Home » "Коммунист Казахстана" » Солдаты – не расходный материал

Солдаты – не расходный материал

Способна ли казахстанская армия противостоять внешним угрозам? Почему в вооруженных силах не служат дети высокопоставленных чиновников? Как минимизировать человеческие потери в войсках в мирное время? На эти и другие вопросы ответил генерал-майор в отставке, президент Союза военнослужащих запаса, сопредседатель Международного консультативного совета организаций офицеров запаса Айткали ИСЕНГУЛОВ (на снимке).
Как вы оцениваете проводимую кадровую политику в армии?

– Меня всегда волновала укомплектованность армии настоящими профессионалами. А есть ли для этого условия в Казахстане? Безусловно. Другое дело, как армия этими возможностями пользуется. Налицо проблема текучести кадров, которая имеет две причины: неудовлетворенность социально-бытовыми условиями и недовольство проводимой политикой вышестоящих чинов. Не секрет, что многие кадровые военные бросают службу из принципа, когда вышестоящее начальство в силу некомпетентности отдает заведомо невыполнимые или неадекватные приказы. Есть у нас отдельные войсковые части, в которых командиры растут по карьерной лестнице за счет показушных учений. Но лично у меня есть некоторые сомнения в их способности мобильно и качественно передислоцировать все подразделения в случае необходимости в заданный район и качественно выполнять поставленные задачи.
Способна ли казахстанская армия противостоять внешним угрозам?
– Казахстанские вооруженные силы самодостаточны и способны решать поставленные перед ними задачи. Но необходимо учесть, от кого исходят угрозы, особенно в условиях расширения их перечня. Это и серьезная ситуация на Ближнем Востоке, и высокая вероятность начала военных действий в Иране, предстоящий уход войск НАТО из Афганистана, что позволит радикальным элементам во главе с “Талибаном” и “Аль-Кайедой” заняться своими ближайшими соседями. Тем более что в их планах эти территории рассматриваются как территории предполагаемого Великого халифата. Если еще вчера мы говорили о тихой благополучной от терроризма жизни наших граждан, то теперь проблеме в глаза нужно посмотреть серьезно. Следовательно, готовыми к самому плохому сценарию должны быть не только вооруженные силы в отдельности, но и все силовые структуры в целом. Еще, как показывает история, все великие империи и государства в большинстве своем разваливались не под воздействием внешних врагов, а разлагались из-за внутренних проблем.
Когда прекратятся потери в войсках в мирное время?
– Гибель личного состава вооруженных сил действительно больной вопрос. И эти потери, увы, неизбежны. Но командование в частях способно летальные исходы минимизировать. В 1992 году в армии ежегодно погибало более 200 человек. В 1997 году, эта цифра составляла уже 80 человек. Значительно за те годы снизилось и число дезертиров: с 13 тысяч до 1,5 тысячи. После смерти Сталина некоторые амнистированные уголовники, которые по возрасту подлежали призыву, стали служить в войсках. В царской же России людей с криминальным прошлым в армию не брали принципиально. Сейчас качественным подбором в армию призывные комиссии занимаются слабо. Поэтому и состоит она не из избранных, а из набранных. Отсюда и боевые потери, и неумение выживать в суровых условиях службы. Я был и остаюсь категорическим противником сокращения срока службы до одного года, тем более что сейчас армия оснащена самой передовой техникой. Идеальной наша армия станет тогда, когда отцы-командиры будут смотреть на новобранцев, как на собственных детей, а не как на расходный материал.
Как так получается, что отпрыски наших власть имущих не проходят службу в армии? – Я могу назвать несколько высокопоставленных военных чиновников, чьи дети не только отслужили в армии, но даже доросли до серьезных должностей в Министерстве обороны. Что касается гражданских чиновников, то в одной из своих статей я уже отмечал отсутствие у их детей желания отдавать воинский долг родине. На моей памяти самым высокопоставленным чиновником, отдавшим сына в армию, был начальник рыбного цеха атырауского завода. И, кроме как непатриотичностью, такое поведение никак назвать не могу.
При Союзе было бесплатное образование, медицина, пионерлагеря, помощь большим семьям и т.д. Тогда и стоял вопрос отдать долг родине службой в армии. Правомочно ли, на ваш взгляд, сейчас государству требовать от граждан исполнения воинского долга, если оно им ничего не дает и ничем не помогает?
– Вспомните известную фразу, сказанную покойным ныне президентом США Джоном КЕННЕДИ: “Не спрашивай, что государство может сделать для тебя. Спроси, что ты можешь сделать для государства”. Я категорически не приветствую, когда вопросы патриотизма измеряются в деньгах или каких-то материальных благах. В начале 90-х вчерашние советские люди верили, что в условиях рынка все будут богаты и счастливы, ликуя опрокидывала памятники деятелям советской эпохи. Однако подавляющее большинство никаких богатств не получило, а вместе со свободой в наши жизни пришла необходимость выживать самостоятельно.
Однако вне зависимости от эпох и времен военнослужащие, стоящие на защите территориальной целостности государства, должны быть защищены этим государством. Сегодня в стране насчитывается 8 тысяч бесквартирных военнослужащих, из них более 2,5 тысячи человек, ушедших на пенсию и не получивших жилья, продолжают жить в гарнизонах и занимать квадратные метры, полагающиеся молодым офицерам. Никто, кроме Министерства обороны, эту проблему не решит.
Как вы оцениваете мизерную зарплату наших кадровых военных (от лейтенанта до полковника)? Конкретно: лейтенант в России получает в четыре раза больше казахстанского.

– Каждое государство обеспечивает свои вооруженные силы в зависимости от экономических возможностей. Да, зарплаты наших военных невысоки – так же, как и пенсии. И я как сопредседатель Международного консультативного совета организаций офицеров запаса (куда входят 28 стран мира) не пытаюсь проблему замолчать. Есть несколько пунктов, реализации которых я добивался и буду добиваться. Во-первых, индексация пенсий и зарплат военнослужащим. Во-вторых, право один раз в год за счет государства получать санаторно-курортное лечение с бесплатным проездом. В-третьих, начисление 50 процентов от пенсии семьям офицеров, погибших на службе. В-четвертых, зачисление неработающим женам офицеров, живущим с мужьями на дальних заставах, в трудовой стаж по специальности за все время проживания в этих условиях. В-пятых, льготы при оплате коммунальных услуг, поскольку чаще всего военнослужащие являются единственными кормильцами в семье.
Оправдал ли себя опыт назначения на пост министра обороны гражданских лиц?
Сейчас мы живем в условиях, когда вполне оправданно главным топ-менеджером силовой структуры назначать управленца, знакомого с рыночной экономикой. А вот во главе штаба, который отвечает за непосредственную деятельность армии, всегда должен стоять военный, что у нас и происходит.

Александра АЛЁХОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы, «Время»

Яндекс.Метрика