Home » Восточно-Казахстанский обком » СЕГОДНЯШНИЕ БУДНИ БЫВШЕГО ФЛАГМАНА

СЕГОДНЯШНИЕ БУДНИ БЫВШЕГО ФЛАГМАНА

В советское время ВКМЗ (Востокмашзавод), при его упоминании в победных трудовых реляциях, или в официальной прессе, иначе как без добавочного дополнения – «один из флагманов казахстанского машиностроения» — и не называли. Действительно, в те времена предприятие было передовым, безупречно технически вооружённым, имевшим мощный кадровый потенциал, который постоянно подпитывался через широкую сеть собственного профтехобразования.

ывцц4Продукция предприятия расходилась как горячие пирожки у способной хозяйки. За ней выстраивалась очередь – от горняков Казахстана, Кузбасса, Урала — до нефтяников Тюменского края. Сложные машины и горнодобывающее оборудование, произведённое в Усть-Каменогорске, работало на рудниках Южной Америки, шахтах Африки и Азии. Десятки стран были покупателями продукции ВКМЗ, которая успешно конкурировала в своём сегменте с ведущими мировыми фирмами, выпускавшими подобную продукцию. Как же сегодня живётся одному из некогда ведущих предприятий областного центра, да и всей машиностроительной отрасли Казахстана?

Об этом вели разговор в скромном, но уютном офисе Совета ветеранов ВКМЗ, с руководителем профкома предприятия Раисой Пантелеевой и председателем ветеранского движения завода Валентиной Котляровой, первый секретарь ВК обкома КНПК, Шингыс Байдаулетов и секретарь по идеологии, Сергей Михеев. Подобные визиты в рабочие коллективы, общение с лидерами профсоюзов и ветеранских советов предприятий, стали необходимой нормой в работе областных народных коммунистов. Именно так можно узнать о реальном положении экономики региона, состоянии социальной сферы и уровня социальной защищённости у рабочих и ветеранов промышленных предприятий.

Обе женщины с предприятия — беззаветные патриоты своего завода, с которым у них связана большая часть их жизни. Они знают о нём всё – его историю, достижения, времена расцвета и подъёма, когда на предприятии работало до 6,5 тысячи рабочих, и эпоху безвременья и простоя, когда жизнь на предприятии еле теплилась за счёт упорства оставшихся чуть более 900 преданных родному предприятию сотрудников. Главное, что бросается сразу в глаза, уже после нескольких минут разговора с лидерами общественности завода – это их неугасимая надежда на возврат лучших времён для предприятия. Такие люди не опустят руки от безнадёги, они до конца постараются разделить свою жизнь с судьбой родного предприятия. Поэтому информация из таких уст наиболее притягательна. Она лишена ненужной лакировки, попытки смикшировать белое и серое в одну бодрящуюся массу. С другой стороны — не уловить в их словах и упаднических ноток в настроении, желания раздуть проблемы до размеров их не решаемости и обречённости.

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ЖИЗНИ 

Первоначальной целью визита на ВКМЗ было ознакомление с деятельностью заводского профкома и  Совета ветеранов предприятия, но в наше экономически-финансово-тревожное время разговор поневоле свёлся к обсуждению более широких сторон жизни предприятия – загруженности завода заказами, положения с зарплатой, социальной защищённости рабочих и т.д. Вот как, в целом, об этом рассказала лидер профкома ВКМЗ  Раиса Пантелеева:

— Производственная успешность завода в советское время обуславливалась, в том числе, и с помощью устойчивого внутреннего спроса из-за ритмичной работы всех отраслей народного хозяйства, связанных с машиностроением, а залогом этого являлось плановое отношение к экономике. В те времена на некоторые виды изделий с нашего предприятия заказы делались, чуть ли не на пятилетку вперёд. Под них определялась долгосрочная стратегия развития предприятия – пополнение и обновление необходимого станочного парка и оборудования, подготовка кадров на перспективу и т.д. Далее производилась наладка, готовились лекала для формовочного литья для длительного производства необходимого сортимента продукции, и дальше шёл выпуск изделий, чем — то напоминающий поточный метод. Такой подход способствовал стабильности и устойчивости производства, внушал чувство уверенности в завтрашнем дне у коллектива предприятия, помогал спокойно вести работу на перспективу. К тому же, это ощутимо сказывалось на рентабельности производства, уменьшении доли затрат на обновление основных средств предприятия, чем всегда отличается машиностроение от других отраслей. Мы ведь производим конечный продукт – машины, агрегаты, отдельные узлы к ним, запчасти и т.д., поэтому более уязвимы от желаний и спроса заказчика. У нас иногда какую-то конструкцию приходится делать в штучном экземпляре, затем разбирать наладки, формовки и т.д. Это очень затратно.

