Home » "Коммунист Казахстана" » По той же самой дороге хозяйственной катастрофы

По той же самой дороге хозяйственной катастрофы

(окончание, начало в № 23 от 9.09.2011)

Кульбиты статистики

Сельскохозяйственная статистика в Казахстане иногда показывает нечто невообразимое. К примеру, в октябре 2010 года Агентство РК по статистике сообщило: “По данным Агентства по статистике РК, на 1 октября 2010 года поголовье крупного рогатого скота в Казахстане насчитывает 6 901 300 голов. Стоит отметить, что число голов в течение 2010 года колебалось от 6 138 100 в феврале до максимального поголовья КРС – 7 554 700 голов в июне”.

Это короткое сообщение порождает немало вопросов. Во-первых, как ведется подсчет скота? В июле 2010 года Минсельхоз сообщил, что в 2010 году проведет перепись скота в хозяйствах, чтобы установить его “истинную численность”. Хорошо. А как тогда была получена цифра 7,5 млн. голов на июнь месяц при том, что единственная за всю историю независимого Казахстана перепись скота проводилась в 2006-2007 годах? Скорее всего, тут хорошо знакомая по голощекинским временам “игра в цифирь”, когда численность скота получалась расчетами с помощью коэффициентов и выборочных переписей. Потом решили провести уточнение и выяснилось, что рогатого скота на миллион голов меньше. Хотя и этой цифре особой веры нет.

Убыль миллиона голов крупнорогатого скота всего за полгода – это предмет для разбирательства на заседании Правительства РК. Это повод выяснить, как так вышло, что республика потеряла миллион голов, и вообще, сколько именно скота в республике.

Во-вторых, у кого сколько скота и какого? Это тоже немаловажный вопрос, поскольку от него зависит политика поддержки животноводства. Скажем, по данным КНПК, в Бурлинском районе Западно-Казахстанской области на 42 тысячи хозяйств приходится 18 тысяч коров. Это по корове на два хозяйства, в среднем. Очень негусто, надо сказать. Из этих данных следует, что минимум половина хозяйств не имеют скота. Если принять обычную ситуацию, когда есть хозяйства, в которых по 5-6 коров, то выйдет, что скота не имеют порядка 2/3 хозяйств. Конечно, можно запроектировать откормочную площадку на 5 тысяч голов, вложив в нее 200 млн. тенге, и это даст 23 тысячи голов в районе. Но можно раздать каждому хозяйству по корове в беспроцентный кредит, и это даст 44 тысячи голов в районе, то есть рост поголовья в 2,4 раза.

Валовый подсчет скота – это не статистика. Точнее, дезинформирующая статистика, маскирующая реальное положение дел в животноводческом секторе. Нужен точный подсчет по районам, определение обеспеченности скотом хозяйств, структура распределения стада по хозяйствам, чтобы получить данные, нужные для правильного решения. Это можно сделать, тем более, что мы живем в эпоху Интернета, который позволяет получать и аккумулировать точные данные с каждого хозяйства и района хотя бы раз в полгода.

Крупное или мелкое?

Стоит только внимательно проанализировать сельское хозяйство в свете накопленного печального опыта, как с отчетов Минсельхоза РК моментально сходит лоск рапортов об успехах. Напротив, становится понятно, что сельское хозяйство в Казахстане балансирует на грани хозяйственного коллапса, совершенно аналогичного по своей природе хозяйственной катастрофе времен коллективизации. Это веский довод в пользу того, чтобы внимательно изучать совершенные в прошлом ошибки, которые привели к тяжелейшим потерям и хозяйственным катастрофам.

Итак, нынешняя аграрная политика в Казахстане идет той же дорогой, что и коллективизация в Казахстане, с характерной ставкой на крупное хозяйство, ориентированное на вывоз, и с зажиманием мелкого хозяйства или попустительством этому зажиманию.

Между тем, в силу чисто природно-климатических условий в Казахстане крупное хозяйство не столь эффективное, как мелкое.  Оно возможно только на самых лучших землях и берет только площадями и валовым производством. Эта особенность ярко проявилась в первые годы коллективизации. Уже первые совхозы в Казахстане показали свою слабость и неспособность использовать выделенные им угодья. В 1928 году все совхозы имели 58660 гектаров пашни, но засевали только 11300 гектаров. По другим данным, из 31583 гектаров пашни, совхозы в 1928 году засеяли 12139 гектаров, то есть 40,9%.

Несмотря на эту проявленную неэффективность, совхозам постоянно придавали все больше земельных угодий, пока наконец, совхозы не превратились в гигантские по площади хозяйства. К концу 1931 – началу 1932 года в Казахстане было создано 23 зерновых совхоза, в том числе 7 зерносовхозов в Актюбинской, 6 зерносовхозов в Карагандинской областях. У них было 1943,6 тысяч гектаров сельскохозяйственный угодий, 1558 тракторов и все зерносовхозы засевали 383,2 тысячи гектаров. Эффективность их была еще хуже, и они получали “урожаи”, соответствующие сильнейшей засухе. Причина заключалась в крайней нехватке тракторов и в невозможности обработать качественно и в агротехнические сроки бескрайние поля.

Сейчас ситуация много лучше, тракторов у крупных хозяйств намного больше и агротехнику они более или менее выдерживают. Запашка в 16-18 млн. гектаров, из которых 13 млн. приходится на крупные хозяйства, с приличной урожайностью – это реальность. Но особо гордится нечем. Это потолок возможностей или весьма близко к нему.

Еще в 1926 году видный казахстанский агроном М.Г. Сириус сказал, что для рентабельного сельского хозяйства нужно тщательно изучать каждый клочок земли. И это истинная правда. Качество земли, ее плодородие, увлажнение колеблются в чрезвычайной степени. Его призыв нисколько не устарел и в наши дни. Увеличить продукцию сельского хозяйства можно вовсе не увеличением запашки, а тщательным изучением каждого клочка земли, определения его пригодности, тщательного контроля и мероприятий по восстановлению плодородия. Это далеко не случайно, что 91% товарной продукции производится мелкими хозяйствами. Это диктуется природными условиями. Для расширения нужно создание особых хозяйств, которые находятся на границе производящего и опытного хозяйства, вооруженные самой передовой агротехникой и научными методами при поддержке мощной государственной агрономической службы. Они могут вырасти только из крестьянских или индивидуальных хозяйств. Должна быть введена особая система землепользования, допускающая кратковременное использование участков, “кочевание” хозяйств, смену обработки земли парами, перелогами или другим восстановлением плодородия. Только в этом случае можно будет вернуть деградированные пашни и пастбища в оборот, собирать хлеб и корма с полупустынных и засушливых земель.

Такие опытно-производящие хозяйства будут поневоле небольшими и даже мелкими по сравнению с нынешними зерновыми латифундиями. Но другого пути ведения эффективного и продуктивного хозяйства нет. Вся история Казахстана в течение ХХ века это самым нагляднейшим образом подтверждает.

Дмитрий Верхотуров

Яндекс.Метрика