Home » Партийная жизнь » Внешние силы нас злобно гнетут

Внешние силы нас злобно гнетут

Владислав КОСАРЕВ:

Внешние силы нас злобно гнетут

Почему раньше были «Москвичи» да очереди за колбасой, а сейчас – ни того, и ни другого?

Отчего с жилищным вопросом не могут справиться ни коммунисты, ни капиталисты?

Что общего между ВТО и Дордоем, и делимся ли мы своей независимостью с Москвой?

Своими мыслями о достижениях и просчетах в годы независимости с корреспондентом «Эврики» делится секретарь ЦК Коммунистической Народной партии Казахстана.

Виктор ГЕРБЕР, gerber@evrika.kz

Родина, мать наша

– Владислав Борисович! В эти дни республика отмечает 20-летие своей независимости. Обычный казахстанец за эти 20 лет что-то получил? Он стал увереннее в себе, свободнее выражать мысли, получил новые возможности реализоваться в том, в чем раньше не мог?

– Я не могу сказать, что все было хорошо, потому что не знаю, что было бы в моей жизни, если бы общественный строй остался прежним. Может быть, и та жизнь была бы благоприятной, более насыщенной, что ли.

Конечно, изменение общественного строя в стране – хороший пример эволюции общества, и это говорит о том, что общество меняет свои нравы, отношение к самой жизни. Общество приспосабливается к тем условиям, которые продиктованы новыми общественными и экономическими отношениями. Общество стало стремительнее работать на то, чтобы обеспечить себе жизнь, настойчивее. Потому что та эпоха, когда человек жил и родина-мать о нем заботилась, ушла в никуда, а человек, привыкший к такой обстановке, стал сам искать способы. Многие научились это делать, но многие и не смогли найти себя.

И я удивляюсь, почему общество не озабочено, что люди живут бездомными в подвалах, колодцах теплотрассы, роются в мусорных ящиках. Это люди, которых нельзя сбрасывать со счетов, и надо бы их тоже вернуть к активной жизни, к производственной деятельности.

К сожалению, такого не происходит. Вот это – дефект нашего общества.

Учиться, учиться и учиться

– Два десятилетия – одновременно невеликий и громадный срок. Но есть геополитическая реалия – Казахстан – с которой не считаться нельзя.

– Да, страна сложилась, приобрела определенный авторитет на мировой арене, была даже председателем в ОБСЕ. Казахстан стал широко известен в мире, более известен, чем был в советское время. Потому что в советское время проникновение шло на уровне Советского Союза, а на союзные республики мировая общественность внимания не обращала.

Наши граждане стали свободно выезжать за рубеж, учиться там.

Беда в том, что мы в своей стране теряем возможность обучать студентов на таком же уровне, как за рубежом. А у нас возможность есть – научный потенциал высокий. Мы могли бы у себя готовить молодежь профессиональнее, чем готовим за рубежом. Редко кто из них становится подлинным государственником, патриотом своей родины. Большинство из них живет своими интересами. Правда, сейчас образовали «Назарбаев

университет» как базовое высшее учебное заведение, и руководство страны надеется, что университет будет готовить кадры на уровне мировых стандартов. Дай Бог, как говорится.

Ну, и в страну более открыто, чем прежде, проникает технический прогресс. Возьмем, например, средства связи. Когда-то это было сложной проблемой. Сегодня мы имеем не только коммуникативную, но и мобильную связь – она доступна практически каждому. Прогресс в области Интернета, компьютерных технологий. Но я думаю, что он бы пришел и в советский период, если бы сохранилась страна.

Больше товаров, хороших и разных

– Но вы же не будете отрицать, что сейчас полки магазинов завалены продуктами и другими товарами. А при Советах ничего подобного не было – только очереди за мясом, колбасой, автомобилями. Позже – талоны на водку, сахар, мыло, масло… Было ведь!

– Что касается удовлетворения материальных запретов населения, то достаток товаров и услуг в стране стал гораздо более широким, чем в советское время. Есть всё! И продукты, и вещи… Но! Это капиталистический мир, и мы живем в такое время, когда товары есть, а доступ населения к ним – не такой широкий. Потому что многие не работают, живут на скудные доходы, и из того, что доступно, не всякий может воспользоваться.

Люди профессиональны и стараются использовать любую возможность, чтобы быть на уровне других. Во всяком случае, даже те, кто живет на пенсию или скудные доходы, имеют в доме стиральную машинку, микроволновую печь.

– Вспомните, в советское время все это было в меньшем ассортименте, да еще нужно было через партком, профком выбивать.

– Ну, это система была. Нельзя было ограничивать доступ к товарам народного потребления для советских людей.

– Может, надо было не ограничивать, а больше производить? Не думаю, что ЦК КПСС давал команду приостановить выпуск автомобилей и цветных телевизоров, чтобы создать дополнительный стимул производительности труда советских людей.

– Автомобили шли. В конце 80-х годов «Москвичи» были уже в свободной продаже – их не хотели брать, все гонялись за «Жигулями».

Я слышал выступление одного представителя тред-юнионов на всемирном конгрессе профсоюзов. Он говорил, что характерной особенностью капитализма является то, что товары есть в наличии, но купить их нет возможности – не позволяют доходы. А в Советском Союзе доходы позволяли, но купить было нечего. И Советский Союз использовал это как стимул для наращивания производства.

И это действительно так. Мы почти полностью закрыли потребность страны в телевизорах. Мы очень много продавали телевизоров развивающимся странам. Опять же, почти полностью закрыли потребность в холодильниках.

Сейчас, конечно, рынок более насыщен.

Но один вопрос я хочу поставить в вину и советскому строю, и нашему времени. Это жилье.

С жильем в Советском Союзе дело обстояло просто и сложно одновременно. Просто – потому что человек не покупал, а государство ему предоставляло квартиру. А сложно – потому, что возможности государства не успевали за потребностями общества.

Но и сейчас обстановка не лучше. Около 100.000 семей нуждаются в улучшении жилищных условий. Кроме того, обостряется это тем, что у нас много брошенного жилья, особенно в райцентрах и малых городах. Решать эту проблему государство пока что не берется.

Избежать головокружения от успехов

– Власть сегодня отмечает двадцатилетие как каскад побед и успехов. Да, успехи на почве становления рыночной экономики, успехи на почве удовлетворения интересов

производства. Но население получило широкие возможности на почве потребления и скудные – для зарабатывания денег.

Государство должно решать эту проблему. Форсированное индустриальное развитие, строятся новые объекты. Но это пока не имеет больших масштабов. Если мы говорим, что 2,7 миллиона самозанятых граждан, то нам говорят, что открыли завод, где 70 работающих. Это же мизер по сравнению с тем, что надо бы открыть! Я считаю, что государство очень серьезно проигрывает, не ставя задачу найти работу всем.

Не путать свою шерсть с государственной!

– Вот возьмем наш милый сердцу Актюбинск. Город когда-то имел фабрику по обработке шерсти. И сюда свозили шерсть практически со всего Казахстана. Ее мыли, приводили в порядок, делали из нее ткани, костюмы. Не знаю, в каком состоянии трикотажная фабрика. Но горжусь тем, что она шила костюмы для советской олимпийской сборной. А сейчас мы китайский трикотаж завозим. Поинтересовался тем, что сейчас на месте ПОШ. