Home » СМИ о КНПК » Партийные списки: кто есть ху?

Партийные списки: кто есть ху?

Предвыборная кампания набирает обороты. Партии выставляют на всеобщее обозрение списки своих кандидатов в депутаты мажилиса. В связи с этим мы задали группе известных казахстанских экспертов следующие вопросы:

1. Как вы оцениваете качественный состав партийных списков кандидатов в депутаты мажилиса?

2. Какие ожидания вы связываете со следующим составом мажилиса?

Айдос Сарым, политолог:

1. Честно говоря, при анализе списков партий, имеющих наиболее предпочтительные электоральные шансы, – “Нур Отана”, “Ак жола” и ОСДП сразу привлекает внимание налет некоторого консерватизма. Меня очень удивило, что везде фигурируют достаточно возрастные и довольно известные люди. Поэтому списки выглядят как, говоря образно, продукт “не первой свежести”. Бросается в глаза почти полное отсутствие молодежи, быть может, за исключением “Ак жола”, в списке которого есть довольно заметная прослойка относительно молодых бизнесменов. Вот это обстоятельство и удивляет, поскольку я думаю, что любой партийный список, если он составлен правильно, как минимум должен подразумевать последующую политическую перспективу. Я имею в виду выборы через пять, десять лет. Исходя из этого посыла, на данном этапе уже должна была бы “засвечиваться” генерация 25-35-летних партийцев. Хотя бы с точки зрения аккумуляции необходимого опыта политической работы. Такой подход был бы наиболее верным и с точки зрения подачи правильных сигналов обществу, и с точки зрения формирования новой элиты. Пока же возобладал консервативный подход. Дескать, это люди известные, апробированные.

И еще удивляет вот что. Коли речь идет о надвигающейся новой волне кризиса, то где этот мощный состав экономистов, бизнесменов, которые могли бы противостоять грядущим вызовам? В этом смысле партийные списки тоже вызывают массу вопросов.

2. Понятно, что ситуация в целом вполне прогнозируемая. Вопрос только в том, сколько партий будет представлено – две или три? Но в любом случае я считаю, что любое усложнение партийно-политической системы – во благо. Пусть даже это будет мнимая или какая-то даже искусственная конструкция с усложнением, но нацеленная на создание качественно иной политической культуры, повышение конкурентоспособности. Если мы будем знать, что в парламенте готовится не один законопроект, а два, что правительство вынуждено отвечать на неудобные для него вопросы в сфере экономики, в сфере социального обеспечения, то, как мне кажется, это во благо.

В любом случае это чуть сложнее, чем действующая однопартийная система, и это позволяет нам создавать некие заделы на будущее. А также элементарно приучить власть к тому, что парламент может быть двух-, трехпартийным, и в этом нет ничего противоестественного. Более того, это вполне нормальное явление. И вот с такой условно-педагогической позиции это тоже важно для всех нас.

Нурлан Еримбетов, модератор дискуссионного клуба “АйтPARK”:

1. Ощущение такое, что в принципе они охватили все социальные слои нашего общества. Там есть богатые и не очень, есть солдаты, есть ученые, есть молодежь, есть умудренные жизнью люди, есть сельские жители. Но я считаю, что коли уж наш мажилис самораспустился перед грядущим финансовым кризисом, то среди будущих депутатов должно быть побольше действующих бизнесменов, экономистов-прикладников, специалистов по макроэкономике. То есть людей, которые могли бы, будучи в парламенте, спорить с правительством и предлагать свои альтернативные варианты действий. А их в опубликованных списках очень мало. Поэтому возникает вполне логический вопрос: а кто завтра будет противостоять экономическому кризису, ожиданием которого все живут? Мне, глядя на списки, сложно это представить.

