Home » Южно-Казахстанский обком » Ожившие города мертвых

Ожившие города мертвых

Несколько лет назад двое молодых людей, но уже неопределенного возраста давали показания в здании управления полиции ЮКО. Они и не собирались скрывать, что совершили преступление – на их счету две жизни, таких же, как и они бомжей. «Когда мы вернулись из гостей домой, то увидели, что к нам пришли гости. Выпили. Поссорились. Убили». Традиционная сценка для бытового преступления, если бы не одно обстоятельство – «дом», о котором говорили задержанные, находится на могилах старого кладбища Шымкента, которое расположено по улице Толстого. Оно давно стало местом пристанищем людей, выброшенных за борт обычной, нормальной жизни. Здесь нашли себе кров те, кто в силу обстоятельств остался без крыши над головой.

Ни креста, ни черта не боятся

История кладбища насчитывает несколько десятков лет. В конце войны в Чимкенте был открыт госпиталь для военных, в основном сюда везли раненных летчиков, и когда медицина тех лет была бессильна, и они умирали, а потом находили последний приют рядом – так возле госпиталя открылось кладбище. Их могилы до сих пор хранят историю той давно прошедшей войны. Со временем кладбище на Толстого стало обычным городским погостом. Но если пройти его заросшими тропинками, то можно увидеть уникальные памятники. Один из них памятник погибшей невесте, изготовленный по эскизам известного чимкентского художника Федора Потехина. С пьедестала на вас смотрит молодая девушка. Фата прикрывает ей половину лица и символизирует так и не начавшуюся семейную жизнь. Невеста погибла прямо возле дверей ЗАГСа – сбила машина. Есть на кладбище и «еврейский участок» с монументальными основательными памятниками. Последние захоронения на этом погосте датируются 1972 годом. В смутные 90-е, а точнее ближе к 1996 году началось массовое разграбление погоста. Город, оставшийся без света и газа, старался согреться. Местные жители, чьи дома, построены впритык к самому кладбищу, готовились к зиме, нещадно вырубая мощные деревья. Наиболее предприимчивые разбирали металлические оградки, двери, установленные на поминания столы и стулья – сдавали в пункты приема металла. Днем полновластными хозяевами здесь были овцы и коровы – их выгоняли на кладбище как на пастбище. Ночью город мертвых принадлежал хулиганам. Они разбивали камнями фотографии, которые теперь смотрят на нас пустыми глазницами. В 2016-ом мало что изменилось.

Город мертвых по-прежнему живет своей особенной жизнью. Для обывателя странной, пугающей. Не заметной большинству из нас и чаще всего ночной.

Днем жители этой кладбищенской коммуналки разбредаются по городу в поисках пропитания и заработка. Потрошат мусорные контейнеры, собирают выброшенные баклажки и бутылки. Ближе к ночи разношерстная компания уныло бредет на погост – ДОМОЙ! Большинства могил они освоили основательно. Холмики сравнялись с землей, железные кресты используются в качестве сушилок. Функционально могилы тоже поделены – одна обустроена под кухню – пригодился поминальный столик, вторая напоминает – спальню с горой грязного тряпья, старых одеял, а следующая – просто помойка. На крестах сохнут носки и изрядно потрепанная одежда. Коммуналка на кладбище чувствует себя в полной безопасности. До погоста по большому счету нет дела никому. У погоста нет хозяина и охраны. Есть только мастерская по изготовлению памятников. Старший бригады мастеров говорит, что люди еще приходят, но мало: «Кому лопату дать, кому инструмент какой, так мы всегда рады помочь. Только вот людей все меньше и меньше с каждым годом приходит. А сторожа тут лет пятнадцать как нет».

Кладбище по ул. Толстого закрыто с 1971 года, более 40 лет захоронения не проводятся. Территория кладбища разделена проезжей трассой улицы Долорес на две части: правая практически полностью занята и обустроена частными фирмами, левая притеснена жилыми домами. По положению с момента официального закрытия кладбища должно пройти 25 лет, и тогда городские власти вправе его снести, если им потребуется земля для нужд города. Кладбище официально закрыто с 1971 года. Процедура сноса и перезахоронения требует немалых капиталовложений. По стандартам на территории бывших погостов нельзя строить общественные здания, развлекательные учреждения, в лучшем случае – они должны стать парковой зоной.

В любом городе за границей есть мемориальный парк, в который люди приходят в свободный день просто отдохнуть, посидеть, вспомнить о том, что каждый из нас тоже смертен. У нас же этого нет. Как отцы города не могут понять, что, вложив всего каких-то 10-15 миллионов, можно сделать прекрасный мемориальный парк, увековечив народную память. Еще 50 лет назад в Шымкенте жили всего тысяч сто человек, сегодня население города приближается к миллиону. Неужели этот миллион человек не может скинуться по одной тенге и помочь в благоустройстве «карты героев» и всей территории старого кладбища?

Сейчас его отгородили заборами от людей частники. Но соседство – сначала аквапарк, а теперь караоке клуб не делают чести предпринимателям, которые в 50 метрах от хоть и недействующего кладбища делают ставку на разгульное веселье. Мертвым-то оно все равно, а вот молодое поколение, видя такое отношение к памяти предкам, воинам Великой Отечественной войны, на таких примерах патриотизму не научить. И плоды безнравственности, отсутствие этики будут пожинать позже.

Из материалов ЮК обкома КНПК

Яндекс.Метрика