Home » "Коммунист Казахстана" » Ради жизни на земле

Ради жизни на земле

Шел 1943 год. Осажденный Ленинград, тысячи разрушенных городов и сел, сотни тысяч убитых и искалеченных советских людей, море крови и слез, горе и страдание тысяч замученных в лагерях смерти. Таков был итог после двух лет жестокой войны с гитлеровской Германией, окончательный перелом в которой еще не произошел. Враг весной 1943 года, хотя и понес поражение под Сталинградом, был еще очень силен и коварен. Потребовались титанические усилия всего нашего народа, чтобы стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной Армии. Гитлер стремился летом 1943 года взять реванш за поражение под Сталинградом. Вся фашистская военная машина с небывалой силой готовилась к контрнаступлению на Восточном фронте.

Воронежский фронт. Небольшая передышка между боями, 224-й стрелковый полк замер по команде: «Под знамя – смирно!». Трое рослых, статных парней при орденах и медалях внесли полковое знамя. Сейчас оно казалось особенно нарядным. Командир полка взял со стола лист бумаги и над столом зазвучал его твердый голос:

«Приказ Верховного Главнокомандующего: 1 мая 1943 года № 125 город Москва. Товарищи красноармейцы, командиры и политработники, партизаны, рабочие, люди интеллигентного труда! Братья и сестры, временно попавшие под иго немецких угнетателей! От имени Советского Правительства и нашей  большевистской партии приветствую и поздравляю вас с днем Первого мая!» Затаив дыхание, слушают приказ Верховного рано поседевшие командиры и бойцы, а также  молодые ребята, только что прибывшие в пополнение.

В их строю и парень из далекого Алтайского села Черновая Ефим Тютеньков. Так начинался его ратный путь. Поход. Привал и отдых. И подготовка к боям. «Дни казались в ту пору очень похожими один на другой, внешне однообразные, бедные событиями,  – рассказывал Ефим Яковлевич. -От зари до зари мы, молодые солдаты, изучали оружие, проводили боевые стрельбы, торопились, времени в обрез».

И все же помнится, пятидесятилетний нестроевик приносит перед обедом письма, а многих, которым они адресованы, уже нет в живых…

Воспоминания о мирной жизни не дают  молодым бойцам покоя даже во сне, а тут – зловещее гудение самолетов, глухие разрывы авиабомб перемеживаются с усталым дыханием спящего товарища.

Ефим Тютеньков только что прибыл в часть и для него еще многое загадочно на войне. Бывалые солдаты, которые на войне с первого дня, знают, что после недолгого перекура предстоит снова марш, а после марша – бои, бои… Под Новым Осколом пошел в свою первую атаку солдат Тютеньков. Рядом с опытными бойцами, рядом со своими товарищами, ежеминутно чувствуя их локоть, четко и ясно понимая, что только так они непреодолимая сила для врага, когда все слитны воедино. Он убежден, что эта первая для него атака -не последняя. Но для многих она оказалась последней.

Так с боями прошел с ручным пулеметом Старый Оскол, Красную Поляну, Белую Церковь, форсировал Донец. Шли по направлению к Белгороду, где уже разворачивались решающие бои на Курской дуге.

На подступах к Белгороду  5 августа 1943 года нашего земляка ранило, и попал он в госпиталь на станцию Лунино, что в Пензенской области. А после госпиталя признали Тютенькова негодным к строевой службе и направили в Казанский строительный батальон.

Он же горел желанием отомстить за своих погибших товарищей. И все настойчивее у него зрела мысль вернуться снова на фронт и продолжить борьбу с ненавистным врагом.

И вот на станции Казань еще слабый, неокрепший после ранения, с костылем в руке, сел Тютеньков в проходящий мимо эшелон и попал на Волховский фронт в 1014-й полк, 228-ой стрелковой дивизии, снова стал солдатом-воином. И снова смерть глядит в лицо тысячами зловещих глаз, стволами немецких автоматов, минометов, орудий. Страшная закономерность войны – неотвратимость смерти в бою – зловещей тенью стояла каждую секунду на каждом шагу.

