Home » Актюбинский обком, Партийная жизнь » Уроки клановых противостояний

Уроки клановых противостояний

1

A South Korean man holds a national flag during an anti-US beef rally in Seoul, South Korea. Korean announced it will resume US beef imports from June 26 after negotiating extra safeguards against mad cow disease, despite protests by tens of thousands over recent weeks.

В столице Республики Корея Сеуле более 850 тысяч граждан вышли на демонстрацию протеста против властей своей страны. Как говорят организаторы, выйти граждан заставил громкий коррупционный скандал, разразившийся вокруг президента Южной Кореи Пак Кын Хе. Акция эта – одна из самых масштабных за последнее время.

Требуют участники марша протеста (по сообщениям наших СМИ) отставки главы государства. То есть, по сути, их требования носят не политический характер, а сугубо кадровый. Если наши СМИ не умалчивают, по своему обыкновению, о других требованиях, то это говорит о ярко выраженном клановом характере противостояния.

Организаторы акции протеста – не коммунисты и даже не представители других, более умеренных пролетарских партий. Они обязательно выдвинули бы социально-экономические требования. И политические, разумеется, тоже – ужесточить законы против той же самой коррупции, например.

А вот клановая оппозиция, как правило, ограничивается требованиями кадровыми. Её представители, добиваясь своего, и приходя к власти, зачастую ведут себя так же, как предыдущие власть предержащие.

Они распространяют вредную мысль о том, что главное – не в прогнившей общественно-экономической формации, не в системе власти, а в людях, которые эту власть держат. Но главный вред от её деятельности – даже не в этом. Главный вред от её деятельности заключается в том, что после её прихода к власти народ разочаровывается в политической активности.

Это относится не только к Южной Корее. То же самое было в трёх арабских странах – Тунисе, Египте и Йемене, в которых произошли лёгкие перевороты. Такая же ситуация была несколько ранее в Грузии, на Украине и в Киргизии. Везде в этих странах усилились кланы буржуазии, не связанной с властью, и захотели, чтобы власти у них было пропорционально богатству. И стали они сеять иллюзии, будто при капитализме всё зависит от лиц у власти, и значит, чтобы переменить жизнь в стране к лучшему, надо всего лишь сместить президента.

И везде после этого народ разочаровывался в политической активности. В одних странах больше (Грузия, Египет), в других меньше (Киргизия, Украина) … Но тенденция к разочарованию просматривается везде.

Понять логику людей можно. Они думают примерно так: «Если изменились только лица власти, а суть осталась прежней, новая власть ведёт себя так же – то значит, политикой заниматься бесполезно, все они такие». Позиция, хоть и понятная, но порочная.

2

Чтобы не было разочарования народа в политической деятельности, надо объяснять ему не только то, чем клановая оппозиция отличается от классовой. Надо ещё и подчёркивать, что настоящей политической борьбы (а не верхушечно-кадровой) без экономической быть не может. Что забастовка с сугубо экономическими требованиями, поддержанная КНПК и голосование за КНПК на парламентских выборах – это звенья одной цепи.

Надо сказать, также, что в наше время экономическая борьба пролетариев против капиталистов тесно переплетается с борьбой политической. Потому что теперь и размеры зарплат, и цены на необходимые товары и услуги, и даже условия труда зависят не столько от отдельного буржуа – собственника того или иного производства, сколько от всей социальной политики буржуазного государства. Не случайно конкурирующие между собой фирмы – и монополии, и аутсайдеры – часто объединяются против бастующих рабочих.

Как и во всей истории капитализма, в наше время невозможно добиться улучшения жизни пролетариев без борьбы против капиталистов, которые прямо заинтересованы в ухудшении этой жизни. Но если раньше капиталисты были заинтересованы в прогрессе, то теперь в нём заинтересованы только пролетарии.

А клановая оппозиция, как правило, социально-экономических требований не выдвигает. И к социально-экономической борьбе трудящихся относится или откровенно негативно, или пренебрежительно.

На первый взгляд, это объясняется тем, что капитализм как экономическая система их вполне устраивает. Но дело не только в этом, но ещё и в том, что капиталисты – будь они хоть провластной ориентации, хоть оппозиционной – органически неспособны рассматривать пролетариев как самостоятельную политическую силу.

Алеся Ясногорцева.

Г. Актобе

Яндекс.Метрика