестящие. Она по-прежнему исправно приносит прибыль в казну, но это происходит только за счет сохранения хороших цен на нефть. Других важных достижений не наблюдается – ни в сфере добычи углеводородного сырья, ни в сфере их переработки.

А вот назначение на пост министра нефти и газа 66-летнего Узакбая Карабалина стало достаточно неожиданным. Он является «тяжеловесом» в нефтянке, однако считалось, что постепенно отходит от активных дел. В 2008 году он ушел с должности шефа «Казмунайгаза». Из обоймы он, правда, не выпал, руководя сначала «Мангистаумунайгазом», а затем «Казахским институтом нефти и газа».

Но все же возрождения его политической карьеры мало кто ожидал. Надо полагать, что главным мотивом стал главный принцип всех кадровых назначений в Казахстане – сохранение баланса между различными группами влияния.

Впрочем, перед Карабалиным может быть поставлена и более серьезная задача – выправление странового баланса. За время работы министром нефти и газа Сауата Мынбаева отчетливо наблюдались две тенденции. Во-первых, повышение «казахстанского содержания» – увеличение доли государства в крупных нефтегазовых проектах. Во-вторых, рост «китайского содержания» – увеличение доли Китая в казахстанской нефтедобыче и транспортировке.

Апогеем этой политики стало вхождение китайцев в месторождение Кашаган, от которого зависит будущее не только нашей нефтянки, но и всей экономики. «Китай прорвался на Каспий?» – под таким заголовком мы размещали не так давно материал о переделе крупнейшего казахстанского месторождения. Теперь в конце вместо вопросительного знака можно смело поставить восклицательный. Он прорвался.

Напомним, что американская компания ConocoPhillips объявила о продаже своей доли в проекте по освоению Кашагана, расположенного на шельфе Каспийского моря, в пользу индийской компании ONGC Videsh Limited.

По закону, правительство Казахстана должно было согласовать эту сделку. Причем оно обладает правом преимущественного приобретения. То есть может выкупить продаваемую долю по той же цене. И оно этим правом решило воспользоваться.

Так что в скором времени состоится приобретение доли ConocoPhillips в Кашагане компанией «Казмунайгаз», которая заплатит 5 миллиардов долларов. Однако государство покупает долю лишь затем, чтобы потом перепродать ее Китаю.

В результате меняется весь расклад сил в отечественной нефтегазовой отрасли, где до этого времени существовал паритет между государством, западными инвесторами и китайскими компаниями. Хотя Китай активно приобретал доли в крупных нефтедобывающих предприятиях, его влияние сдерживалось отсутствием доступа на Каспийские месторождения – а именно с ними связано будущее нашей нефтянки.

Но теперь он такой доступ получил. И государству требуется проводить очень взвешенную политику и не допустить, чтобы это вылилось в безраздельное доминирование Китая в стратегической отрасли. По крайне мере, остается надеяться, что новый министр нефти и газа это осознает.

Восстановить баланс интересов У. Карабалину будет невероятно сложно. Впрочем, не сложнее, чем С. Мынбаеву сделать неповоротливый и расточительный «Казмунайгаз» хорошо управляемой и эффективной компанией.

Арсен Айбеков

03.07.2013г.

http://vmeste.com.kz/?p=1315

Яндекс.Метрика