Home » Западно-Казахстанский обком, Партийная жизнь » Увеличат ли пенсионный возраст для женщин Казахстана?

Увеличат ли пенсионный возраст для женщин Казахстана?

В Казахстане уже разгорелись страсти вокруг пенсионной системы. Социальный протест против пробного шара властей относительно повышения пенсионного возраста у женщин крепнет и ширится. Многие эксперты полагают, что власти вместо того чтобы провести кардинальную реформу пенсионной системы, пытаются спасти то, что уже обречено на крах.

Как известно, в середине сентября 2012 года глава государства Нурсултан Назарбаев поручил председателю Национального банка Григорию Марченко разработать предложения по реформированию пенсионной системы в целях её улучшения. Но складывается впечатление, что «кризис в головах» у некоторых продолжается: кроме как уравнять возраст выхода на пенсию мужчин и женщин и отдать пенсионные фонды под управление иностранной компании главный банкир страны ничего не предложил. Более того Марченко заявил, что без подобных мер существующая пенсионная система обанкротиться.

Своё мнение Марченко обосновал тем, что уже через 60 лет в стране могут закончиться нефтяные запасы, тогда как продолжительность жизни граждан с каждым десятилетием будет только увеличиваться. По его данным, в настоящее время мужчины после выхода на пенсию в среднем живут еще 12,5 лет, а женщины – 20,4 лет. “То есть объем выплат из бюджета каждый год будет увеличиваться, увеличиваться и увеличиваться, а люди будут жить все дольше и дольше. А дальше что?.. ”-выражает свою озабоченность будущим состоянием госбюджета Марченко. Он один из немногих в республике, кто убежден в рациональности и перспективности данной идеи. Для этого, уверяет Марченко, есть как минимум две серьезные причины: женщин-пенсионерок в стране в два с половиной раза больше, чем мужчин, и женщины старшего поколения более квалифицированны и опытны… В доказательство финансист приводит следующий аргумент: “У нас в Национальном банке 53% руководящих должностей занимают женщины. И 67% трудового коллектива составляют женщины. И за равную работу женщинам платят равную зарплату. И туалетов в Национальном банке для женщин в два раза больше, чем для мужчин. Нужно просто вовремя все делать правильно. И у нас количество женщин беременных и в декретном отпуске в 16 раз больше, чем в среднем по стране, именно потому, что к ним нормально относятся и их работодатели никак не угнетают и не пытаются уволить с работы. У нас в Нацбанке принципы гендерного равенства соблюдаются и уважаются. Поэтому женщины в Нацбанке почему-то поддерживают необходимость выравнивания пенсионного возраста”. Вот такая вот интересная прямо скажем «туалетная» логика. Конечно, радует, что беременных женщин в главном финансовом учреждении страны «в 16 раз больше чем в среднем по стране». Безусловно это доказывает, что в Нацбанке успевают «вовремя всё сделать правильно». Но какое отношение всё это имеет к пенсионной реформе?

 

Неизвестно, интересовался ли господин Марченко мнением остальной части женского населения, которые трудятся в системе образования и здравоохранения, на тяжелых и вредных работах. Однако, например, эксперты Института политических решений, вдохновленные социологическим креативом Григория Александровича выяснили, что 81,8% жителей городов не поддерживают инициативу, согласно которой женщины должны будут выходить на пенсию в 63 года. Выступая перед участникам круглого стола Межпартийного политического клуба и общественного диалога «Көзкарас», депутат-коммунист Мажилиса Айкын Конуров сообщил, что по данным ОФ «Стратегия», 70% населения нашей республики считает, что оптимальный пенсионный возраст составляет 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. Сейчас такой «советский стандарт» остался в России и Белоруссии.

Решение проблемы властью видится в повышении пенсионного возраста для женщин, а также в реформировании пенсионных фондов путем их слияния в один государственный фонд с передачей управления одной из иностранных компаний, которая давно работает с правительством.

