Home » СМИ о КНПК » Партия партии рознь

Партия партии рознь

По мере приближения дня парламентских выборов оживают самые разные партии, включая тех о которых не слышно от выборов до выборов. Г-н Перуашев как принц спящую красавицу «разбудил» долго спавший «Ак жол». Г-н Мамбеталин постарался влить свежую струю в партию «Руханият», заодно придав ей новое название Зеленой партии, однако на стайерскую дистанцию его явно не хватило. Лидер Компартии Казахстана Газиз Алдамжаров потерял бдительность и хотя чуть ли не все петухи пропели о грядущих выборах, сделал оплошность и партия лишена возможности участвовать в назначенных на 15 января 2012 г. выборах в Мажилис. Партия «Алга» остается незарегистрированной и, соответственно, не имеет возможности быть участником предвыборных баталий. Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) есть партия, которая не может из-за правовых хитросплетений перерегистрации предстать как ОСДП «Азат» (за этой «байдой» говорят лежат разногласия между Ж.Туякбаем и Б.Абиловым по вопросу единоначалия в партии). Тяжеловес «Нур Отан» спокойно смотрит на порой лихорадочные действия конкурентов. Партия «Адилет» время от времени заявляла позицию по вопросам преимущественно правового характера. Хотя удивителен факт, что экс-сенатор Уалихан Кайсар умудрился первоначально заявить себя кандидатом от партии «Руханият», затем в течение двух дней попасть в партсписок от партии «Адилет». Представляю депутата итальянского или немецкого парламента, ищущего партию, готовую включить его в список кандидатов в депутаты. Бегает потенциальный кандидат с плакатиком: «Ищу партию для выдвижения! У Вас есть такая партия?» Партия патриотов словно застыла после назначения Гани Касымова депутатом Сената. Партия «Ауыл» во главе с академиком Гани Калиевым имеет свой электорат. Все же рядом с почтенным Г. Калиевым неплохо смотрелся бы первый секретарь помоложе. К чести Г. Калиева, на выборах 2004 г. ему, превосходно владеющему и казахским и русским языками, в одном из телеэфиров 31 канала пришлось выдержать шквал вопросов от начавшейся волны неонационал-патриотизма.

Посмотрим на процесс выдвижения партийных списков. Единственно КНПК и, кажется, «Ауыл» удержались от включения лиц, ранее не состоявших в партии, в партийный список. «Нур Отан» включил в список кандидатов в Мажилис известных деятелей культуры и спорта. «Руханият» проявил симпатии не столько к экологической проблематике, зверюшкам и растениям, а больше к римейку политизации этничности, поставив на первое место в свеем партсписке писателя Мухтара Шаханова. Партия «Ак жол» на ходу пополнилась новыми активистами, часто из «Атамекен». Опять-таки КНПК и «Ауыл» держат лицо. К сожалению, «Ауыл» мало заявляет о себе, даже во время избирательной компании. Поэтому сосредоточимся на Коммунистической народной партии Казахстана. Начав с 18 тысяч коммунистов, вышедших из Компартии, она имеет вчетверо-впятеро больше. Готовность выставить 18 тысяч наблюдателей на

