Home » Западно-Казахстанский обком, Партийная жизнь » Сальвадор Альенде. Опередивший свою эпоху

Сальвадор Альенде. Опередивший свою эпоху

11 сентября 2013 года исполняется 40 лет со дня гибели Сальвадора Альенде вошедшего в  историю Чили и Латинской Америки как символ сопротивления диктатуре и борьбы за восстановление подлинной демократии. Десятого сентября 2013 года в центре столицы Сантьяго состоялась необычная акция в память о пропавших без вести в годы диктатуры. Молодые люди улеглись в длинную живую цепочку прямо на улицах в районе президентского дворца “Ла-Монеда”. Идея такого необычного поминовения принадлежала группе молодых художников, а участников акции помогли собрать социальные сети. Эта акция была данью памяти жертвам пиночетовской хунты в числе которых был и первый чилийский президент-социалист.

  Сальвадор Альенде  родился 26 июля 1908 года в Вальпараисо (Чили), в семье адвоката. Его отец происходил из небогатого, но старинного, по чилийским понятиям рода. Предки Альенде активно участвовали в войне за независимость против Испании, в других войнах и восстаниях, сотрясавших страну в XIX веке, и пользовались репутацией либералов.

   Чичо – так в детстве звали Сальвадора – рос крепким, спортивным мальчиком. В 16 лет он стал чемпионом страны среди юношей по десятиборью и плаванию, и ещё до совершеннолетия пошёл добровольцем в армию, в кирасирский полк. Сальвадор был отличным наездником, отменно стрелял. Со времен армейской службы он сохранил страсть к оружию. В юности начали формироваться и его политические взгляды. Не последнюю роль в этом сыграл сосед семьи Альенде, старый сапожник-анархист, снабжавший Чичо брошюрами Бакунина, Кропоткина, испанских и итальянских социалистов.

  В 1926 году Сальвадор поступил на медицинский факультет университета Сантьяго. В годы учебы Альенде принимал участие в студенческих выступлениях против диктатуры президента Ибаньеса, несколько раз арестовывался. Впервые Альенде арестовывают за выступление против диктатуры президента Ибаньеса, чьим кумиром был вождь итальянских фашистов Муссолини. Новый арест последовал в 1932 году, во время событий, связанных с 12-дневным существованием Социалистической республики Чили (тогда власть на несколько дней захватили сторонники социалистического пути развития страны). На несколько дней Сальвадора выпускают из заточения – проститься с умирающим отцом.  Выйдя из тюрьмы по амнистии Сальвадор заканчивает дипломную работу на тему “Психическое здоровье и преступность”. Начинающему врачу, известному своими левыми взглядами, трудно получить престижное место, и несколько лет он работает в морге Вальпараисо. “Я мечтал о профессии детского врача, стал же всего навсего потрошителем трупов”, – с иронией говорил Альенде. Он соприкасается с жизнью беднейших слоев общества; по его инициативе создается профсоюз врачей. Семейные связи приводят Сальвадора к масонству. Альенде хотел использовать его влияние в интересах левых сил. Отец будущего президента Чили дон Сальвадор был свободомыслящим человеком и членом масонской ложи «Справедливость и свобода», которую некогда возглавлял его отец, известный в Чили врач Рамон Альенде Падин. В те времена масонские ложи в Чили играли роль прогрессивных клубов, объединявших антиклерикальных и радикально настроенных деятелей из среды интеллигенции. Многие в Чили становились масонами по семейной традиции, следуя примеру отца или деда. То, что Сальвадор Альенде был масоном, не являлось тайной, так как он сам этого никогда не скрывал. В интервью, которое он дал журналисту Режи Дебре, он открыто заявил о своём членстве в масонском ордене.

   Активно в политическую деятельность Альенде включился в 1933 году, когда стал одним из основателей Социалистической партии Чили, а затем избирался заместителем генерального секретаря и генеральным секретарем этой партии. В 1937 году он становится депутатом парламента от отделения Народного Фронта в Вальпараисо (с этого момента в течение более чем 30 лет он неизменно избирается в парламент. в Национальный Конгресс страны, где работал в течение восьми лет, активно занимаясь законодательной деятельностью, особенно в области социального обеспечения и здравоохранения. В 1939-1942 годах он занимал пост министра здравоохранения, а с 1945 года – пост сенатора (также был вице-председателем и председателем сената). В 1942 году Альенде стал генеральным секретарем Социалистической партии Чили. В 1948 году социалисты, не считаясь с мнением Альенде, вошли в коалицию с правительством и поддержали решение о запрете коммунистической партии. Альенде порвал с бывшими единомышленниками и создал Народную социалистическую партию. Когда на президентских выборах 1952 года последняя поддержала кандидатуру диктатора генерала Карлоса Ибаньеса, Альенде вышел из этой партии и вернулся в Социалистическую партию. Сблизился с коммунистами, обещавшими ему поддержку в случае его выдвижения в президенты. Социалисты приняли предложение, и две партии образовали альянс — Фронт «Народное действие», который выдвигал Альенде на президентский пост в 1952, 1958 и 1964 годах. Лидер социалистов неизменно проигрывал выборы с минимальным отставанием. Однажды Альенде даже пошутил по этому поводу сказав, что на его могиле будет написано: «Здесь лежит будущий президент Чили».