Предлагаем вашему вниманию мнение авторитетного эксперта заместителя Директора Центра анализа общественных проблем Каната Берентаева:

«Оба предложения являются тупиковыми. Для повышения пенсионного возраста в Казахстане нет никаких объективных предпосылок. В рассматриваемой перспективе старение населения нам не грозит. По официальным данным, на 2 млн. пенсионеров в Казахстане приходится 8 млн. людей трудоспособного возраста, что намного выше, чем в европейских странах. Правда, 2,7 млн. человек – это самозанятые, а 4 с лишним миллиона из оставшихся – наемные работники, т.е. люди с фиксированными денежными доходами, размер которых позволяет им балансировать между бедностью и нищетой… Передача управления пенсионным фондом иностранной компании – вообще нонсенс. Дело не в стоимости самого управления: хорошее управление не бывает дешевым, правда, и дорогое управление – это еще не гарантия того, что оно будет хорошим. Если считать, что отрицательная доходность пенсионных фондов – результат плохого управления, то тогда по аналогии можно привести в пример правительство. Судя по отчету Счетного комитета, оно систематически плохо управляет бюджетом страны, поэтому логично было бы передать функции управления государственным бюджетом какой-нибудь иностранной компании, чтобы сократить нецелевое использование бюджетных средств, хищения и т.п.

С моей точки зрения, совершенствование действующей пенсионной системы бессмысленно. Мы будем пытаться улучшить отдельные звенья или элементы, когда требуется полностью заменить саму систему. Поэтому я считаю, что нужна новая Концепция системы пенсионного обеспечения, которая обеспечит достойную старость состоявшихся пенсионеров. Однако ее внедрение без

существенного изменения политики занятости и доходов населения, принятия соответствующего пакета социальных законов практически невозможно…»

По мнению депутата Мажилиса Парламента Казахстана, члена депутатской фракции «Народные коммунисты», экс-кандидата в президенты РК Жамбыла Ахметбекова в Казахстане вся проблема заключается не в том, что люди уходят рано на пенсию, а в том, что у нас на одного работающего в сфере материального производства приходится 11 иждивенцев. В советском Казахстане все было наоборот. Тогда на тысячу работающих было 840 иждивенцев, т.е. меньше в 14 раз по сравнению с ситуацией в современном капиталистическом Казахстане.

Поэтому проблема должна решаться не за счет увеличения возраста выхода на пенсию, а за счет повышения занятости населения особенно в производственной сфере.

Пенсионный возраст поднимается, когда в стране не хватает рабочих рук или когда в стране очень высокая продолжительность жизни, так как растет число вышеупомянутых иждивенцев. Но у нас количество самозанятых и безработных составляет в сумме 35% от экономически активного населения. К тому же казахстанское законодательство не запрещает человеку продолжать работать после достижения пенсионного возраста.

Что касается продолжительности жизни, то в странах, на чей опыт у нас любят ссылаться, она у женщин составляет 82-88 лет, тогда как в Казахстане – 74 года. Европейские страны поднимают возрастную планку выхода на пенсию потому что население стремительно стареет. Казахстан же, вместо того, чтобы взять на вооружение подход партнеров по Таможенному союзу, в частности России и Беларуси, идет на поводу у Европы, абсолютно не учитывая, что проблем со старением у нас нет, что налицо низкая средняя продолжительность жизни, и казахстанские пенсионеры далеко не всегда доживают до положенных пенсионных выплат.

Существует мнение, что аргументация в пользу увеличения пенсионного возраста вбрасывается в прессу для формирования общественного мнения с подачи лиц, имеющих отношение к пенсионным фондам. Аккумулировав в фондах 17 миллиардов долларов, они эффективно использовали их только для себя, любимых. Доходность накопительных пенсионных фондов на 1 января 2012 года за пять лет составила 30,04%, накопленный же уровень инфляции за этот период – 59,95%. Так что делаем вывод: пенсионные фонды работают абсолютно неэффективно, поскольку доходы в два раза меньше инфляции. Любая частная лавочка давно разорилась бы, однако пенсионные фонды, судя по лоснящимся мордообразным фейсам их руководителей просто процветают, как крысы в зернохранилище!

О дальнейшей судьбе современной пенсионной системы директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов говорит следующее:

«Пенсионную систему Казахстана ждет та же участь, которая постигла чилийскую накопительную пенсионную систему, – провал. В конечном счете будет признано, что она в принципе неспособна обеспечить хорошие пенсии, даже если в экономике не станет зарплат “в конвертах” и будет развитой фондовый рынок. Возможно, в 1990-е годы это казалось неочевидным, особенно в попытке уйти от всего советского, но сейчас, когда даже в США говорят, что в пенсионной системе страны есть огромная дыра, все уже настолько понятно, что, грубо говоря, отпираться нет смысла».

