Home » Костанайский обком » Театр начинается… с постановления

Театр начинается… с постановления

Дмитрий ЛЕГКИЙ, доктор исторических наук

Как развивалось театральное искусство в Костанае

thgrg

«Назначить директором областного драмтеатра Малина А. Ф. с предоставлением ему права распорядителя кредитов по текущему счету театра. Директору облтеатра т. Малину вменяю в обязанность немедленно приступить к проведению неотложного ремонта и оборудования театра с тем, чтобы не позднее 5 ноября 1936 г. театр мог быть использован для собрания и постановки спектаклей», – так звучал приказ заведующего областного отдела народного образования 28 октября 1936 г.

Для развития народного образования

С этого приказа и начинается история русского театра драмы в Костанае. В соответствии с принятым решением, 5 ноября 1936 г. состоялось торжественное открытие областного драмтеатра в Кустанае, который в этом же году стал областным центром. Основной задачей Кустанайского облоно был тогда ликбез, в самом широком понимании этого слова. Культура считалась подспорьем в деле народного образования.

Конечно, прежде чем был показан первый (насыщенный революционной романтикой первых лет становления советского строя) спектакль «Простая вещь» П. Лавренева, было проведено «торжественное собрание партийных, советских и профсоюзных организаций города, посвященное 19-ой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции».

В июле 1937 г. в газете «Сталинский путь» обнародовали театральные планы: «Существующий в Кустанае городской русско-украинский театр реорганизуется в областной русский драматический театр. Сейчас, как сообщалась в нашей газете, труппа театра выехала на летние гастроли в районы области. За лето помещение театра должно быть отремонтировано. Сезон в областном театре наступит в конце сентября – начале октября».

О предыстории

Русско-украинская труппа, которую предстояло реформировать в полноценный областной театр, финансировалась из городского бюджета. 55 000 рублей закладывались на ее нужды в 1937 году. Общий бюджет театрально-концертной деятельности составлял 115 000 рублей. 60 000 расходовали в первую очередь гастроли. В частности, сохранился документ, в котором говорится: «Пригласить Челябинский областной татарский театр на пять гастролей с 21 по 25 декабря включительно». При этом было решено «выделить дотацию этому театру в сумме 6 000 рублей».

Работа тормозилась, хотя с июня началось формирование труппы и состав полностью был подобран: «32 человека актеров, стаж работы от 10 до 30 лет работы на сцене, режиссеры и художественный состав».

Проблема была в том, что Комитет по делам искусства при СНК не намерен открывать в Кустанае русский драматический театр и в 1938 г., рассматривая возможность организации в 1938 г. казахский театр. Городские власти так выражали свое мнение: «Выявлены силы, из которых можно сформировать каздрамтеатр, например, Валиев, Турусбекова (Кустанай), Гизатова (Тургай), Магамбетов (Убаганский р-н), Жургумбеков (Мендыгаринский р-н), Авиле (Семиозерный р-н) и другие выявленные нами на областной олимпиаде даровитые, талантливые товарищи». При этом добавлялось, что в «помещении, в котором размещается русский драмтеатр, могут вести работу оба театра – русский и казахский».

Первый блин

Во второй половине 1937 г. была «проведена реорганизация труппы Кустанайского облтеатра, сформирован однородный состав актеров в количестве 35 человек с репертуаром на русском языке». Художественным руководителем был приглашен Курганский.

«Партийность печати» в 1937 г. выражалась в острейшей критике, невзирая на лица. Для читателей «Сталинского пути» за октябрь 1937 г. обычным делом были разгромные статьи. Поэтому статья за подписью В. Орион «Когда откроется театр», в которой автор обрушил огонь критики на руководителей культуры, воспринималась как должное.

«Когда откроется сезон в областном театре? Актеры готовы к открытию занавеса. Подготовлены две пьесы – «Любовь Яровая» и «Коварство и любовь». Так в чем же дело? – писал Орион. – Открытие театра задерживается исключительно по вине его дирекции и управления по делам искусств при облисполкоме. До сих пор еще не построена сцена, не отремонтировали театр. Деньги на ремонт отпущены своевременно, но безрукие руководители проявили свою полную беспомощность. С самой весны болтун и бездельник, бывший директор театра Малин ходил по городским учреждениям и плакался, но практически ничем не занимался. Такого же бездельника, некоего Екимова взял Малин в театр в качестве администратора. За месяц своего пребывания он сделал одно дело: закупил для сцены материал, который оказался пригодным только… на дрова. 777. Вновь назначенный директором театра товарищ Азовский усвоил худший стиль работы своего предшественника, так же вместо практической деятельности, много болтает. Об этом справедливо говорили актеры на производственном совещании. Удивительное спокойствие сохраняет управление по делам искусств. Оно превратилось в своеобразное управление по невмешательству в дела театра. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: в управлении подвизается тот же Малин, за бездеятельность неожиданно получивший повышение по службе! Больше общественность не потерпит наплевательского отношения к ее интересам. Кустанайский зритель должен иметь свой театр».

