Home » "Коммунист Казахстана" » Писем белые стаи…

Писем белые стаи…

Старая пожелтевшая бумага, выцветшие чернила, поблекшая типографская краска, пропахшие порохом строки.. В них – дыхание войны, грубость суровых окопных будней, нежность солдатского сердца, вера в Победу…

Письма с фронтов Великой Отечественной войны – документы огромной силы. Это своеобразная художественная летопись времен военного лихолетья, обращение к героическому прошлому наших предков, призыв к беспощадной борьбе с захватчиками. Уже давно переписка близких людей того времени перестала быть личным делом. Это уже история.

Сегодня почти невозможно найти музей или архив, где бы ни хранились письма фронтовиков, до которых подчас у исследователей «не доходят руки». А ведь история Второй мировой войны глазами ее участников — важный исторический источник. И специалисты считают, что работу по сбору писем с фронта надо продолжать, ибо уходят из жизни хранители солдатских писем.

Без малого 23 года собирает письма фронтовиков директор музея при алматинской школе № 74 Людмила Григорьевна Козедуб. Первым письмом в ее большой коллекции стало письмо, подаренное начальником полковой разведки 312 стрелковой дивизии, носящей имя панфиловской, Василия Дмитриевича Дубинина. Сейчас в архиве музея находятся свыше 30 писем, присланных с фронта нашими земляками, ушедшими защищать Москву в составе 312 стрелковой гвардейской дивизии.

«Дивизия формировалась в Алматы в течение двух недель, затем месяц в Талгаре проходили тактические занятия, и 18-19 августа 1941 года солдат эшелонами стали под Москву. Всего из Алматы в составе дивизии ушло на фронт 14.000 наших земляков, а вернулось 426 человек», – рассказывает Людмила Григорьевна.

Не все солдаты добрались до мест сражений. Об этом свидетельствуют документы младшего политрука дивизии Масловского Демьяна Васильевича. Их в дар музею передала дочь Масловского. В похоронке сказано, что политрук Масловский погиб 26 августа 1941 года, не доезжая до Москвы, на территории Рязанской области, под бомбежками немецких самолетов, в горящем вагоне.

Письма с фронта до сих пор бережно хранят во многих семьях. У каждого треугольника своя история: счастливая или печальная. Бывало и так, что иногда весточка с фронта о том, что родной человек жив-здоров, приходила после страшного казенного конверта. А матери и жены верили: похоронка пришла по ошибке. И ждали — годами, десятилетиями.

«У нас в музее есть интересное письмо Степана Николаевича Слюняева. Его вместе с документами и фотографиями передал в дар музею младший брат солдата – Владимир Слюняев. Степан служил в 75 стрелковом полку 312 дивизии (в этом же полку служили и 28 героев-панфиловцев, в честь которых назван парк в центре Алматы) и  погиб 18 октября 1941 года. Пока он был жив, писал письма родным каждый день. Так вот, на обратной стороне одного из его писем, мы обнаружили письмо его однополчанина Абрама Крючкова,  адресованное детям и жене. Степан Слюняев поручал своей семье отнести это послание родственникам Крючкова на улицу 24 линии. Пока те их искали, жена Крючкова получила на него похоронку. Но благодаря этому письму мы разыскали дочерей Крючкова. Валентину и Раису. Они уже давно живут в России, но сразу же стали с нами сотрудничать и передали музею много ценных документов», – продолжает Людмила Григорьевна.

Конвертов не хватало. С фронта приходили письма-треугольники. Отправляли их бесплатно. Треугольник — это обычный лист из тетради, который сначала загибали справа, потом слева направо. Оставшуюся полоску бумаги вставляли внутрь треугольника. Уже давно эти треугольники живут своей жизнью, невидимыми, но прочными нитями соединяя прошлое с настоящим. Они помогают нам, детям солдатов Великой войны, отыскивать следы своих без вести пропавших предков и сохранять память о них для последующих поколений.

«В составе 312 дивизии было 3 полка: 73, 75, 77. Командиром 73 полка значился Курганский Иван Данилович. Упоминания о нем мы встречали в воспоминаниях всех солдат дивизии (в музее собрано 5 книг таких воспоминаний), они называли его «батей», хотя, по возрасту, он был не старый, а также говорили, что родом Курганский из Ташкента. Но точных данных о нем у нас не было. Мы сделали запрос в Ташкент, и разыскали его сына. Он подарил нам последнее письмо отца, написанное за несколько часов до смерти. Погиб Курганский в Латвии. У нас при музее есть группа «Поиск», и мы с ребятами поехали к месту его гибели, около реки Айвиекста. Когда жители близлежащих деревень узнали причину наших поисков, они рассказали о Курганском много интересного. Все это мы тщательно записали», – говорит Людмила Григорьевна.