2. Если исходить из списочного состава, предъявленного всеми партиями, то у меня особых ожиданий нет. Но я не хотел бы, чтобы мажилис кардинально менял мою жизнь. Я вообще хотел бы, чтобы парламентские выборы проходили тихо, спокойно и, скажем так, неэпохально. Депутаты пришли и ушли – спасибо, издали законы – спасибо. Я не хочу, чтобы каждый парламент был историческим, судьбоносным. Потому что жить в постоянном ожидании – страхе или восторге – я уже не готов. Я за то, чтобы парламент был спокойной и тихой машиной, которая будет работать в среднем рабочем режиме. Он должен быть чем-то вроде настенных часов: они тикают, отсчитывая время, а мы изредка посматриваем на них, и все идет своим чередом. Я не хочу, чтобы завтра парламент начал пересмотр бывших законов, чтобы началось что-то вроде национализации или появились лозунги типа “Долой!” или “Да здравствует!”. То есть я не хочу, чтобы наш парламент был революционным, я хочу, чтобы он был эволюционным, спокойным и тихим органом. Пусть даже не совсем заметным, но издающим те законы, которые нужны всем нам.

Данияр Ашимбаев, главный редактор биографической энциклопедии “Кто есть кто в Казахстане”:

1. Что касается “Нур Отана”, то список в принципе добротный. Однако он, по большому счету, окончательно превращает “Нур Отан” в партию номенклатуры. Из него выпали наиболее активные депутаты прошлого созыва, такие как Ирак Елекеев, Бекболат Тлеухан, Владимир Нехорошев, которые, по сути, были лицом мажилиса четвертого созыва. Поэтому даже небольшие вкрапления отдельных представителей, скажем так, неруководящих органов практически не чувствуются.

С другой стороны, если оценивать качественную сторону списка, то парламент должен выглядеть вполне сбалансированным с точки зрения законодательной работы. Большинство – это либо опытные депутаты, либо опытные чиновники. Но в то же время есть вероятность того, что партия будет превращаться, с одной стороны, в некое подобие ветеранской организации (для временного трудоустройства временно неугодных или ненужных чиновников), а с другой – в подобие “детского садика” для непослушных “детей”, которых и деть некуда, и на улицу выпускать нельзя, поскольку будут шуметь больше, чем следовало бы.

В этой связи нельзя не отметить, что в списке оказалось слишком много бывших активистов почившей в базе партии “Асар”. Думаю, что это не есть хорошо. Потому что, если слегка утрировать, в “Асаре” был разоблачен “троцкистский заговор”, и вспоминать о нем считалось в последнее время моветоном.

Что касается списка “Ак жола”, то, честно говоря, мне этот список не понравился, хотя в принципе там есть люди, которые своим присутствием могли бы украсить парламент. Допустим, та же Екатерина Никитинская. И все же не покидает ощущение, что он был укомплектован из тех, кто не попал в “нуротановский” список. Если внимательно покопаться, то там можно встретить, во-первых, имена бывших депутатов от главной партии страны, во-вторых, родственников “нуротановских” руководящих работников. Допустим, брат баллотируется по списку “Нур Отана”, а сестра по списку “Ак жола”. Или старший брат – председатель областного филиала “Нур Отана”, а младший фигурирует в списках “Ак жола”. Во многом список выглядит бессистемным. Такое впечатление, что набирали исключительно ради количества. В общем, я не вижу в нем ни системного подхода, ни особого смысла. Партия как будто бы слегка обновленная, но вместе с тем претендовать на какую-то цельность список “Ак жола” вряд ли может. Это набор индивидуумов, отобранных по совершенно непонятным критериям.

Список ОСДП – это стандартный оппозиционный список на выборах. Ничего нового. Заметно, что в нем достаточно слабо представлен региональный контент. Центральный же аппарат, с одной стороны, как бы уже приелся, а с другой – понятно, что у оппозиции уже просто нет ничего другого.

