Home » Восточно-Казахстанский обком, Партийная жизнь » СВОИ ИЛИ ЧУЖИЕ?

СВОИ ИЛИ ЧУЖИЕ?

Почти 23 года назад началась программа переселения казахов, проживающих за пределами Казахстана, на историческую родину, но ответ на этот вопрос так и не найден. А если говорить честнои откровенно, то оралманы все-таки пока считаются в большей мере «чужими». Причем, не только среди русскоязычного населения, но и среди местных казахов. Журналист Александр Шака из Урджарского района Восточного Казахстана пару лет назад писал на тему взаимоотношения местных и оралманов. И привел яркие примеры. Оралман на китайском мини-тракторе с прицепом, неуклюже развернувшись на сельской улочке, помял бок припаркованной легковушки. И, как ни в чем не бывало, поехал дальше, несмотря на возмущенные возгласы очевидцев. Полицейские признали, что в данном случае они бессильны. У оралмана нет ничего. Ни гражданства, ни водительских прав, ни, естественно, страховки. Поэтому путь только один: владельцу легковушки подавать на него в суд для компенсации ущерба. Только вряд ли он его компенсирует: имущества и официального заработка у него тоже нет.

О способе заработка оралманов также рассказывалось в этом материале. Оралманы заготавливают дрова в близлежащем лесу, доставляют на мини-тракторе, и продают сельчанам по 5000 тенге за прицеп. Конечно, никакого разрешения на «природопользование» у них нет. Да и зачем оно им? Все равно никакой ответственности не понесут.

Немало оралманов и в селе Мамай – батыр, недалеко от Усть-Каменогорска. Об этом мы ведем беседу с Канипой Карибаевой.

– Как ладит местное население с новоселами? Нет ли каких-то трений между ними, как это иногда бывает в быту?

– Честно признаюсь, что к переселенцам отношение двойственное. С одной стороны оралманы труженики, берутся за любую работу. С другой, нам с ними бывает сложно в силу их менталитета. Если оралмана попросить отработать за плату, можно не сомневаться, он все сделает вовремя, без ссылок на недомогание, запой и прочие причины. Но как только просишь их соблюдать общепринятые порядки, особенно по соблюдению чистоты, не мусорить в реку, или просишь принять участие в общественном субботнике, то сразу натыкаешься на стену непонимания. Живут они замкнуто, по своим привычкам, мило улыбаются в ответ, но делают все по-своему. Например, говоришь им, что нельзя складировать навоз в больших количествах на склоне у самой реки, его размоет и он потечет в реку, но бесполезно. То же самое и с бытовым мусором, все валят или в реку, или под забор. Мы несколько раз очищали русло реки от мусора, они же к этому не пожелали прикоснуться.

Вызывает непонимание и их особый статус. Почему, спрашивается, для них и льготы, и ссуды различные, в том числе на приобретение жилья, а для переселенцев, допустим, из Курчума, все это закрыто, чем они хуже? Что, не там родился? Возможно, со временем эти углы сгладятся.

В Усть-Каменогорске власти решили провести «воспитательную работу» среди оралманов наглядным примером: показать, как живут переселенцы из сел и аулов области, всего добивающиеся своим трудом. Правда, оралманов, желающих съездить на «экскурсию», набралось маловато, десятка полтора, да и то в основном женщины.

Внутренние переселенцы живут на дачах. Приобрести более комфортное жилье они не могут. Да и этому рады. В садовом товариществе «Титан» проживает более 500 семей таких переселенцев из разных районов области. Они занимают почти половину всех дачных домиков. Самые «старожилы» переселились более 10 лет назад. Без всяких ссуд и пособий на месте хилых дачных домиков построили уже капитальные дома, выложили печи, у каждого есть огород. В этом мини-городке настоящее самоуправление. Аксакалы являются старшими улиц и сами поддерживают порядок. Председатель садового общества Олег Иванов говорит, что никаких проблем с переселенцами нет.

– Люди трудолюбивые, скромные. Молодежь довольно дисциплинированная. Все охотно участвуют в общих делах, выходят на уборку, нет долгов по взносам, за электричество.

Итак, два потока переселенцев, оралманы и самодеятельные внутренние, встретились. Но разговор пошел с трудом. Похоже, эти два потока переселенцев – как два разных мира. У местных – непонимание и обида на государство.

– Почему им и жилье, и пособия? И за электричество государство за них заплатило. А мы что, хуже? Мы-то своими силами всего добиваемся.

Один из аксакалов на мой вопрос о своих впечатлениях, только махнул рукой, и дал весьма неожиданную, но очень яркую характеристику своим новым соотечественникам.

– Белогвардейцы!

