Home » Аналитика » Почему остался министр Мамытбеков

Почему остался министр Мамытбеков

Сохранение в новом составе правительстве должности министра сельского хозяйства за Асылжаном Мамытбековым стало одной из главных сенсаций и одним из наиболее необъяснимых политических решений.

Уж слишком много критических замечаний в адрес главы аграрного ведомства звучало с самого момента его назначения. Как, впрочем, и ранее, в бытность Мамытбекова главой холдинга «Казагро». Парламентский час, который прошел незадолго до смены правительства, стал кульминацией критических атак, на которые министру сельского хозяйства нечего было ответить. А когда он отвечал, то на ум приходила только фраза: «Иногда лучше жевать, чем говорить».

Казалось, что после этого на редкость неудачного для него появления в парламенте Асылжану Мамытбекову точно не найдется места в новом кабмине.

Но не тут-то было. Мы в очередной раз убедились, что мнение и депутатов, и общественности не имеет решающего значения. Мамытбеков оставил за собой портфель министра, а заодно получил карт-бланш на дальнейшие эксперименты над сельским хозяйством.

Есть все основания полагать, что за сохранение своей должности он может благодарить сильнейшее лобби, которое продавливает во власти решение о списании долгов аграрным олигархам.

Мы уже рассказывали о том, что была выдвинута идея так называемого «финансового оздоровления сельскохозяйственных предприятий». Суть в том, что после кризиса аграрные компании оказались не в состоянии расплатиться по своим долгам. Называлась сумма свыше 200 миллиардов тенге. И если не вытащить сельхозпроизводителей из долговой кабалы, это грозит их разорением и дефицитом продовольствия.

Чтобы этого не допустить, предлагалось принять меры финансового оздоровления – разумеется, при бюджетной поддержке государства. Подобная идея выглядит очень привлекательно. Но если копнуть ее суть поглубже, то сразу становится понятно, что за ней стоит вовсе не желание спасти крестьян, а стремление обогатить зерновых олигархов.

Ведь на самом деле львиная доля гигантской задолженности приходится не на мелких фермеров или средние компании, а на крупнейшие аграрные холдинги. Поэтому «финансовое оздоровление» представляет собой ничто иное, как списание их долгов за счет государства.

Эта мера не только несправедливая – ведь предлагается помочь не тем, кто разумно вел хозяйство, а тем, кто безудержно – но и антирыночной. Списание миллиардных долгов нисколько не оздоровит сельское хозяйство, а только усугубит его болезнь – чрезмерную концентрацию капитала. В аграрной сфере сформировались огромные корпорации-монстры, скупившие огромные площади земель и элеваторы, но потерявшие способность ими управлять.

Именно из-за этого сельское хозяйство в Казахстане остается низкопроизводительным и отсталым. И оно остро нуждается в том, чтобы появилась свободная конкуренция, заставляющая производителей заботиться об улучшении управления. Вместо этого предлагается не только оставить все, как есть, но и упрочить положение доморощенных латифундистов, простив им долги.

Несмотря на то, что такая идея явно идет вразрез интересам государства, она получила мощную поддержку чиновников. Настолько мощную, что минсельхоз включил «финансовое оздоровление» в проект новой программы развития агропромышленного комплекса. Причем программу эту написали досрочно, хотя действие предыдущей еще не закончилось.

Министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков лично представлял программу в регионах, рассказывая о чудесах «финансового оздоровления».

А недавно он презентовал ее на заседании обновленного правительства. Там было отмечено, что «финансовое оздоровление будет осуществляться через финансирование сельскохозяйственных товаропроизводителей для погашения имеющихся задолженностей».

Иными словами, списание долгов аграрных олигархов за счет бюджета все-таки произойдет. Министру сельского хозяйства удалось продавить идею «финансового оздоровления». Но миссия этого «доктора» еще не выполнена: для этого нужно еще подписать программу и выделить средства. И, похоже, Асылжан Мамытбеков нужен на посту главы минсельхоза, чтобы довести операцию по списанию долгов до конца.

Между тем, никто до сих пор не ответил на вопрос: а куда, собственно, говоря, ушли миллиарды, взятые аграрными компаниями в долг? И разве это нормально, что тем, кто занимался скупкой земель в других государствах, теперь будет финансово помогать бюджет, то есть все налогоплательщики?

 

Арсен!Айбеков

Яндекс.Метрика