Аналогичная история произошла и с Задориным Николаем Валерьевичем.

«Задорин командовал первым батальоном в составе дивизии, комбат-1, а комбатом-2 был Бауржан Момыш-улы. В Латвии Задорин был тяжело ранен, но умер уже после войны. В Ташкенте мы нашли его дочь, и она подарила музею планшет, пробитый пулей. Этот планшет и спас Николаю Валерьевичу жизнь», – делится Людмила Козедуб.

В августе 1941 года в газете «Правда» в «передовице» было написано о том, что очень важно, чтобы письма находили своего адресата на фронте. И далее: «Каждое письмо, посылка…. вливают силы в бойцов, вдохновляют на новые подвиги». Не секрет, что немцы уничтожали узлы связи, разрушали телефонные линии. В стране была создана система военно-полевой почты под началом Центрального управления полевой связи. Только в первый военный год Государственный комитет обороны принял несколько решений, которые касались продвижения корреспонденции между фронтом и тылом. В частности, было запрещено использовать почтовый транспорт для хозяйственных работ. Почтовые вагоны «цепляли» ко всем поездам, даже к военным эшелонам.

«Конечно, все письма доходили: и извещения, и похоронки. Другое дело, что  родственники порой не знали, что с ними делать. Такой случай произошел с родными панфиловца Алимжана Тохтарбаева. Он погиб в 1942 году в Подмосковье, там же похоронен и его имя значатся на стеле, стоящей у разъезда Дубосеково. Но никаких данных о семье Тохтарбаева у нас не было. И случайно мы нашли его дочь, Амантаеву Асембану. У нее была похоронка на отца, но она не знала, где он похоронен. Мы помогли ей съездить на могилу отца», – рассказывает Людмила Григорьевна Козедуб.

В музее у Людмилы Григорьевны много юных помощников. За 23 года сменилось несколько поколений школьников, по крупицам собирающих память о своих дедах.

«Сейчас со мной работают дети тех ребят, с которыми я когда-то и открывала музей. Больше всех мне запомнилась Елизавета Штерман. Ее привела бабушка, которая передала в дар музею ордена, фотографии и фронтовые письма своего племянника, панфиловца Леонида Марковича Штермана, погибшего под Москвой. Двоюродная внучка героя, Лиза, проработала в музее до окончания школы»,- продолжает Людмила Григорьевна.

Мне удалось побеседовать с юным хранителем музея Рашидом Касымовым. Его в музей привела старшая сестра. Рашид учится в военном колледже спорта, занимается стрельбой и готовится к службе в армии:

–  Рашид, а ты принимал участие в изыскательской работе, связанной с фронтовыми письмами?

–  Да. В книгах воспоминаний, хранящихся в музее, есть много писем, в которых упоминается имя главного хирурга 312 дивизии Абдукаримова Гулама Муминовича. Не только бойцы дивизии, но и медсестры 212 медсанбата в своих весточках домой рассказывают о том, сколько солдатских жизней он спас. У нас не было о нем никаких сведений, кроме упоминаний о том, что, возвращаясь домой с войны, он сошел с поезда на станции Тараз. Наш музей искал его 2 года. И в прошлом году мы поехали в Тараз и встретились с младшей сестрой Гулама Муминовича – Фарахат. Она рассказала нам, что еще в 1937 году Гулам Абдукаримов, работая хирургом в Таразе, впервые применил во время операции переливание крови, и этим методом во время войны спас много жизней. Сейчас в Таразе строится новая станция переливания крови. Мы обратились к городской администрации, чтобы этой станции было присвоено имя Гулама Абдукаримова.

– Что для тебя значит работа в музее?

«Я в детстве много читал о войне, но когда читаешь фронтовые письма, разговариваешь с ветеранами – ощущения совершенно другие. Начинаешь чувствовать и понимать, как на самом деле было на войне, в каких непростых условиях приходилось сражаться нашим солдатам, ведь некоторые из них ушли на фронт моими ровесниками. И, несмотря, на все трудности, они продолжали воевать и побеждать. Письма рассказывают об этом лучше любого писателя».

Без сомнения, фронтовые письма – особый первоисточник летописи Великой Отечественной. Они имеют бесспорное право встать в один ряд с трудами военных историков, воспоминаниями маршалов и генералов, книгами маститых литераторов.

Анна Литвинова,

Отрывок из книги «Письма с фронта».

Справка. В настоящее время книга «Письма с фронта» готовится к изданию. В ее создании принимает участие Алматинский горком КНПК совместно с фондом «Наследники Победы» под патронажем Дариги Назарбаевой. Предполагается, что книга выйдет в свет 22 июня 2011 года.

Яндекс.Метрика