Home » "Коммунист Казахстана" » Случайные люди в парламент не попадают

Случайные люди в парламент не попадают

Данияр Рахманович Ашимбаев, руководитель информационно-издательского проекта “Кто есть кто в Казахстане”, главный редактор Казахстанской биографической энциклопедии.

– Насколько качественно изменился состав Парламента?

– С точки зрения качественных показателей Парламент не отличается от предыдущих созывов. Если смотреть на статистические данные (партийность, стаж работы), то депутаты – это в основном мужчины около 50 лет, работавшие в системе исполнительной власти. Редко – предприниматели, в большинстве – работники центральных аппаратов, администрации, акиматов и так далее. Две трети – члены правящей партии.

То, что прошли три партии вместо одной, особенно ничего не меняет. У нас в Парламенте было и четыре, и пять партий.

Раньше в Советах народных депутатов было хоть какое-то подобие представленности выходцами из рабочего класса, крестьянства. Но в годы независимости депутатов стали набирать не по квотам, а по другим характеристикам.

– Но вот количество женщин увеличилось – с 19 до 26…

– О женских квотах можно было бы говорить, если бы они составляли как минимум 40 процентов нового Парламента. В нем также практически нет представителей третьего сословия, “разночинцев”.

– Значит ли это, что Парламент будет “послушным”?

– Сейчас туда пришли несколько представителей администрации, акимы областей, городов и районов, бывшие министры… Но не факт, что все они будут действовать по указке Акорды. Я давно слежу за феноменом казахстанского парламентаризма. Возможно, в Парламенте существует некая энергетическая воронка, но многие там уже через полгода меняются.

Поэтому нет уверенности в том, что нынешний Парламент будет стопроцентно голосовать за решения сверху. Многие депутаты считают, что попали в Парламент не по квоте, а благодаря собственным заслугам.

Поведение человека в Мажилисе кардинально отличается от поведения на госслужбе. Очень многие оппозиционеры вышли из Парламента: те же Ж. Туякбай, Б. В. Кайсаров, З. Батталова, тот же Б. Абилов.

Так что предсказать поведение депутатов нынешнего созыва я тоже не берусь.

– Но в Мажилис пришло очень много чиновников высшего ранга. Возможно, они будут задавать тон?

– Спикером Мажилиса избран Нурлан Нигматулин, жесткий управленец, который в последние годы достаточно грамотно вел партию “Нур Отан”. Но это не значит, что депутаты будут ему подчиняться. Это касается в особенности представителей других партий – “Ак жола” и КНПК.

Феномен Парламента еще и в том, что один хороший оратор может изменить ход голосования по принципиальному вопросу. Такое не раз было. Есть определенная позиция партийной фракции по какому-то вопросу, но выходит депутат, выступает, и получается, что если остальные проголосуют против его мнения, то будут выглядеть перед избирателями не совсем красиво. Поэтому нужно посмотреть, как они себя проявят в первых баталиях. У кого откроется ораторский дар. Возможно, через год мы будем иметь совершенно других людей.

– Вы следите за передвижениями представителей казахстанской элиты на протяжении длительного времени. Что можете сказать о нынешнем составе Мажилиса?

– Вот Дарига Назарбаева – известный в стране и за рубежом политик. А Сагиятулла Сарсенов – сын председателя Казпотребсоюза. Аманжан Рыскали – брат акима Атырауской области. Мама Глеба Шегельского Наталья Бандровская – руководитель медиахолдинга “Рика” в Актобе.

Сын ректора Валихана Бишимбаева – влиятельный чиновник, занимал высокие посты в правительстве и ФНБ “Самрук-Казына”. Муж Гульмиры Исимбаевой был в свое время ректором КазГУ. Муж Дарьи Клебановой – крупный бизнесмен. Сын бывшего министра Гульжаны Карагусовой был заместителем председателя правления БТА Банка. Известна семья Усенгельды Медеуова: один брат – аким района, другой – был ректором ряда южных университетов. Сын бывшего акима Серикбая Нургисаева работает в одном из институтов развития на высокой должности.

У Нурлана Нигматулина брат – сенатор. Семья Мейрама Пшембаева – и в бизнесе, и в исполнительной власти. Сын Айткуль Самаковой – председатель правления АО KazakhstanPetrochemicalIndustries. Сын бывшего министра МВД Каирбека Сулейменова – заместитель прокурора Алматы.

Можно долго перечислять. Ясно одно, в нынешнем составе Парламента нет случайных людей.

– На что бы следовало обратить внимание новоиспеченным депутатам?

– Существует мнение, будто принятие закона моментально решит проблемы. Но у нас нет культуры соблюдения законов, все зависит от исполнителей. Скажем так: традиции и договоренности важнее нормативно-правовой базы. От того, что принимал прежний Парламент, раньше ничего почти не менялось. Например, возьмем отчеты Счетного комитета или Комитета финансового контроля, финпола. Происходят неисполнение бюджетных программ, злоупотребления, некачественное планирование, безответственность. Однако нарушения из года в год повторяются. Чиновникам все до фени!

Точно так же вес чиновника не зависит от занимаемого им места. Не должность красит человека, а человек – должность. Это можно показать на примере Утемуратова – какую бы должность он ни занимал, реальное его влияние намного шире.

– А что вы думаете о правительстве и новых министрах?

– Депутаты “Нур Отана” не могли не выразить доверия своему же правительству – ведь оно выполняло программу партии. Хотя наломано немало дров в реализации антикризисной программы, в административной реформе, в банковской сфере, на рынке труда. Поэтому камикадзе на пост Премьера не было.

По большому счету, все министры и акимы ответственны лишь перед Президентом. Премьер-министр играет роль координатора. Психологическая потребность в смене главы правительства была. Но как ни тасуй колоду, идет депрофессионализация в некоторых ведомствах. Об этом можно судить по тому, что министры сельского хозяйства и индустрии – юристы. Хотя в этих отраслях нужны профильные специалисты!

А там, где нужны твердая воля и жесткое решение, начинаются дискуссии. Это видно по прошлогодним дискуссиям о хиджабе и по казахскому языку.

Или посмотрите на недавний бум строительно-финансовой пирамиды, обвал которой чуть не похоронил экономику и держался лишь на нежелании банков и правительства менять правила игры. Всем было ясно, что это спекулятивный процесс, что страдают инвестиционная политика и реальный сектор. Но правительство, депутаты, акимы, а также и оппозиция, финансируемая тогда банковским лобби, активно занимались “распилом”…

– Каковы ваши прогнозы относительно будущего?

– Давать прогнозы – неблагодарное дело. Раньше можно было просчитать те или иные перестановки, организационные реформы, распределение финансовых потоков. Сейчас даже гороскопы – более авторитетный источник.

Мало людей, которые могли бы критиковать экономическую политику или кадровую. А ведь хороший пинок лучше продвигает, нежели дружеское похлопывание по плечу.

Если бы чиновники занимались делом – нормально регулировали экономические процессы, рынок труда, отработали миграционную политику, делали мониторинг проблемных зон и оперативно решали проблемы, то никакого бы Жанаозена не было.

К 20-летию независимости нужны были порядок и покой, но получилось, как в анекдоте про тренера, который просит команду: “У меня завтра день рождения. Подарите мне победу”. А команда отвечает: “Извините, но мы вам уже галстук купили!”.

Жанар Канафина, еженедельник «Караван»

Яндекс.Метрика