Список КНПК выглядит достаточно сбалансированным, в нем представлен ровный партийный актив без каких-либо особых прорывов. Допустим, туда можно было бы включить каких-то представителей культуры, спорта, которые есть во всех других списках. Как заметил по этому поводу один наш коллега, если все партии идут на выборы под лозунгами борьбы с кризисом, но при этом их списки истыканы именами олимпиоников, то никакой логики здесь нет. В этом смысле КНПКашники обошлись без звезд, и оттого их список выглядит как набор средней добротной номенклатуры. Видимо, руководство партии рассчитывает на то, что народ будет смотреть не столько на персоналии, сколько на идеологию.

О Партии патриотов говорить особо смысла нет. Поскольку ее электоральные перспективы более чем очевидны. Разве что можно отметить очередное участие в выборах господина Елеусизова, которого уже впору заносить в книгу рекордов по количеству безуспешного баллотирования на всевозможные посты: от президента до депутата маслихата. Про перспективы Партии патриотов, партии “Ауыл” и партии “Адилет”: с оптимизмом говорить не о чем, а ругать смысла уже нет.

Что касается “Руханията”, то эта партия не стала реально “зеленой”. Экологическая составляющая, которая в самом начале еще как-то транслировалась, была размыта националистической риторикой. Скорее даже не националистической, а квазинационалистической. Потому что те, кто пришел в партию, – это не столько реальные националисты, сколько некоторое их подобие. В нормальном обществе трактовка понятия “национал-патриот” приобрела легкий издевательский оттенок, и добавить к этому нечего. Понятно, что партия не смогла по-хорошему “раскрутиться”, не смогла привлечь сколь-нибудь серьезный актив. Хотя предпосылки и возможности для этого были. Но это общая болезнь всех экологических партий Казахстана. Сейчас мало кто вспомнит, что была такая республиканская экологическая партия “Менин Казакстаным”, которая провела учредительный съезд, и больше о ней никто никогда не слышал.

Насчет включения в нее знаковых фигур. Возможно, партия считает таковой Шаханова, но господин Мамбеталин делает это, скорее всего, по рекомендации неких советчиков, которые рассчитывают таким образом вовлечь некоторых особо рьяных национал-патриотов в легальные процессы, чтобы они окончательно не маргинализировались.

2. С этим мажилисом я не связываю никаких особых ожиданий. Хотя бы потому, что я не думаю, что состав его изменится принципиально. Полагаю, что 7-процентный барьер сможет преодолеть только одна партия. Поэтому драчка будет за роль второй партии, поскольку на нее претендуют ОСДП, “Ак жол” и КНПК. Но, глядя на их списки, лично я хотел бы, чтобы она досталось КНПК. Поскольку то, что предлагается в качестве альтернативы “Нур Отану”, производит весьма удручающее впечатление.

Ну а в целом я не думаю, что в законотворческой работе, в политическом процессе хоть что-то изменится. Это обычные досрочные выборы, которые проходят у нас регулярно и становятся довольно банальными.

Айгуль Омарова, независимый журналист:

1. Сразу же отмечу, что абсолютно всем партиям недостает свежих лиц. Впрочем, как и новых идей. Все предвыборные платформы повторяют одно и то же. Совпадения есть даже у “Нур Отана” и ОСДП. Единственное – у “Нур Отана” нет предложения пересмотреть контракты с иностранными компаниями, заключенные в середине 1990-х годов, и пункта о национализации. Все остальное повторяется.

На фоне такой одинаковости я бы все же несколько выделила список “Нур Отана”, потому что в нем теперь появились спортсмены и шоумены типа Нурлана Абдулина. Плюс такие широко известные личности, как народный артист СССР Алибек Днишев. Для себя присутствие его в этом списке я могу объяснить хотя бы тем, что он известен не только в Казахстане, что он многое сделал для узнаваемости нашей страны на международной арене. То же самое касается таких наших звезд как олимпийские чемпионы Ермахан Ибраимов и Ольга Шишигина или же велосипедист Александр Винокуров, которого знает весь мир. Понятно, что эти люди могут сделать многое для развития спорта высших достижений. А вот присутствие в списках того же Абдулина и большинства депутатов прошлого созыва вызывает вопросы. Например, я не понимаю, что там делает Нуртай Сабильянов, который во всеуслышание признал бессилие мажилиса четвертого созыва. Такой принцип формирования партийных списков меня настораживает, и я думаю, что от перемены мест слагаемых сумма не изменится. То есть наличие в мажилисе трех или четырех партий ничего нового не даст, если будущий состав парламента не получит часть полномочий правительства и даже президента.

