Home » "Коммунист Казахстана" » В Казахстане началось независимое исследование детского суицида

В Казахстане началось независимое исследование детского суицида

В Казахстане началось собственное исследование суицида среди девушек и девочек 15-19 лет. Его инициатором и организатором выступил общественный Фонд «Институт равных прав и равных возможностей в Казахстане». Специалисты Фонда уже провели тестирование с несколькими группами девочек, а также собрали мнения на эту тему представителей государственных структур, общественных организаций, политических партий. Сейчас Фонд готовит письмо в пять министерств, занимающихся проблемами суицида, с просьбой предоставить последние статистические данные.

Напомним, что в 2011 году в СМИ появилась информация о том, что Казахстан лидирует по суицидам среди девушек. Такие данные были получены Детским фондом ООН по Центральной и Восточной Европе и территории бывшего Советского Союза.

“Казахстан занимает первое место по числу самоубийств среди девушек в возрасте от 15 до 19 лет и второе после России – по числу самоубийств среди мальчиков”, – говорилось в сообщении. По данным официальной статистики, за 2011 год были зафиксированы 237 случаев смерти детей и подростков, а за 2010 – 260 случаев. Возраст большинства погибших – от 12 до 19 лет.

Одновременно с этим Генеральная прокуратура РК в июне прошлого года провела заседание коллегии по данной проблеме и рекомендовала правительству разработать и принять государственную программу по профилактике суицида детей.

По данным Генпрокуратуры, тенденция к увеличению суицида среди детей фиксируется в Казахстане с 2005 года. Тогда было зарегистрировано «261 смерть в результате самоубийства среди детей и 393 попытки, в 2006 году – 274 смертей и 379 попыток. И всего за семь месяцев 2007 года несовершеннолетними было совершено 215 самоубийств и 347 попытки покончить с собой» (данные специального анализа по теме «Детский суицид», проведенного прокуратурой еще в 2007 году).

Распространенными причинами, способствующими совершению самоубийств, являются “конфликт с законом, страх перед уголовной ответственностью, страх перед родителями за совершение какого-либо проступка, страх за совершенный проступок в школе, зачастую самоубийства происходят в неполных семьях, когда в семье нет одного из родителей, имеется отчим или мачеха, либо ребенок живет у бабушки с дедушкой. Средний возраст детей, совершивших самоубийства, приходится на подростковый период – от 14 до 17 лет, то есть на то время, когда у детей наблюдается наиболее неустойчивое психическое состояние” (данные того же специального анализа).

Большинство несовершеннолетних, совершивших самоубийства, являются учащимися сельских общеобразовательных школ. По мнению прокуроров, это свидетельствует о слабой психолого-педагогической деятельности сельских школ по профилактике суицида среди подростков.

Согласно вердикту служителей закона, рост самоубийств несовершеннолетних имеет под собой ряд факторов. В первую очередь, он свидетельствует об отсутствии в государстве элементарного внимания к проблемам ребенка, а также о недостаточности принимаемых госорганами мер для защиты прав детей, должного материального обеспечения семей.

Негативную роль играет и отсутствие единого учета фактов детского суицида в уполномоченных госорганах, а также противоречивость и неполнота уже имеющихся данных. Это мешает не только принятию должных мер на уровне государства, но и делает невозможной профилактическую работу с семьями несовершеннолетних.

На основании подобных прокурорских рекомендаций, а также данных, приведенных Детским фондом ООН, в июне 2011 года премьер-министр Казахстана Карим Масимов дал задание правительству разработать комплекс мер по борьбе с детским суицидом.

Практически сразу после премьерского поручения, вице-министр образования и науки Серик Ирсалиев сообщил о том, что проблемой суицида в Казахстане, оказывается, занимаются более 300 мобильных групп.

«В республике действует 359 мобильных групп, которые занимаются не только тщательным изучением каждого случая суицидов или их попытки, но и профилактикой этого явления”, – заявил Ирсалиев на заседании Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при президенте 28 июня 2011 года.

Напомним нашим читателям, что все эти заявления были сделаны в прошлом году. За это время общественными и неправительственными организациями был наработан значительный методический материал по предотвращению суицидального поведения среди детей. По словам руководителя общественного Фонда «Институт равных прав и равных возможностей в Казахстане» Маргариты Ускембаевой, только эта организация разработала и отправила в адрес пяти министерств пособие по профилактике детского суицида для школьных психологов, а также две аналитические записки, в которых был предложен комплекс мер для борьбы с этим тревожным явлением.

В ответ – мертвая тишина. Ни увидела общественность за этот год ни сводного отчета о работе мобильных групп, ни, хотя бы, проекта комплексной программы по борьбе с детским суицидом. А по поводу пособия его разработчикам в Министерстве образования и науки ответили, что на тираж нет средств.

Отметим, что согласно последнему отчету Счетного комитета, МОН РК в прошлом году не освоил 1,9 миллиардов тенге.

Подобное поведение со стороны госорганов и послужило толчком для начала собственного независимого исследования детского суицида. Свою роль сыграла и дискуссия, развернувшаяся недавно в сети интернет. Пользователи блог-платформы YVision были не только озадачены приведенными данными (блог ada), но и возмущены равнодушием и бездействием чиновников, особенно работников образования.

Светлана Ушакова: семья, школа – это все социальные (общественные) институты. Как не крути, но они завязаны на идеологию в стране/государстве, а значит, государство (те, кто определяет или влияет на эту идеологию, или даже формирует ее) в ответе за последствия. А последствия очень страшные – гибнут наши дети, гибнут потому, что не видят будущего. Смерть каждого подростка – это великая трагедия! Над этим стоит задумываться нам – взрослым.

Ольга Ган: расширение воспитательного пространства в современном обществе не только не снимает со школы ответственности за воспитание личности, а наоборот, ее роль в этом процессе неизмеримо повышается. Только школа может осуществить опосредующую

функцию между другими институтами воспитания, а, следовательно. Обеспечить целостное развитие личности ребенка.

OblvanKenobe: много в наших руках, но вот власти то наши с реформой системы образования уж перегнули палку. дело не только в учителях, а в том что система образования которая должна давать знания и воспитание а не устраивать гонку за цифрами и стат показателями, учителя которые получили свою профессию при СССР скоро уйдут на пенсию и кто будет учить наших детей? те кто не смог поступить на грант на Экон, Юриспруденцию и Международное право? те кто не считает профессию УЧИТЕЛЬ-ПРЕПОДАВАТЕЛЬ призванием? Раньше быть Учителем было престижно, а сейчас?

Комментируя эти высказывания, Маргарита Ускембаева говорит, что проблему детского суицида уже давно пора вывести на национальный уровень.

«Очевидно, что поднятая проблема носит комплексный характер. Основными причинами, породившими ее, несомненно, служат неразвитость и недоступность для большинства казахстанцев инфраструктуры детского досуга, слабость и формализм школьно-психологической службы, а также обширные социальные изменения – потеря ценностей, падение норм социального поведения», – сказала Ускембаева в интервью корреспонденту газеты.

Неразвитость инфраструктуры детского досуга, недоступность для большинства казахстанских детей спортивных секций, кружков, бассейнов (и доступность компьютерных клубов), слабая подготовка школьных психолого-педагогических кадров (особенно в сельской местности), отсутствие единой государственной программы по противодействию детскому суициду – вот комплекс задач, который необходимо решать на государственном уровне, пока количество детских суицидов не приняло масштаб национальной катастрофы.

Анна Литвинова Алматы

Яндекс.Метрика