  В 1969 году этот альянс был преобразован в блок «Народное единство» – широкую коалицию левых сил, которые основной задачей провозглашали борьбу против монополий, господства империалистов и начало строительства социализма в Чили.

  Спустя год «Народное Единство» и выдвинуло Сальвадора своим кандидатом на президентских выборах. В сентябре 1970 года Альенде стал президентом Чили и сформировал свое правительство, в которое вошли представители всех партий блока. Своей победой Альенде обязан, прежде всего, миллионам простых людей, давно считавших его «своим» кандидатом – даже при том, что будущий президент был не просто интеллектуалом, но и настоящим сеньором по своим манерам, всегда элегантно одетым, за что его даже называли pijo («пижон»). Но беднота хорошо знала его, так как он предпочитал сидению в кабинетах и в президиумах поездки в рабочие посёлки, городские предместья, на поля и фермы. Он любил общаться с простым народом, легко находил с ним контакт и общий язык. Он твердо верил в народ, жил его интересами и для него. Альенде можно было видеть на многочисленных народных митингах и собраниях. Вместе со всем народом он присутствовал на трудовом воскреснике, встречался со студентами и в шахтерской каске спускался с горняками в шахту. Он интересовался нуждами индейцев и планами профсоюзов, вел откровенные беседы с работниками культуры. Его отличали простота и задушевность в общении с простыми чилийцами, которые видели в нем друга, советчика и своего президента.

   Альенде стал президентом вопреки упорному сопротивлению своих могущественных противников в стране и тех, кто стоял за их спиной – правящих кругов США. Последнее утверждение – не расхожая антиамериканская пропаганда: этот факт полностью подтверждён публикацией в 2004 году в Вашингтоне соответствующих архивов, документами, под которыми стоят подписи главы Госдепартамента Генри Киссинджера и директора ЦРУ Уильяма Колби. Противясь приходу к власти в Чили президента-социалиста, Вашингтон приложил массу усилий, вложил в это десятки миллионов долларов

Правительство проводило антиимпериалистическую политику, направленную на укрепление национального суверенитета Чили, ликвидацию иностранных монополий и ослабление позиций крупной буржуазии. Также был проведен ряд социально-экономических преобразований – повышена зарплата трудящихся, приняты меры по борьбе с безработицей, введено бесплатное медицинское обслуживание, на государственных предприятиях были созданы советы с участием рабочих и профсоюзов и т.д.

Правительство ускорило проведение аграрной реформы и уже через год практически все крупные частные земельные владения были ликвидированы. Также были национализированы все природные ресурсы, а вот в ходе национализации частных компаний и банков возникла напряженность в отношениях с США, когда североамериканские фирмы, вложившие большие капиталы в медеплавильную промышленность Чили, отказались принять компенсацию. Параллельно этому шла работа по упорядочению заработной платы в интересах её повышения для низкооплачиваемых категорий трудящихся. Прожиточный минимум вырос на 329 %, минимум заработной платы и пенсий — на 500 %. Частично эти завоевания были нейтрализованы быстрым ростом цен, который достигал 283 %. Во всяком случае, соотношение между заработной платой и ценами на розничные товары было в конце 1972 года в пользу роста реальной заработной платы на 18,8 %. Следует отметить то, что выработка правительством Альенде системы социальной защиты населения, то есть выплаты многочисленных пособий и льгот, демократизация медицинского обслуживания и школ — заметно облегчало инфляционное бремя на плечах граждан.

   Радикальные изменения произошли и во внешней политике страны – нормализовались отношения с Кубой, Правительство Альенде установило дипломатические отношения с ГДР, Монголией, Вьетнамом и КНДР, укрепило сотрудничество с Колумбией, Перу, Эквадором, Мексикой. Значительное развитие получили политические и экономические связи Чили с СССР и другими соцстранами.

   Создав государственные монополии, Сальвадор рассчитывал с их помощью получить средства на социальные программы, но экономическое положение в стране ухудшалось, инфляция росла, а недовольные национализацией западные компании объявили Чили экономический бойкот. Экономическое положение ещё больше ухудшилось, когда упали цены на медь на мировом рынке и произошла девальвация доллара, от курса которого серьёзно зависела экспортная экономика Чили. Забастовки водителей грузовиков и шахтеров ослабили экономику. Правые военизированные группировки устраивали диверсии на линиях электропередачи и транспорте. В стране ощущалась нехватка хлеба и муки. “Еще в декабре 1971 года женщины вышли на улицы. Их акция протеста против невозможности купить самые основные продукты питания стала потом известна как “марш пустых кастрюль”, – говорит Адольфо Ибаньес, историк и обозреватель Mercurio.