Потом в красном уголке местного филиала акимата секретарь городского маслихата Александр Абакумов и председатель совета местного самоуправления Серик Оразбайулы еще долго убеждали оралманов брать пример с внутренних переселенцев, ни на кого не надеяться, а своими силами добиваться достойного места в этой жизни. Но, похоже, их пламенные речи не очень убедили.

В Усть-Каменогорске власти своими руками создали головную боль на многие годы под названием поселок оралманов «Шыгыс». Прежний аким города Ислам Абишев, в стремлении направить в свою сторону огромный финансовый поток почти в 6 млрд. тенге, добился решения о строительстве поселка для оралманов. В рекордные сроки он был возведен. Но затем последовали одни скандалы. Оказалось, что подавляющее большинство коттеждей в поселке строила фирма «Бытстрой», принадлежащая бывшему начальнику экономики и бюджетного планирования города, ставленнику Ислама Абишева – Жанэту Нурлану. Из 463 коттеджей – 298 были построены некачественно, даже из бывших в употреблении стройматериалов. Зимой дома начали промерзать, а система обогрева – электрическая. Вот и накрутили оралманы только за одну зиму по 200-300, а то и больше тысяч долга за электричество.

– Поселок оралманов – это бомба замедленного действия, – поделился своим мнением в частной беседе один из высокопоставленных чиновников. – Их расселили компактно, под боком у города, большинство там – переселенцы из Китая. Да еще и создали для них массу проблем. Это и плохое жилье, это и электроотопление, отсутствие работы.

Даже по официальным данным, только около половины оралманов, проживающих в «Шыгысе», имеют хоть какой-то постоянный заработок. При таком наборе «горючего материала» оставалось только ждать, когда эта «бомба» рванет. И она рванула 22 мая 2013 года. Когда монтеры приехали отключать должников, поселок взбунтовался. Мгновенно собралась толпа в несколько сот человек, и они двинулись в город. По пути чуть не избили телеоператора, снимавшего шествие, кидались на проходящие машины. Полицейским удалось остановить их на мосту при входе в город. Что было бы, если бы толпа вошла в правобережную часть Усть-Каменогорска – сложно сказать. Думаю, что без погромов магазинов, кафе и прочих символов «хорошей жизни», встретившихся по пути, не обошлось бы, как минимум.

Вот тогда мы реально узнали, что оралманы – это сила. Узнали и еще много любопытного. Оказалось, что еще ранее из городского бюджета было выделено 80 миллионов тенге (!) для погашения долгов оралманов за электричество! Горожане просто взорвались! Почему за НИХ государство платит, а НАС отключают за 1 тенге долга?! За несанкционированное шествие никто не был наказан. Прокурор области Багбан Таимбетов только пригрозил, что если такое еще повторится, то уж тогда точно виновные будут наказаны по всей строгости закона. А если три старушки выйдут с плакатиком на площадь и слезно попросят пенсию повысить, то скрутят и доставят в суд всех!

Мало что изменилось в поселке оралманов и год спустя. Долги за электричество хоть и снизились, но незначительно. В нескольких домах поставили печки, одной из переселенок – за счет спонсорской помощи. Ее печь стала первой, показательной. Но немногие воодушевились этим примером. 250000 тенге на установку печи и переделку системы отопления с теплофонов на радиаторы – это немалые деньги для оралманов. Ситуацию спасла аномально теплая зима. В Усть-Каменогорске снег выпал только в конце января. Слабо изменилось и соотношение среди обитатателей поселка «Шыгыс» в пользу работающих. Хотя прямо в поселке регулярно проводятся ярмарки вакансий, жителям разъясняют особенности программы микрокредитования, программы «Занятость – 2020» и прочих государственных программ, направленных на переобучение и трудоустройство. Электричество, естественно, здесь больше не отключают. Поэтому и обстановка в целом спокойная. За это время в поселке прибавились новые жильцы – это уже переселенцы из депрессивных сел области, пожелавшие переехать в город в рамках программы «Занятость – 2020». Они поселились в 150 новых коттеджах.

