Home » "Коммунист Казахстана", № 42//06.12.2013 » Урта-Булак

Урта-Булак

Советские времена отличались ощущением грандиозности, мощи человеческих достижений. Иногда грандиозными оказывались и катастрофы. Но возможность мобилизации ресурсов и научно-технического потенциала огромной страны позволяла справиться с неприятностями грозных масштабов.

1 декабря 1963 года в Узбекской ССР на газовом месторождении Урта-Булак во время бурения произошло ЧП. Бур попал в зону  аномально высокого пластового давления (АВПД), с давлением более 300 атмосфер и высоким содержанием сероводорода.

Бурение производилось без использования специального бурового оборудования из стали, противостоящей агрессивной среде. Из-за появления агрессивных примесей и мощного давления буровая колонна начала разрушаться, была выдавлена из скважины и фонтан газа воспламенился. Буровая вышка рухнула и частично расплавилась. В течение короткого времени разрушилась защитная арматура на устье скважины, факел увеличился и ситуация вышла из-под контроля.

Факел был огромен – фонтан газа достигал высоты 70 метров, объём сжигаемого газа составлял до 12 миллионов кубометров в сутки. Из-за высокой температуры к факелу было невозможно подойти ближе, чем на 250—300 метров. Поиски решения проблемы заняли около 3 лет – все это время факел пылал.

Дьявольская свеча

Местность вокруг покрылась копотью. Для защиты от жары вокруг факела зимой с помощью бульдозеров был насыпан песчаный бруствер. Для тушения факела применяли даже артиллерию, но огонь не был потушен.

Руководитель работ, главный конструктор проекта тушения факела Камиль Мангушев описал свое первое посещение места аварии в воспоминаниях:

«Странное ощущение было, когда вертолет коснулся земли: вибрация усилилась, шум мотора потонул в океане сплошного гула, глухих взрывов. Рев сотен реактивных двигателей, шум канонады — все это был его голос, голос фонтана… Отсюда до фонтана было метров шестьсот… Вся дальняя часть долины была смазана призрачными пологами марева, колыхавшимися вблизи факела. То, что сверху казалось махонькой пепельницей, оказалось валом песка, нагруженным вокруг устья скважины на расстоянии, куда зимой смогли дойти бульдозеры… Отсюда наклонённый факел уходил в небо и терялся где-то в мареве. Как хоровод дьяволят, вокруг факела то тут, то там возникали и пропадали песчаные вихри — настоящие самумы. Все, что могло гореть вокруг, давно сгорело. Теперь это была действительно мёртвая раскалённая земля. Живому здесь места не осталось. По ночам стаи перелётных птиц и тучи насекомых, привлечённые светом, попадали в эту огненную пляску смерти и, падая, сгорали, часто даже не долетев до земли. «Как же здесь работали люди? Какое надо иметь мужество, чтобы подойти к жерлу ада?» — подумалось невольно. Действительно, чтобы подойти к устью скважины и что-то там делать, нужен крепкий дух, да и тело крепкое нужно. А ведь буровики работали вон там, ведь это они вытащили оттуда оборудование, расчистили устье скважины. Невероятно…»

Термоядерное решение

Весной 1966 года для тушения фонтана был предложен метод подземного подрыва термоядерного заряда. Эту идею одобрили на уровне правительства и поручили выполнять КБ-11 (современный ВНИИЭФ), так как у них уже был опыт разработки промышленного заряда.

ЦК КПСС привлек к решению задачи академика  М. В. Келдыша. В качестве консультантов проекта были призваны физик академик М. Д. Миллионщиков и директор института физики Земли академик М. А. Садовский. После всестороннего обсуждения проблемы привлечённые консультанты подтвердили, что подрыв термоядерного заряда с перекрытием канала скважины является единственным приемлемым вариантом для решения проблемы такого масштаба.

По причине того, что взрыв был нужен для выхода из аварийной ситуации, работы выполнялись с максимально возможной скоростью. Чем быстрее будет потушен факел, тем меньший объём газа будет утрачен в результате выгорания. Но, несмотря на это была проведена тщательная геологическая подготовка, был проведён ряд вылетов комиссии на местность. Эти командировки проходили в экстремальных условиях, когда температура достигала 40-50°С в тени.

В результате испытаний были определены угол шахты, глубина заложения заряда, конструктивные особенности устройств.

Сам заряд создавался под руководством опытных физиков-ядерщиков В.Лебедева и В. А. Разуваева. Особенностью разработки была «чистота» ядерного заряда, то есть продукты взрыва должны были иметь минимальный период полураспада.

Взрыв

Решение о дате подрыва было утверждено на заседании Политбюро ЦК КПСС, которое возглавлял лично Л. И. Брежнев.

Для закладки заряда была пробурена наклонная штольня, в которой заряд был помещён на глубине1500 метровпод поверхностью земли. В этой точке была достаточно высокая температура, поэтому опущенный в точку подрыва заряд пришлось дополнительно охлаждать.

Подрыв ядерного заряда был произведен 30 сентября 1966 года, результат был полностью достигнут. Газовая скважина была пережата слоями породы, фонтан пламени погас через 22 секунды после подрыва.

Далее

Положительный опыт показал перспективность применения термоядерного взрыва для тушения газовых факелов. В последствии в СССР аналогичный подход применялся для тушения газовых факелов трижды:

«Памук», Кашкадарьинская область (21 мая 1968 года)

«Факел», Харьковская область (9 июля 1972 года)

«Кратер», Марыйская область, (11 апреля 1972 года).

Результаты были обобщены в книге, вышедшей в 1974 году. Её авторами стали тогдашний заместитель министра геологии СССР В. И. Игревский и руководитель работ в Урта-Булак К. И. Мангушев.

А. Бронин

Яндекс.Метрика