   Бывший начальник аналитического отдела КГБ СССР Николай Леонов в одном из интервью описывал: “Американцы организовали бойкот чилийской меди, от продажи которой Чили получала основные валютные поступления. Они заморозили в банках чилийские счета. Местные предприниматели стали перекачивать свой капитал за границу, свертывать рабочие места на предприятиях, создавать искусственную нехватку продовольствия в стране».   Возник конфликт президента с парламентом, выступавшим против передачи экономики под контроль государства. Даже в самые трудные моменты Альенде твёрдо стоял на строгом соблюдении законности, выступал за эволюционное развитие общества. К тому же, как человек мудрый и с огромным опытом, он не без основания считал, что все насильственные революции, какими бы благородными целями они ни руководствовались, в конечном итоге вырождаются, и на их гребне к власти неизменно приходят левые экстремисты. Сальвадор Альенде был первым политиком левого, хотя и умеренного толка в Латинской Америке, искренне верившим, что в пределах существующей демократической законности можно построить социально справедливое общество, «социализм с человеческим лицом» по-чилийски. Такую модель социализма, которая имела бы мало общего с существовавшей тогда в СССР. Альенде всё сделал, чтобы осуществить на практике такую теоретическую концепцию. Он не допустил репрессий, никто из его политических противников не пострадал, ни один человек в Чили не был убит.

 В результате, недовольство значительной части населения правлением Альенде вылилось в массовые демонстрации и забастовки, а 11 сентября 1973 в столице был совершен военный переворот, который возглавил Аугусто Пиночет.

      По итогам официального расследования смерти Альенде эксперты пришли к выводу, что он погиб в районе полудня 11 сентября 1973 года, в момент бомбардировки и артобстрела президентского дворца “Ла-Монеда” в Сантьяго, в результате проникающего ранения в голову из огнестрельного оружия, сделанного с близкого расстояния. Таким образом, решили эксперты, речь идет о самоубийстве. А 13 пуль извлеченных из тела Альенды якобы были выпущены уже в мертвого президента.

Испанский журналист Хуан Кобо писал освещая политический путь и наследие чилийского лидера-социалиста: «В начале  процесса перемен некоторые аналитики утверждали, будто Латинская Америка «краснеет». Сейчас такие речи смолкли: это упрощённая оценка. Если социал-демократы Европы, теряющие власть в одной стране за другой, стали своего рода «джокерами» реально правящего истеблишмента, заменяя у власти консерваторов, от которых мало чем отличаются, бывшие левые в Латинской Америке остались верными своим идеалам. Как пишет бывший министр иностранных дел Мексики Хорхе Кастаньеда, «эти «новые левые», вышедшие из «старых левых», перестроились после краха советского блока и неудач на Кубе, разработали программу, которая возвращает их к собственным корням: бороться против бедности, сокращать неравенство, дать всем доступ к жилью, здравоохранению, образованию и т.д.».

   Бывшие партизаны, среди которых, кстати, немало людей с высшим образованием, стали политиками-реалистами. Они не запретили частную собственность, не отвергли сотрудничество с капиталистическими странами Запада, но ведут его на равноправной основе. Они сохранили рыночную экономику, хотя отвергли «дикий капитализм» неолиберального характера; увеличивают национальное богатство, но в отличие от недавнего прошлого стремятся делить его справедливо, уделяя большое внимание социальным расходам. Они не национализировали природные ресурсы, а поставили их под контроль, прекратив безудержную эксплуатацию их иностранным капиталом. Тем самым они добились реальной независимости и придали рынку чётко направленную социальную ориентацию, что позволило за короткий срок сгладить былое неравенство и существенно повысить уровень жизни самых бедных слоёв, укрепить и развить средний класс.

   Согласно постулатам неолибералов из Чикагской школы, подобная политика, ограничивающая «невидимую руку рынка» как якобы главного «регулятора» экономики, должна была привести к неминуемому банкротству этих стран Латинской Америки. Получилось наоборот: на краю банкротства оказались страны Запада, придерживающиеся неолиберальной модели (и ещё неизвестно, отошли ли они окончательно от этого края). А латиноамериканские страны в гораздо меньшей степени пострадали от нынешнего мирового экономического кризиса. И сохраняют высокие темпы экономического роста – идут сразу же за лидерами по этому показателю – Китаем и Индией.

   Напомним, что руководители указанных стран Латинской Америки – почитатели Фиделя Кастро, с которым сохраняют дружеские отношения, но на практике они последователи Сальвадора Альенде.Так что можно сказать, что Альенде не только войдёт в историю как президент-мученик, но и как предтеча: хотя он погиб, пытаясь реализовать свои взгляды, его политический опыт не пропал даром. Просто Альенде опередил свою эпоху».

 

Султанбек Султангалиев

Уральск ЗКО

11.09.2013г.

Яндекс.Метрика