Итак, в Восточном Казахстане программа переселения оралманов породила множество проблем. Как для самих оралманов, так и для власти, и для жителей тех регионов, где оралманы поселились. Отличается ли чем-то Восток от других регионов, принявших на свою территорию оралманов? Достаточно посмотреть публикации на эту тему, как становится ясно, что проблемы везде одинаковые. Это бытовая неустроенность переселенцев, сложности с получением документов, сложности с работой. Работа вроде бы и есть, но переселенцы не горят желанием идти «на лопату» с заработком в 30-40 тысяч тенге. Но, с другой стороны – а на что они рассчитывали при своей квалификации? Стать звездами шоу-бизнеса? Стремительно войти в число богатейших людей? Психологически многим оралманам сложно воспринять тот факт, что после первичной помощи государства дальше уже все будет зависеть от них самих. Видимо, часть из них тешит себя надеждой, что если их пригласил сам президент, то и содержать государство будет пожизненно. Но уже давно пора понять, что «молочных рек с кисельными берегами» явно не будет. Не будет их и для «старожилов» Казахстана. Конечно, переселенцы «клюнули» на сладкие обещания. Но сейчас уже нужно признать, что если уж «попали», то надо как-то приспосабливаться к жестким реалиям. В числе общих проблем – и восприятие оралманов местными жителями, в первую очередь, местными казахами. Многие мнения просто невозможно привести в печатном виде, потому, что они сплошь состоят из непечатных выражений. Причем, неприятие доходит и до крайностей. Например, в поселке Жана-Курылыс Алматинской области местные жители заставили семью оралманов раскопать могилу своей родственницы и захоронить ее отдельно, за территорией кладбища!

Оралманы воспринимают себя как отдельную социальную группу – на это обстоятельство обращает внимание Срым Жумажанов в своей публикации на сайте ЦентрАзияРу. «Китайские казахи-оралманы – совершенно особая прослойка в этой и без того обособленной касте: достаточно будет упомянуть, что китайские казахи предпочитают работать с ханьцами, возя их товары сюда или работая при них переводчиками. Ну чем не пятая колонна КНР?», – пишет обозреватель. Вопросы очень жесткие, но мы их должны задавать сами себе, иначе так и проспим в своем благодушии.

Вообще вопрос об оралманах действительно как-то стыдливо все стараются обходить стороной. Сейчас, похоже, и власть стала пересматривать свои позиции. Программа была практически свернута. Сегодня оралманов фактически приравняли ко всем другим мигрантам. Для них не будут выделяться квоты. По обеспечению жильем теперь можно надеяться только на льготный кредит в «Жилстройсбербанке». А также на выделение земли для хозяйства. Гражданство может быть предоставлено через 4 года (для остальных мигрантов – через 5 лет). Произошло это после событий в Жанаозене, где среди участников беспорядков было много переселенцев из Каракалпакии и Узбекистана. Свою оценку дал и президент, он сказал, что «оралманы не внесли свой вклад в развитие Казахстана».

Судя по всему, тем самым власти признают, что программа провалилась. Свою роль для поднятия имиджа страны она сыграла. Казахстан стал одним из немногих государств, позволивших себе организованное переселение соотечественников. Сыграла она свою роль и в восполнении потерь населения после массового отъезда русских и русскоязычных в начале 90-х годов, а также в изменении пропорций казахского населения. За годы активного действия программы в Казахстан переселилось около 300 тыс. семей оралманов, более 1 млн. человек. На государственную поддержку переселенцев было затрачено 19,4 млрд. тенге. На этом, пожалуй, все плюсы и закончились.

А многие минусы связаны именно с просчетами власти. Прежде всего, в определении мест расселения оралманов. Скажите, зачем они нужны в городе Курчатов, где главным предприятием является Национальный ядерный центр? Разве что дорожки подметать возле проходной. Зачем почти 2000 оралманов, среди которых большая часть – выходцы из Китая и Монголии, были компактно расселены близ Усть-Каменогорска? Неужели нельзя было их поселить в животноводческих районах? В том же Абайском районе, где скот круглый год гуляет на пастбищах. Земли там вдоволь, а население района всего 16 тысяч человек. Понятно стремление Ислама Абишева урвать этот подряд на 6 миллиардов. Но ведь деньги выделяли в Астане, а там должны думать и о последствиях. Ислам Алмаханович уже давно в столице, а что он оставил городу после себя – его не волнует. Надо бы назначить его пожизненным акимом поселка оралманов. Ведь он так старался, чтобы этот поселок строили именно в Усть-Каменогорске. Вот пусть бы и решал всю оставшуюся жизнь им же и созданные проблемы. Кстати, и его ставленник Жанэт Нурлан, построивший картонные домики, никакого наказания не понес. После бунта оралманов его объявили в розыск, нашли, арестовали. Сначала ему предъявили ущерб на сумму 500 миллионов тенге, затем он чудесным образом снизился до 156 миллионов, и бывший чиновник его легко компенсировал. Что для него какой-то миллион долларов? А раз компенсировал – выходи на свободу, дело закрывается.

Вот так и сплелось все в этой программе. Патриотизм и псевдопатриотизм, удовлетворение от «освоения» денег, и полнейшая безответственность. А ответ на вопрос – кто же, все-таки, оралманы – свои или чужие – остается открытым.

Денис ДАНИЛЕВСКИЙ  независимая газета Флеш от 03.07.2014

http://flashpress.kz/blog/flash/66547.html

Яндекс.Метрика