В советское время, ещё раз повторюсь, заказы шли на большие партии продукции, и затраты предприятия были низкими. Сейчас совсем другое время. Объясняется это, в частности, тем, что раньше действовали строгие правила по эксплуатации добывающей техники. Скажем, устанавливался предельный ресурс работы для бурильного оборудования – 5 лет. После этого срока, в каком бы состоянии оно не находилось, его требовалось заменить на новое оборудование.

Таким образом, шёл непрерывный заказ по определённой номенклатуре изделий для нашего предприятия. Сейчас же в добывающих компаниях стараются выжать из техники и оборудования все 200% запаса прочности, экономя на всём – на закупке нового оборудования, технике безопасности и т.д., предельно сокращая, или как модно сейчас выражаться – оптимизируя расходы. Поэтому такого потока заказов от добывающих компаний нет и в помине. Так – отдельные узлы или детали, да и то в случае полного разрушения прежней конструкции.

ЭФФЕКТ ДОМИНО

Во время экономического кризиса всегда срабатывает эффект домино. Потому как мировая экономика работает на принципе широкой интеграции. «Чихнёт» в какой-то точке земного шара рынок — тут же эхом этот «чих» отзовётся по всему миру.

— В соседнюю Россию, которая является для нас главным заказчиком на нашу продукцию, вирус кризиса попал раньше, чем к нам. Девальвация, спад производства и прочее. Это неизбежно аукнулось на самочувствии нашего предприятия – упала выручка от продаж, снизился объём заказов.
На внутреннем рынке найти замену потерям от сокращения экспорта в Россию очень сложно. Не те объёмы добычи и разведки. Не те финансовые масштабы у добывающих компаний. Казахстанские добывающие компании всё более предпочитают покупать импортное оборудование, в основном китайского происхождения – числом по более, качеством и ценой по менее. А вот наша продукция – более качественная и надёжная, приспособленная к местным условиям, но вместе с тем более дорогостоящая – не в особой чести у отечественных заказчиков на подобное оборудование. Поэтому в современную эпоху от местных заказчиков нам перепадают ничтожные по объёму заказы – в основном запасные части к старым агрегатам. Выстроить положительную стратегию предприятия на таких заказах крайне сложно.

Государство сейчас практически полностью отделено от производства. По закону оно не имеет права вмешиваться и использовать бюджетные средства для прямой помощи акционерным обществам и другим предприятиям частной формы собственности. Единственное, в чём может посодействовать исполнительная власть, так это помочь выйти на заказчиков. Иногда это получается, и тогда предприятие получает некоторые сносные заказы от отечественных корпораций, как это получилось у нас с национальной компанией «Казакстан Темир Жолы». Мы года на полтора почувствовали себя по увереннее. Но вот ситуация просела и у них, что немедленно отразилось и на нашем предприятии.

Конечно, мы не сидим, сложа руки, ожидая «с моря погоды». Руководство предприятия активно занимается поиском по любому увеличению загруженности завода заказами на свою продукцию, но в нынешних, так называемых «турбулентных» вихрях экономического кризиса, делать это становится всё сложнее.

КРИЗИС КРИЗИСОМ, А СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА ПО РАСПИСАНИЮ 

Наконец, мы подходим к проблемам социального характера работников ВКМЗ. Здесь к разговору подключается, председатель заводского Совета ветеранов Валентина Котлярова:
— Несмотря на все сложности на производстве, руководство предприятия старается выполнять все обязательства перед своими сотрудниками по сохранению основных социальных требований. Главные из них – сохранение рабочих мест и своевременная выплата зарплаты. Даже в это тяжёлое для нас время делается всё возможное и даже сверх того, чтобы любой ценой сохранить кадровый потенциал предприятия. За последние годы и на сегодняшний момент на предприятии стараются всеми способами и приёмами удержать ситуацию с кадрами. В своё время мы создавали бригады, которые по договорённости, как подрядчики, временно работали на арматурном заводе, благо у нас родственное производство. Затем, когда стала чуть лучше обстановка, они возвращались к нам.

