Home » Аналитика » Почему Казахстан «сдал» Кашаган?

Почему Казахстан «сдал» Кашаган?

Первый государственный визит в Казахстан председателя КНР Си Цзинпина оказался для него чрезвычайно плодотворным. Китай получит жирный кусок самого большого нефтяного пирога – 8,33% в Кашаганском проекте. Эту долю ему согласился продать Казахстан после того, как выкупил ее у американской ConocoPhilips. При этом правительство заблокировало сделку американцев с индийской компанией ONGC Videsh Limited, которая страстно желала войти на Кашаган.

Казахстан долго выбирал, какую из двух огромных держав с населением свыше миллиарда человек выбрать в партнеры. Ставка была высока. И она была намного больше, чем сам Кашаган (хотя, казалось бы, куда уж больше – с его запасами свыше 4 миллиардов тонн нефти и триллион кубометров газа).

Речь шла, по сути, о выборе дальнейшего стратегического пути развития нефтегазовой отрасли – главной в экономике сейчас и в обозримом будущем. Выбор Китая означал бы продолжение движения в прежней колее, но с увеличенной скоростью. Китайские компании давно работают у нас, контролируют важные активы сразу в нескольких регионах. Власти и бизнес нашли с ними общий язык, они не против участвовать в различных наших программах, включая импортозамещение и т.д.

Они готовы пойти на уступки, но не забывают о главном – неуклонно наращивать свое присутствие и формировать долгосрочную базу для стабильного обеспечения своей страны энергоресурсами. И Кашаган, с его огромными запасами, стал решающей фазой в решении этой задачи. С приобретением доли в нем влияние Китая настолько возросло количественно, что изменилось качественно.

Поднебесная умело поставила себе на службу нефтедобывающие и нефтетранспортные активы Казахстана. И это нужно осознавать, выбирая такое партнерство.

Что касается варианта Индии, то он сулил серьезные перемены. Отказ китайской компании в пользу индийской означал бы, по сути, что перед Поднебесной поставлен заслон к дальнейшему расширению. Это было бы, по большому счету, свидетельством недоверия Китая, поскольку его не допускают к стратегическим активам.

Выбор Индии позволил бы диверсифицировать нефтегазовую отрасль, сделав тем самым ее более устойчивой. В то же время появились бы и новые риски. Ведь с индийскими корпорациями мы не работали по крупным проектам, т.е. пришлось бы ставить эксперимент на самом крупном в стране месторождении.

Таким образом, неудивительно, что чаша весов в конечном итоге склонилась в пользу Китая. Удивительно другое – что вариант сохранения выкупленной у ConocoPhilips доли за государством всерьез даже не рассматривался.

Иными словами, правительство изначально видело себя как транзитный пункт – временно «подержать» долю, чтобы потом продать. Тем самым оно, фактически, признало свою несостоятельность, как крупного самостоятельного игрока.

Конечно, выкуп доли в Кашагане обошелся бы очень дорого. Но деньги есть в Национальном фонде – они лежат там «мертвым грузом». Точно также они бездействуют, сгорая от инфляции, в пенсионных фондах. Поэтому причина не в нехватке денег.

Почему же тогда правительство отказалось становиться главным акционером в главном нефтегазовом проекте собственной страны? Очевидно, чиновникам комфортнее не вести проект и брать на себя ответственность за него, а быть главным лишь в кабинетах.

 

Арсен!Айбеков

 

IMG_1700

 

 

Яндекс.Метрика