Home » "Коммунист Казахстана", № 25//05.07.2013 » Свеча семейного счастья

Свеча семейного счастья

С этой семьей я познакомилась в 2005 году, когда как член областного совета ветеранов изучала бытовые условия участников Великой Отечественной войны.

Уже на пороге этой уютной, чистой квартиры почувствовала атмосферу устоявшегося душевного тепла и порядочности. И незаметно для себя со временем привязалась к этим двум пожилым людям – ветерану Великой Отечественной Ивану Алексеевичу Згуре и его супруге, труженице тыла Пелагее Афанасьевне.

С тех прошло семь лет, а дружба наша продолжается. В настоящее время Пелагея Афанасьевна одна, Иван Алексеевич ушел из жизни в ноябре 2005 года, не успев справить бриллиантовую свадьбу. Вспоминая совместно прожитые годы, Пелагея Афанасьевна рассказывает, что прожили вместе дружно, ладно, воспитали замечательных детей. Четыре дочери, их мужья, дети, 8 внуков и 9 правнуков – все любят, уважают и почитают ее. В Петропавловске живет только одна из дочерей, но остальные обязательно приезжают поведать бабушку, прабабушку хотя бы раз в год, а то и чаще, из России. Не остается Пелагея Афанасьевна и без материальной помощи.

Вспоминая семейную жизнь, Пелагея Афанасьевна с улыбкой рассказывает, хотя Иван Алексеевич был болен и прикован к постели, но если она запоет, то он, как мог подтягивал мелодию. Любимая его песня – «Три танкиста» звучала в доме почти ежедневно, военные песни и по сей день любят и внуки и правнуки бывшего фронтовика.

Иван Згура служил в танковом полку на Первом Белорусском фронте. В армию парень был призван еще в 1940 году, до 1942 года служил во Владивостоке. Затем – фронт. В городе Моздоке гитлеровские самолеты разбомбили воинский эшелон, в котором находился Иван, в живых остались немногие. Ивана тогда и потом, в самом пекле сражений, спасал материнский крестик и ее благословение. Ранен был однажды, и то не тяжело, уже в Кенигсберге. Зато дошел до Берлина, где и встретил Победу. Довелось даже праздновать это долгожданное и добытое кровью событие вместе с американцами в берлинском ресторане. Уже в мирное время Иван Алексеевич Згура был внесен в список героев ВОВ в книгу памяти «Солдаты Победы».

Если родные просили фронтовика рассказать о войне, он неизбежно вспоминал своих погибших товарищей, и эта боль, кровоточащая рана не давала ему покоя всю жизнь. Из с. Полудина Иван Алексеевич призывался вместе с Иваном Хариным. Были парни как братья, дорожили дружбой и землячеством. Под Берлином, в одном из боев, увидел Згура своего товарища, еще бегущего в горячке, а за ним волочились внутренности из развороченного живота.

В Варшаве фашисты взорвали мост перед идущим составом, тот сорвался и ушел под откос. Там погиб еще один земляк Згуры. В одном из вагонов была девушки-зенитчицы, выбраться из перевернутого вагона они не смогли, взорвались и боеприпасы, которые везли этим поездом. Девушки сгорели у всех на глазах, помочь им уже никто не мог. Эту и подобные картины не мог ветеран вычеркнуть из своей памяти, а рассказывал эти эпизоды войны жене, столь часто она о них слышала, что запомнила даже имена, детали, а пережитое мужем стало и ее воспоминаниями.

