Home » "Коммунист Казахстана", № 44//20.12.2013 » Сердце на ладони

Сердце на ладони

Сердечно-сосудистые заболевания лидируют в печальной статистике почти всех стран мира. О казахстанской кардиохирургии мы решили поговорить с выпускником второго Московского государственного медицинского института им. Пирогова, доктором медицинских наук, кардиохирургом международного уровня, главным внештатным кардиохирургом Минздрава РК, председателем Правления АО «Национальный научный кардиохирургический центр» Юрием Пя

– Юрий Владимирович, как сегодня обстоят дела в кардиохирургии Казахстана?

– Если смотреть реально на ситуацию в мире, то понятно, что наше здравоохранение очень сильно отстает от здравоохранения европейских стран, не говоря о США. Но я бы не хотел противопоставлять одно с другим, я бы хотел просто в качестве примера привести наш кардиоцентр. Он достаточно дорогой, достаточно хорош. Я думаю, что здесь у нас есть все возможности претворить в реальность все то, что на сегодняшний день существует в мировой кардиохирургии, вместе с тем создав что-то новое.

– Расскажите о вашем коллективе…

– В нашем кардиоцентре собралась такая молодежная команда, которая не испорчена идеологией. Мы меняем отношение людей и сами меняемся. Повторю, что у нас есть такая возможность в этой клинике – все, что в мире делается – делается здесь. Все, что будет делаться, будет сделано здесь. И, может быть, даже раньше. Потому что мы сейчас находимся в той категории клиник, которые участвуют в международных многоцентровых исследованиях, и не просто по каким-то таблеткам, которые сначала испытывают, а потом внедряют, а в исследованиях по методикам, в исследованиях по оборудованию, по новым технологиям. И все это благодаря коллективу, который здесь работает.

– Юрий Владимирович, почему вы пришли именно в эту профессию? Что послужило поводом?

– Наверное, у меня очень банальный приход. Я такой же человек, как и все, но просто глубоко убежден – теперь уже, с точки зрения своей профессии, то, чему я научился, это что у всех людей изначально одинаковые возможности. То есть Бог сделал так, что все люди на старте одинаковы, но вот к финишу приходят все по-разному. А еще – как ты себя воспитаешь себя в этой жизни, как окружение на тебя повлияет.

– На выбор вашей профессии окружение тоже повлияло?

– Ну, я был обычным учеником в школе. После школы – обычным человеком советской эпохи. Я окончил школу, поступил в ВУЗ…Правда, изначально я хотел быть инженером-физиком, инженером-электронщиком. Но меня вовремя «раскусили» и не приняли туда, хотя я поступал дважды. Сыграли роль, конечно, и родители. В результате я сдал документы в медицинский институт, и поступил.

– Из чего складывается ваш день?

– Я научился не делить день или ночь на время суток. Просто у меня есть 24 часа, из которых я должен выделить время на сон, на операции, на еду, пообщаться с людьми – кому-то помочь. Но когда это будет – в два часа ночи или в четыре утра, я не знаю. Наверное, я счастливый человек, потому что занимаюсь своим любимым делом. Я нашел его – дело, которое мне нравится, которое я люблю. Без этого, я думаю, что быть успешным невозможно. Ну, и самое главное, наверное, просто ощущение того, что ты нужен людям. Полезен.

– Сколько вы уже в своей профессии?

– Более 30 лет. Но знаете, когда проходит время, ты оглядываешься назад и начинаешь  приукрашивать свою дорогу. На самом деле, я думаю, что она была такая же, как у многих других мальчишек и девчонок моего поколения. Другое дело, что мне повезло в жизни с учителями. Когда я поступил в мединститут, я понял, что это мне нравится, это то, чем я буду заниматься. В этом плане – да, тогда, уже в мединституте, я понял, что это – мое. Поскольку у меня был склад такой, что я занимался математикой и физикой, конструировал много – меня интересовало что-то конкретное. То, что можно осязать, видеть. Конечно, я пошел в хирургию. Потому что хирургия, это и головой надо думать, и практически руками работать. Я – счастливый, потому что нашел дело, которое люблю.

– Что самое сложное в вашей профессии?

– Самое сложное – это удержаться на одинаковом уровне взаимоотношений между коллегами и между пациентами, независимо от того, что ты имеешь успех или неуспех. Найти вот это равновесие и есть, пожалуй, самое сложное.

– А самое важное?

– Самое важное – это не быть собой довольным. Потому что только тогда есть к чему стремиться в будущем.

– У вас огромная практика. Какие случаи в ней были для вас самые важные, самые тяжелые, может совершенно мистические?

– Сам факт того, что есть люди, которым ты можешь помочь, это, наверное, мой основной стимул и двигатель. Ведь если есть возможность кому-то помочь, то просто надо это сделать и все. Об этом даже не надо задумываться. А случаи…Больше всего я помню те, где я не помог, а навредил. Естественно, не умышленно. Где-то вначале своей карьеры, если так можно выразиться, в начале своей практической деятельности, я руководствовался несколько другими принципами, у меня был некий детский максимализм, даже нездоровые амбиции, из-за которых пострадали люди. Например, сделать ту или иную операцию по-другому или быстрее, чем кто-то…

– А сейчас вы к чему пришли?

– Я не то, что пришел, я, наверно, иду. При этом я думаю, что совершил и совершу еще много ошибок. Но мой основной принцип сегодня состоит в том, чтобы, по возможности,  их уменьшить. Да и потом, я ведь человек, а значит, не буду совершать их только тогда, когда уже оставлю эту деятельность, хотя и не мыслю себя без кардиохирургии. Однако, каждый день я задаю себе один и тот же вопрос – смог ли я сделать то, что я делаю сейчас, еще лучше, если бы я, допустим, мог к этому вернуться. Это вопрос вопросов, который заставляет меня все время быть в тонусе, двигаться дальше. Потому что как только ты начнешь сам себе нравиться, это уже конец.

Дана Мусина, Астана 

Яндекс.Метрика