«План недовыполнили»

В итоге за 1937 год «театр выпустил 15 премьер, показал 200 спектаклей, которые посмотрели 54 000 человек». В первые годы театр только «набирал силы, опыт, обзавелся оборудованием и предметами сценического оформления спектаклей».

Управление по делам искусств при СНК Каз. ССР 13 октября 1939 г., рассматривая вопрос «О работе Кустанайского областного русского драмтеатра, к/с театра в Тургае и областного управления искусств при Кустанайском облисполкоме», отмечало крепкий коллектив, поставивший «в текущем сезоне» понравившиеся зрителям спектакли – «На берегу Невы» и «Анна Каренина». Правда, там же отмечалось, что план за 1-е полугодие театр выполнил лишь на 96,1%.

Далее управление по делам искусств выдало по полной кустанайским властям: «Работу тормозят плохие бытовые жилищные условия работников театра, не дающие возможность стационировать труппу. Областные и городские организации конкретно не помогают театру в этом вопросе. Необходимо создать жилищные условия для работников театра». Предложения СНК Каз. ССР были конкретные: выделить для Кустанайского областного театра необходимые средства для постройки стандартного дома.

Реагируя на критику, бюро Кустанайского обкома проблемы разложило по полочкам: «Здание театра, особенно служебные постройки (мастерские), к сезону совершенно не подготовлены, реквизитом, декоративным материалом театр даже на первые постановки не обеспечен. Топливо на зиму не подвезено. Театр имеет острые финансовые затруднения». Виноватым оказался «зам. пред. горсовета тов. Образцов», так как «им не выполнено постановление обкома КП(б)К от 24 июля 1939 года о предоставлении работникам театра 4-5 квартир». Теперь уже обком партии предложил «в декадный срок предоставить две квартиры для художественного руководителя театра и режиссера, кроме того, предусмотреть во вновь строящемся доме размещение 5-6 семейств артистов театра». Кроме того, поручил «облисполкому до 1 ноября обеспечить театр и коллектив артистов необходимым количеством топлива», с ремаркой – «разрешить отпустить на эти цели одну тонну горючего». Может, и не все артисты получили крышу над головой, но топливом все были обеспечены.

Как на ноги вставали

С каждым годом увеличивалось финансирование, или, как тогда писали в документах, «ассигнование» на развитие театрального искусства в Кустанае. Так, в 1939 г. областному русскому драмтеатру было ассигновано 100 000 рублей, казахскому драмтеатру – 120 000 рублей. Большим успехом на сцене пользовались спектакли – «Мещанин» и «На дне» М. Горького, «Ревизор» Н. Гоголя, «Амангельды» Г. Мусрепова.

Кустанайский областной театр находился на полном гособеспечении, так как, по данным за 1939 и 1940 годы, доходы театра составляли лишь 70% от плана. Хотя показ спектаклей «в районах области носил случайный характер», в самом городе театр действовал весьма успешно по всем показателям. Так, при 15 премьерах в год количество спектаклей колебалось от 200 до 290 (в среднем 20 спектаклей в месяц). Самое большое количество зрителей было в 1940 г. – 58 000 человек.

На заседании Кустанайского облисполкома 7 апреля 1940 г. заслушали вопрос «Об организации в г. Кустанае театра кукол (отдел искусств, т. Метелев)» с соответствующей дотацией на его содержание: «…из облбюджета 71 000 руб. по лимитам искусства». В связи с тем что театр должен был обслуживать и районы области, его название стало «Кустанайский областной театр кукол». Для работы театру предоставили помещение Дома пионеров.

За культуру и одновременно за театр (по совместительству) головой и партбилетом отвечал Николай Ильич Метелев, «1900 г. р., русский, образование среднее, член КП(б)К с 1920 г., с мая 1939 г. работающий начальником управления по делам искусства, в феврале 1940 г. избран секретарем первичной партийной организации при облдрамтеатре». Директором облдрамтеатра в то время была Антонина Петровна Чернилевская, «1905 г. р., украинка, с 1928 г. член КП(б)К, в 1939 г. проходила 8-месячные курсы по повышению квалификации директоров театра. Директором работает с 1937 г.».

В отчетах предвоенного времени с гордостью отмечалось, что в Кустанае действуют «областной Дом партийного просвещения, два звуковых кинотеатра и один драматический театр».

По материалам Государственного архива Костанайской области

ИСТОЧНИК газета «НГ» от 26.03.2015г.

Яндекс.Метрика