выборах показательный факт. Пожалуй, только две-три партии могут проявить себя в этом немудреном показе действительного, а не фиктивного состава. Сравним две существующие компартии. Сайт КНПК http://knpk.kz обращен как к внутрипартийной информации, так и делам в стране и международным событиям. Напротив, сайт Компартии Казахстана имеет главным образом внутрипартийную направленность. Фотогалерея на сайте КП Казахстана http://komparty.kz уступает сайту КНПК по информативности, показу партийных акций, мероприятий, митингов и т.п. / Зубейда Давлетъярова. Страшно далека от народа …КПК // www.dialog.kz, 17 октября 2011г./. Когда-то Ленин уделял первостепенное значение газете как коллективному организатору, затем роли кино в пропаганде. Ныне сайт во всемирной паутине имеет значении не меньшее, чем выпуск газеты. Тем более что сайт доступен в любой точке мира, газета же требует рассылки и доставки. Прочие партии, кроме двух коммунистических, не показали себя в качестве субъектов политики, идейно-политические принципы которых независят от политической конъюнктуры. Одни существуют слишком малое время чтобы проявить себя, другие же продемонстрировали неоднократные перекрашивания в либеральные, либо якобы социал-демократические цвета, некоторые пошли в фарватере неонационал-патриотизма, попутно подобно ОСДП «Азат» смешивая новоявленный для себя социал-демократизм с либерализмом. Даже партия «Нур Отан» была то патриотической, то склонялась к социал-демократизму, и всегда оставаясь центристской, что означает в казахстанских реалиях быть за стабильность, проявлять приверженность политическому курсу Президента. Партия «Ауыл» именуется социал-демократической, хотя социал-демократия начиналась не в селе, а городском промышленном рабочем классе, лишь потом распространив популярность среди средних слоев. Противоречие состоит в том, что редко встретишь крестьянскую партию социал-демократического характера. Впрочем, её программа и лидер лично мне импонируют. Только КНПК и Компартия Казахстана имеют идеологию в качестве признака устойчивой партии. Однако блок с «правыми» – партией «Демократический выбор Казахстана» – предшественницей партии «Алга», затем хождение в качестве попутчика национал-патриотов ослабили Компартию. Ослабили размыванием её преимущества перед остальными казахстанскими партиями: наличием идеологии и принципа интернационализма. Идеология уступала политическим моментам. Раскол был неизбежен. Допустим, что оппозиционность есть дело благородное, но зачем же поступаться принципами и наступать на горло собственной песне? Напомню, в 1999г. Компартия получила два мандата по партсписку, а по неофициальным данным, могла бы получить аж четыре. В 2004 г. блок КП Казахстана и ДВК официально не получил барьерных 7% голосов, но даже по самым оптимистичным оценкам, не мог бы претендовать на два мандата, полученные Компартией в памятном 1999г. Вступить в блок, где теряешь собственных избирателей не странно ли? Вспомним попытку объединения двух компартий в первой половине 2007 г. Однако расхождения были слишком велики, чтобы объединиться. Компартия шла на рожон, забыв идею Ленина уметь копить силы, пользоваться легальными средствами, не замыкаться в противоборстве с оппонентами (в дореволюционные времена это шло рядом с увлечением преимущественно нелегальной деятельностью). КНПК в чем-то сродни партиям прежней Германской Демократической Республики (ГДР). Формально все партии были в Национальном фронте под руководством Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). Но крушение Берлинской стены в 1989г. показало, что эти партии, сохранившие ценности отличавшие их от коммунистов из СЕПГ, оказались готовы к деятельности в качестве восточного крыла их идеологических единомышленников из ФРГ. Между прочим, нынешняя канцлерина ФРГ г-жа Ангела Меркель была активисткой Христианско-демократической партии ГДР.