Конечно, как все солдаты, Иван Згура мечтал о Победе, мечтал о мирной жизни, о семье. Вернувшись в сентябре1946 года в свой хутор Полудина, он с женитьбой не стал тянуть. На концерте, устроенном в клубе 7 ноября, он приметил Полю Юрченко – скромную, совсем не бойкую, зато, по всему видать, трудолюбивую девушку. Голос ее покорил парня. Иван пошел из клуба за ней следом и у самого дома заявил: «Жди сватов». На второй день те уже были у порога хаты Поли-Пелагеи. Родители согласились сразу: семьи были родом из одного и того же села, что на Брянщине, а мать заявила: «Будущие родственники люди хорошие, растящие, чего еще искать и ждать». Для Пелагеи такое решение было не только неожиданным, но и нежеланным, жениха она не знала совсем, зато ей нравился его брат. На венчании она плакала. То ли от этого, то ли по другому какому предзнаменованию, но свеча перед молодыми потухла. И жених не растерялся, у него тут же нашлось, чем зажечь. Екнуло сердце тогда у Поли, в голове пронеслось «Гори, гори моя свеча» и эти мысли стали пророческими — сумел Иван Згура удержать горящую свечу любви, взаимоуважения, семейного счастья. И прожили совместную жизнь Иван Алексеевич и Пелагея Афанасьевна, как одно целое, как говорится, ниточка с иголочкой.

В заботах, хлопотах текла жизнь. Иван мирную жизнь начал с кузнечного дела, потом работал на сельповской автолавке, ушел на пенсию в должности заведующим складом райпотребсоюза. Всю войну трудилась в колхозе Пелагея. Вспоминая ту пору, она приговаривает только одно: «Не дай Бог еще такое пережить, врагу не пожелаю. Так уставали в поле, на ферме, что сил не было даже поесть. А бригадир дядька Борис уговаривает: «Милые, еще один прикладок к стогу – это пуля по врагу». До сих пор побудка бригадира: «Подъем!». Поднимая детишек, не успевших отдохнуть женщин, он опять приговаривает: «А на фронте сейчас каково?».

Усталые, измученные подростки, женщины, девушки чуть, что затягивали песни, пускались в пляс. Не это ли спасало людей в лихую годину? И первой среди плясуний-певуний в деревне была Пелагея. Не случайно душевное исполнение песни «Ой скучно мне да досадно…» так заворожило фронтовика. Долгими зимними вечерами женщины пели о себе: «Может, в Колпино, может, в Рязани не ложилися девушки спать. Много варежек теплых связали, чтоб на фронт их в подарок послать…». Всплакнув, меняли тему, и вот уже Поля мгновенно сочиняла частушку на злобу дня. И опять смех сквозь слезы.

Голос у Пелагеи и сегодня еще душевный, сильный. А когда вся семья в сборе, то получается замечательный хор. Супруги Згура всегда славились своим гостеприимством, Пелагея Афанасьевна никого не выпустит, не угостив чаем и своими душистыми домашними пирогами. У семьи много друзей. Несколько лет жили Згура в Караганде и там обросли друзьями. Когда в 1954 году Иван Алексеевич заболел туберкулезом, вся родня, друзья, однополчане «выкохали» его, подняли на ноги. Помогли, кто, чем мог: и лекарства доставали, и барсучье сало, и нужные продукты. Когда-то, еще во время службы во Владивостоке, Иван пришел на выручку своему другу Кузьме Сапунову. Тот не забыл о помощи. После войны он вернул взятые в долг 30 рублей.

– Тридцать лет, — рассказывает Пелагея Афанасьевна, — я проездила на мотоцикле, все грибы и ягоды вокруг Полудина были мои, и всегда я брала кого-нибудь с собой – соседей, друзей, знакомых…

Такие вот они, мои хорошие знакомые, чета Згура, прошедшие через войну, они сохранили главное – душу. И сейчас Пелагея Афанасьевна благодарит Правительство Казахстана за то, что не забывают, поздравляют с Днем Победы. И главное ее желание, чтобы все люди на земле жили дружно, мирно и уважали друг друга, чтобы наши дети, внуки и правнуки никогда не знали войны!

Фаина Колесова,

активистка

  обкома СКО КНПК,

 города Петропавловска

Яндекс.Метрика