Home » "Коммунист Казахстана" » Почему галопом скачут цены? Каждый из нас, покупая продукты, невольно отметил про себя тот факт, что цены на них стали выше. Почему же растут цены, есть ли возможность остановить их повышение и кто от этого выигрывает – вопросы, которые для прояснения ситуации наш корреспондент адресовал секретарю ЦК КНПК В.Косареву.

Почему галопом скачут цены? Каждый из нас, покупая продукты, невольно отметил про себя тот факт, что цены на них стали выше. Почему же растут цены, есть ли возможность остановить их повышение и кто от этого выигрывает – вопросы, которые для прояснения ситуации наш корреспондент адресовал секретарю ЦК КНПК В.Косареву.

2 февраля 2011 года

Ирина Самойлова,

“Коммунист Казахстана”

Корреспондент: – Недели две назад по просьбе  Седьмого канала Вы посетили в Астане  рынок «Асем». Цель журналистов состояла в том, чтобы проследить за ростом цен на продукты  питания, попытаться докопаться до причин значительного повышения стоимости продовольственного набора. Каковы основные впечатления от этого рейда?

В.Косарев: – Главный и неутешительный итог этого недолгого рейда состоит в том, что цены на все продукты выросли на 30-50%. Мы попытались выяснить, как влияет на стоимость товаров сам рынок.

Мы сразу же сопоставили сегодняшние цены с ценами сезонных ярмарок, проводимых в столице и областных центрах.

Корреспондент: – И намного ли отличаются осенние цены от нынешних?

В.Косарев: – Отличаются и намного. Если осенью мы могли купить картофель по 50-60 тенге за килограмм, то теперь нужно выложить 120-140 тенге. Причина в том, что осенью товар везли в город сельские жители, сами вырастившие урожай. Они радовались, что удалось распродать по 50 тенге, поскольку на месте закупщики больше 25-30 тенге не давали. После неоднократных перепродаж от скупщика к скупщику цена нарастает, а конкуренции, о которой то и дело твердят правительство и местная власть, как не было, так и нет.

Корреспондент: – Выходит, что рыночные торговцы получают товар с уже накрученной перекупщиками ценой?

В.Косарев: –  Именно так, работнику рынка перекупщики отдают товар уже с приростом цены, где на 30%, а чаще на 50-70 %.

Корреспондент: – Складывается впечатление, что существует некая рыночная мафия?

В.Косарев: – Недалеко от истины. На каждом рынке есть свои воротилы: мясные, молочные, картофельные, яблочные, банановые «короли». Нередко они находятся в тесном содружестве, кто с органами местного управления, кто с людьми в погонах или с сидящими на высоких постах в госструктурах. Все они регулируют потоки товаров. Осенью прошлого года помидоры в Астане стоили 200-220 тенге, а в пригородах Шымкента, Тараза, не говоря уж об отдаленных поселениях, этот товар предлагали купить по 15-20 тенге прямо на плантации.

Корреспондент: – По сути, рынок должен быть заполнен дешевой местной продукцией. А сельчане должны быть довольны  прибылью от проданных овощей-фруктов.

В.Косарев: – Увы, крестьяне плакали, видя, что их урожай погибает, но продать некому. Прервать поток овощей из соседних республик не хватает сил.

Мы с оператором телеканала остановились у прилавка с фруктами. Яблоки трех сортов, апельсины, мандарины, виноград, груши и прочие дары садов оказались привезенными из Китая. Продавец утверждает, что снабжает его одна фирма, в которой он знаком только с экспедитором, доставляющим груз и забирающим выручку.

Корреспондент: – А как же местный производитель? Где отечественная продукция?

В.Косарев: – Казахстанского ничего практически нет. В лучшем случае продукция из соседних республик. Что наши южане, не могут вырастить укроп, редис, петрушку, щавель? Могут, но продать не кому. Накатанный путь от огорода к рынку захватили «хозяева потоков». Других на свою точку, они не пускают.

Корреспондент: – То есть, выходит, что  посредники-перекупщики так влияют на рост цен?

В.Косарев: – И не только посредники «регулируют» цены. Во многом они зависят от условий производства. В селе стало крайне трудно содержать подворье из-за цен на корма.