В свою очередь, когда проблемы были на арматурном заводе, их рабочие вливались в наш коллектив. Вот так, совместно помогая друг другу, и выживали. Затем грянуло повышение возраста по выходу на пенсию для женщин. У нас женские профессии тяжёлые – крановщицы, работающие в литейных цехах. Им уже в 50 лет непросто подниматься по лестницам на высоту, и потом целую смену дышать там углекислотой, жаром. А им «предложило» родное правительство подышать на высоте сначала до 58 лет, а потом и дальше. Естественно, что не все выдерживают до такого возраста оставаться на тяжелой профессии. А что делать? Другую работу найти очень трудно. На подсказку от правительства, что, дескать, можно легко переучиться на другую профессию когда тебе за 50 — просто нет слов, настолько оно не соответствует жизненным реалиям. Тем более трудно найти другую женскую работу именно в нашей отрасли. Тем не менее, стараются для женщин предпенсионного возраста подыскать хоть что-нибудь, а не просто сокращать или увольнять, понимая, что эти работницы, которые почти всю свою жизнь отдали ВКМЗ, вряд ли сумеют обрести другую работу вне территории родного предприятия. Некоторые из них соглашаются на самую не престижную должность технички, на 25-тысячную зарплату, но лишь бы сохранить себя на заводе. В целом же зарплаты на предприятии не самые блестящие, конечно, но и не совсем бросовые, по сравнению со средними по городу – в районе 80-ти тысяч тенге, что учитывая наши большие проблемы, можно считать даже как достижение.

То же можно сказать и о поддержке ветеранского корпуса. Руководство предприятия находит возможности, пусть и не столь масштабные, для поддержания ветеранов завода своим вниманием и заботой. Оказывается материальная помощь остро нуждающимся. Действует заводская оздоровительная база на берегу Бухтарминского водохранилища. Проводятся мероприятия в праздничные дни, с приглашением на них ветеранов завода. Особое внимание проявляется к двум ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла. С этой стороны жизни предприятия у нас всё достойно.

 

ТРЕВОГИ О БУДУЩЕМ

К концу нашей встречи на ВКМЗ, на вопрос: «Что Вас ещё больше всего беспокоит?», председатель профкома завода философски заметила:
— Знаете, не столько даже пугают текущие проблемы. К их постоянному присутствию, и, наоборот, практическому отсутствию каких-либо реальных, ну хотя бы среднесрочных перспектив, мы уже как-то привыкли, сжились с этим. Больше волнует то, что мы стремительно теряем даже самую малую привлекательность трудовых профессий у молодёжи. Когда-то станочники с нашего завода ценились всюду, их брали на других предприятиях нарасхват. Наши токари, фрезеровщики, слесари были горды своими навыками – они знали, что это верный способ сделать свою жизнь успешной. Об этом они говорили своим детям, прививая им значимость и уважение к рабочей специальности. Действительно, лучше честным трудом зарабатывать себе на достойную жизнь. Ведь таким честным и полезным трудом, несмотря на относительно скромную зарплату, по сравнению с «легкими деньгами» разных спекулянтов и торгашей, жилось проще и свободнее. Это считалось лучшем выбором, чем наживаться при помощи нетрудовых доходов и при этом всю жизнь дрожать от страха быть пойманным за руку. Рабочие не чувствовали тогда презрительного отношения к своей профессии со стороны молодёжи. К тому же, вознаграждался такой труд государством не только зарплатой, но и различными социальными благами — предоставлением бесплатного жилья, мизерными тарифами и ценами, доступными всем базами отдыха, спортивными объектами, культурными учреждениями, сферой досуга и иными благами, в том числе достойной пенсией и хорошим бесплатным здравоохранением.

А что теперь говорить ветеранам нашего завода своим детям и внукам?
Как разрисовать перед ними радужность рабочей профессии на70 тысяч тенге, да и то на время наличия заказа? Молодые люди остро соображают: пойдёшь на завод рабочим – не будет у тебя не то что на ленд — крузер и фуагру, но и на велосипед для будущего ребёнка нужно будет откладывать за 2 года до рождения. Про отдельное жильё по ипотеке даже думать нельзя. И далее по списку. Мы ведь живём в обществе развитого потребления. Порой мы вспоминаем, что вообще то желательно всё-таки переходить к построению общества всеобщего труда, но вдогонку этому вялому воспоминанию принимаем новый трудовой кодекс, написанный под пожелания бизнес-элиты, который загоняет на такую глубину все надежды на привлекательность рабочей профессии, что через некоторое время от неё сохранятся только воспоминания.

СЕРГЕЙ МИХЕЕВ

Секретарь по идеологии Восточно-Казахстанского обкома КНПК
29 сентября 2015г.

Яндекс.Метрика