– Многих не помню, да и невозможно было запомнить, а записывать просто не было времени, да и не разрешалось, – продолжал рассказ Ефим Яковлевич. – Десятки, сотни товарищей, с которыми не успеешь как следует поговорить и познакомиться, гибли на глазах…

С этим полком, будучи станковым пулеметчиком, прошел Крестцы, Сальцы, Новгород. При наступлении на станцию Дно 11 февраля 1944 года был ранен вторично. Снова госпиталь, на этот раз в Ленинград. Через три месяца выписался и опять на фронт, на Карельский перешеек. Там был награжден своей первой медалью «За боевые заслуги», а затем бои в Прибалтике. Но в этих боях воевал уже не новичок, а опытный воин, мгновенно оценивающий обстановку, что подчас очень необходимо. Во время боя бойцу часто приходится самому принимать решения и действовать. Пулеметчик в основном воюет с пехотой противника. И в этом деле тоже своя тактика: надо, пропустив танки, открыть огонь в такой момент, чтобы идущая за ними пехота не успела ворваться в наши траншеи. Откроешь огонь раньше, будешь расстрелян и раздавлен танками.

…И вот близка уже граница, близка победа, но враг яростно защищается.

Усталые, с трудом переставляя в бесконечно липкой грязи отяжелевшие ноги, перешли границу Польши. За что в числе других был отмечен благодарностью Верховного главнокомандующего пулеметчик Тютеньков.

А вот участвовать в штурме Берлина не удалось. Слишком крепкий орешек оставили гитлеровцы в Восточной Пруссии: хорошо укрепленные города-крепости с большим количеством гарнизона и техники оказались глубоко в тылу наших войск. И ожесточенно пришлось драться за город-крепость Грудзяндз.

При взятии одной крепости в строю остались 28 человек от всего батальона. Впереди – фашистское пулеметное гнездо, перед ним – чистая ровная поверхность и канавы, заполненные водой. Вместе с командиром взвода, по шею в ледяной воде, поползли они под непрерывным огнем несколько сот метров и забросали гранатами. А на груди Ефима Тютенькова засверкал орден Славы III-ей степени. Потом освобождал города союзной тогда Польши: Меве и Староград, за что вновь получил благодарность Верховного и награжден был орденом Красной Звезды, а за освобождение Данцига (Гданьска) – второй орден Красной звезды.

13 мая 1945 года вновь был ранен и оставлен в городе Штетстине. После выписки остался служить в наших войсках в Германии в городе Грейсвальде, где проходил дальнейшую службу в должности комсорга батальона.

28 февраля 1947 года, демобилизовавшись из рядов Советской Армии, ветеран Великой Отечественной войны Ефим Яковлевич Тютеньков прибыл в родное село и стал работать учителем. Это право на самый мирный труд на земле он завоевал своей кровью. Последние годы он проживал в Усть-Каменогорске на улице Ушанова. Там сейчас живет его супруга, труженица тыла Мария Акимовна. Дети разъехались кто куда. Жизнь Ефима Яковлевича – пример для подрастающего поколения, достойна памяти и подражания.

Хочу добавить, что если случись подобие 1941 года, то много ли нуворишей и бизнесменов, «черно-белых перевертышей» пойдут на фронт, будут воевать, возвращаться в строй, опираясь на костыль, не оправившись после ранения? Мне кажется, что нет. Жаль, что жажда сытой и богатой жизни затмевает такие понятия, как любовь к своей земле, к своей родине.

А кто я сам? Отвечу: пенсионер, труженик тыла, ветеран труда, всегда стоял и защищал принципы социализма и не сожалею об этом. К 100- летию В.И.Ленина был награжден медалью «За доблестный труд».

Юрий Никулин, с. Бобровка, Восточно-Казахстанская область

Яндекс.Метрика