Корреспондент: – Как влияет рост цен сельхозпродукции на доходы производителя?

В.Косарев: – Сельхозпроизводителю от рыночной дороговизны никакого прока. Крестьяне еле концы с концами сводят, страдая от поборов и дороговизны семян, кормов, горючего и многого другого. Например, во многих селах АО, ТО и т.д., взявшие в пользование земельные наделы у крестьян, берут оплату за все: за выпас, за водопой, за сено, тем более за фураж. В некоторых селах ближе к осени представители зерновых фирм и компаний обходят дворы, обмеряют сено и независимо от того, сам ли человек накосил или ему выделило ТО, все относят на оплату за пользование земельным наделом. Потому, заготавливать сено даже вручную люди не хотят.

Соломы в связи с внедрением новой влагосберегающей  технологии для  корма скоту катастрофически не хватает, потому что она измельчается и разбрасывается по полю, как удобрение. Накосить сено стало сложно. Многолетние травы оскудели, выродились, их не обновляют. Однолетки вообще не сеются. Естественные сенокосы стали малоурожайными. Фуражные корма многократно выросли в цене. Нередко крестьянам, предоставившим свои земельные наделы зерновикам, продают зерноотходы по ценам, близким или выше мировых. А ведь по условиям договоров фураж должен распределяться либо по себестоимости, либо бесплатно в счет оплаты за зерно.

Корреспондент: – Какова роль государства и исполнительных органов в управлении  ценообразования?

В.Косарев: – Государство целиком сняло с себя ответственность за регулирование цен. Всей этой кухней правит свободный рынок. И если производитель продукции платит налог, продавец оплачивает за место и патент, то посредник, которому достается больше половины от оборота, не платит никому и ничего. Все это криминальный бизнес. К нему привыкли, его не замечают, его не знает ни милиция, ни санэпиднадзор, ни налоговые инспекторы. Их просто изредка посещают полицейские, сотрудники МАИ, но эти люди всегда вовремя и в полном объеме «отстегивают» вполне выверенные суммы. Отсюда и цена на яйцо и мясо.

Корреспондент: – А как с молочной продукцией, она ведь тоже зашкаливает?

В.Косарев: – О молоке стоит сказать особо. Горожанину молоко обходится от 140 до 260 тенге за литр. В переулках сельские жители торгуют по 100-120 тенге. А на месте, в селе, закуп идет по 25-35 тенге за литр.

Из дальних сел в город, с двумя-тремя полторашками молока не пойдешь. Транспорт обойдется дороже. Вот и приходится сдавать по цене, предложенной заготовителем. Жить-то надо!

Корреспондент: – Сейчас модно говорить о свободных рыночных отношениях. Но вот в реальности картинка получается совсем не радужная.

В.Косарев: – Властные мужи нередко обвиняют тех, кто критикует «свободный рынок» в том, что они не понимают законов рыночных отношений, не изучают теоретиков либеральной экономики. Может и так, но согласиться с тем, что во главе межчеловеческих отношений могут оказаться невежество, хамство, паразитизм, казнокрадство, коррупция, нельзя никак и никогда. Эти пороки не могут быть устойчивыми. Они все явнее и чаще прежнего уродуют межчеловеческие правила взаимоотношений, а поэтому либо власти надо их исправлять, либо общество избавится от них своими способами.

Корреспондент: – Как цивилизованно решить проблему сложившихся нездоровых рыночных отношений? Как удержать рост цен?

В.Косарев: – У государства есть основные принципы рынка: открытость, гласность, конкурентоспособность, честность в отношениях. Их можно и нужно положить в основу внутреннего продовольственного рынка, тогда общество будет устремлено производить больше, наращивая свою экономическую устойчивость, а потребитель будет уверен, что, покупая продукт, способствует укреплению производства, благосостояния людей, работающих в этой или иной отрасли.

Великий Маркс говорил: «По тому, как живет крестьянин, можно судить, насколько благополучно живет общество».

Крестьянину сейчас тяжело. Тяжело как никогда раньше. Отсюда беды и недовольство всех наших сограждан.

Яндекс.Метрика