2. Честно говоря, ничего. Я повторюсь: если не произойдет перераспределения полномочий, то в стране абсолютно ничего не изменится. А для этого необходимо внести в Конституцию соответствующие изменения, что зависит от политической воли первого лица государства. Готов он к этому или нет, покажет время.

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований “Альтернатива”:

1. В принципе я очень положительно оцениваю список партии “Ак жол”. Потому что произошло существенное обновление списка за счет вовлечения представителей регионов,

к тому же являющихся представителями малого и среднего бизнеса. То есть это качественно новый состав партийного списка.

Если же говорить о других партиях, то, конечно же, обращает на себя внимание включение в список “Нур Отана” Дариги Назарбаевой. На мой взгляд, это серьезное событие, учитывая, что она на продолжительное время выпала из активной политической жизни. Но в целом список “Нур Отана” произвел эффект тем, что в него вошло много депутатов из бывшего состава мажилиса, которые в общем-то не особенно себя проявили в тот период. Поэтому в данном случае, на мой взгляд, качественно партия проигрывает. Прежде всего, в том, что надо было бы, наоборот, включать в него новые фигуры. Как это сделал тот же “Ак жол”. А тут ставка делается на людей, которые себя ничем особо не проявили. Ни в депутатском, ни в партийно-политическом плане.

ОСДП “Азат” в этом смысле тоже не блещет новизной. Хотя можно сказать, что она демонстрирует свою сплоченность тем, что с 2007 года ее список не претерпел существенных изменений. Если учесть, что оппозиция все время раскалывалась, а на сей раз ей удалось избежать раскола, это несомненный плюс.

В список Партии патриотов вошел Мэлс Елеусизов, хотя он собирался выступить под знаменами своей партии, которую успел создать. Любопытным представляется партийный список “Руханията”: в него, как ожидается, будет включена такая знаковая фигура, как Мухтар Шаханов. Это будет означать, что партия берет на вооружение национал-патриотический тренд. Учитывая, что она до 2010 года находилась в перманентном состоянии снижения электорального рейтинга, то последовавший потом ребрединг (в связи со сменой ее руководства и трансформацией в партию “зеленых”) стал неким показателем движения вперед. Другое дело, что “Руханият” так и не смог реально сделать “зеленую” платформу общенациональной в плане массовой поддержки. Поэтому партия ухватилась за то, что давно пытаются оседлать и социал-демократы, и либералы, и коммунисты, а именно за национал-патриотические лозунги. На фоне поднимаемого ажиотажа вокруг вопроса о государственном языке, участия Казахстана в Таможенном союзе, создания единого экономического пространства этот тренд может сыграть свою роль. Но не более чем в плане привлечения казахскоязычного электората. Однако с учетом того, что власть подходит к этому вопросу очень осторожно, можно предположить, что усилия партии в этом направлении будут серьезно блокироваться, и ей будет весьма непросто пройти в парламент.

2. Смотря кто будет в нем представлен. Если там будут реформаторские силы, а в “Нур Отане”, я думаю, в этом качестве может выступить Д.Назарбаева, а в целом в парламенте еще и партия “Ак жол”, то, безусловно, можно будет рассчитывать на какие-то движения в сторону реформирования тех или иных сегментов общественных отношений. Другой вопрос, насколько это будет поддержано “нуротановским” большинством. Ответить сложно. Фактически речь идет даже не столько о поддержке будущим большинством, сколько о поддержке руководством страны. Если она будет, то понятно, что и “нуротановское” большинство проголосует так, как надо.

Подготовил Кенже Татиля. http://www.camonitor.com/

Яндекс.Метрика