Председатель ассоциации пенсионных фондов Казахстана Айдар Алибаев в одном из своих интервью сказал : «Инициатива повышения пенсионного возраста появилась в рамках антикризисных мер, которые предлагает Международный валютный фонд Казахстану. Подобные рекомендации международные финансовые организации раздают по всему миру, не забывая при этом и о своих интересах. Весь их смысл, как правило, сводится к одному – экономии бюджета. В данном случае предлагается сэкономить на пенсионерах. Это можно сделать путем сокращения их численности или за счет уменьшения размера пенсий. А так как количество самих пенсионеров снизить невозможно (наоборот, наблюдается тенденция к росту их численности), да и пенсии урезать не получится (они у нас и так маленькие), то остается единственный вариант – увеличивать пенсионный возраст.

Казахстан позиционирует себя как социальное государство. Однако существуют цифры, которые доказывают, что это не совсем так. Например, расходы на пенсионеров у нас сегодня составляют около 3% от ВВП. Для сравнения: в Америке – 7% от ВВП, в Западной Германии – до 10%, а во Франции – свыше 10%. Аналогичная картина и по доле заработной платы в ВВП. Так что в этом плане нам есть куда двигаться.

Однако Марченко, предлагая повысить пенсионный возраст, не учитывает или замалчивает то, что при реализации такой меры любое государство должно параллельно улучшать социальное и физическое состояние своих граждан. Если мы обязываем женщин выходить на пенсию не в 58 лет, а в 63 года, то мы, соответственно, должны обеспечить ей все условия, чтобы она физически смогла осилить еще пять лет активной деятельности. А насколько это реально при нашей продуктовой корзине, нашем уровне здравоохранения и в целом качестве жизни? Не секрет, что не все граждане в состоянии поддерживать свое здоровье при нынешнем росте цен, особенно на медицинское обслуживание. Конечно, увеличить женщинам пенсионный возраст легко, а вы попробуйте обеспечить им достойную жизнь в течение этих пяти лет!

Кроме того, важно понимать, что все эти пять лет пожилые женщины будут продолжать занимать свои рабочие места вместо того, чтобы уступить их молодым специалистам, закончившим вузы. Это значит, что государство должно одновременно предлагать новые рабочие места. А как? Ведь у нас их количество, наоборот, сокращается с каждым годом, молодежь не может найти

себя, число безработных приближается уже к миллиону. А если к этому прибавить еще 2,7 миллиона самозанятых… К сожалению, у нас нет, как при Советском Союзе, фабрик, заводов, НИИ, куда можно было бы устроить большое количество граждан.

Нельзя забывать еще и о том, что работодатели, наоборот, пытаются различными способами избавиться от пожилых людей. Только представьте себе, каково это – потерять работу в предпенсионном возрасте, ведь шансов найти новую у таких граждан очень мало. А если инициатива Марченко будет реализована, то нашим женщинам придется ждать еще пять лет до пенсии, зачастую без работы. Т.е. повысив пенсионный возраст, мы увеличим число людей с низким уровнем дохода, ухудшим условия их жизни. Они просто останутся беззащитными».

Интересно, что против идеи повышения пенсионного возраста выступает и новый министр труда и социальной защиты населения РК Серик Абденов: “Я не считаю, что есть необходимость повышения пенсионного возраста. Этот возраст был в свое время проработан на уровне международных организаций”.

Активно выступает против повышения пенсионного возраста женщин и одна из парламентских партий страны- Коммунистическая Народная партия Казахстана (КНПК). Ряд целенаправленных запросов правительству по данной проблематике сделал депутат Мажилиса народный коммунист Айкын Конуров. Вся депутатская фракция «Народные коммунисты» обсудила и приняла обращение к президенту страны Н.А.Назарбаеву с просьбой не принимать к рассмотрению предложение по повышению пенсионного возраста у женщин. Коммунистической Народной партией Казахстана инициируются общественные слушания с целью активизации гражданского общества по данной проблеме. В социальных сетях интернета возникают сообщества главной консолидирующей идеей которых является протест против планируемой пенсионной реформы. Так, например, в популярной сети «Фейсбука» подобное сообщество создал социалист Ринат Кибраев. Несмотря на то что группа была открыта недавно в неё уже за считанные дни вошли 1540 участников и процесс увеличения количества членов интернет-сообщества стремительно растет.

Таким образом, повышение пенсионного возраста казахстанских женщин является явно ошибочным шагом в планах по проведению пенсионной реформы, который негативно скажется в социальной и экономической сферах государственной и общественной жизни. Думается, что власти учтут это и не пойдут на такую непопулярную реформу. В противном случае вполне возможен взрыв острого социального протеста как это случилось в недавнем прошлом во Франции.

 

Султанбек Султангалиев

Уральск ЗКО

Яндекс.Метрика