Так что совместные заседания с «Нур Отаном» и прочими партиями на разных диалоговых площадках не означают конец идее социальной справедливости у КНПК. Вспомним, прошлогоднюю инициативу о проведении референдума по продлению полномочий президента. Партия вначале была против, затем после объявления о 5 миллионах подписей за референдум предпочла не отрываться от ситуации. Когда же были назначены досрочные выборы, то КНПК выдвинула собственного кандидата Жамбыла Ахметбекова. Партия демонстрирует нахождение в общемировом тренде – в постклассовых обществах партия рабочего класса может иметь успех, если обращена также и к средним слоям, исключая т.н. высший средний слой. Впрочем, случившийся 16 декабря факт задержания 40 агитаторов от КНПК в Алматы позволяет усомниться, что все от власти особо разбираются в тонкостях партийных различий и межпартийных отношений. КНПК одной из первых ясно увидела проблему в локальном конфликте в Жанаозене. КазТАГ 20 декабря с.г. сообщил, что Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) винит в беспорядках в Жанаозене местные исполнительные органы власти и компанию “Озенмунайгаз”. “Мы сегодня слышим всякую информацию о том, что это злые люди (участники беспорядков – КазТАГ). Но у нашей партии свое мнение: этот конфликт, зревший с февраля по декабрь текущего года, не был разрешен из-за того, что не было желания ни у работодателей, ни у представителей исполнительных органов власти”, – сказал председатель КНПК Владимир Косарев на брифинге во вторник. По его мнению, еще весной, когда нефтяники начали проводить забастовки и перестали выходить на работу, власть и работодатель должны были “хотя бы образовать комитеты для поэтапного рассмотрения назревших болезненных вопросов”. Предвыборная программа КНПК отмечает: «Слияние бизнеса и власти стало институтом. Коррупция и государственное лицемерие стали правилами игры… Страна нуждается в выверенной промышленной политике и сохранении человеческого капитала. Необходимо остановить перерастание стабильности в застой, подмену созидательной энергии общества официозной модернизационной риторикой… Разница доходов 10% богатых и 10% бедных слоев превышает 20 раз, что сегодня представляет реальную угрозу социальной стабильности…» Ясны намерения предвыборной программы КНПК: «Мы, народные коммунисты, не просто боремся за интересы бедных, мы боремся с бедностью как таковой. Мы не ведем борьбу с богатством, мы боролись и будем бороться за то, чтобы богатство и достаток являлись следствием законных доходов, а не грабежа, коррупции и эксплуатации человеческих ресурсов. Мы убеждены, что общее благо выше прибыли! Мы, народные коммунисты боремся против системы, а не против одних олигархов за интересы других – отодвинутых от кормушки. Мы считаем, что социальное самочувствие и благополучие граждан Казахстана является главной оценкой дееспособности партии власти….» В Казахстане стремление КНПК соединить идею равенства, в том числе равенства стартовых возможностей, с идеей социальной справедливости и свободой выглядит контрастно по сравнению с другими партиями. Но вполне в практике левых партий Западной Европы. КНПК имеет довольно категоричный однозначный ответ на вопрос: «Что значит борьба с коррупцией по коммунистически?». Владислав Косарев ответил: «Реальная борьба с коррупционной гидрой, есть нечто иное как смена существующей власти». Казахстанские партии осуждают теракты и крайности религиозного фанатизма, но, пожалуй, только КНПК заявила прямо: «Поиск способов воспитания личности государство ограничило строительством мечетей, церквей, костелов, доверило разнузданному воздействию средств низкопробной массовой культуры и искусства. Дома культуры, клубы, библиотеки приказали долго жить. Из 7,5 тысяч сел почти в 4 тысячах

нет библиотек…». Бывает, что одно практическое дело важнее самых замечательных программных заявлений. Уместен призыв руководства партии к местным партийным организациям провести акцию в пользу культуры и знания под названием «Сохраним советскую книгу». Согласимся, что такого выпуска самых разных и хороших книг не было после 1991 года. Так мало партий устойчивых и имеющих идеологию как залог и гарантию для избирателя в выполнении программы. К сожалению, такие партии как ОСДП и «Руханият» национал-патриотической риторикой отдельных лиц из партсписков изначально отталкивают часть электората. Что сужает их шансы на мандат. Но все во власти избирательного бюллетеня. И незачем диктат тех кто пересчитывает и подсчитывает по собственному, либо по указанному кем-то усмотрению. Поэтому принимая во внимание казахстанскую действительность наилучшим вариантом был бы следующий состав Мажилиса: «Нур Отан», партия бизнеса «Ак жол», КНПК как партия средних слоев и рабочего класса и «Ауыл» как партия крестьянская.

Андрей ЛОГИНОВ (Астана) http://www.contur.kz/

Яндекс.Метрика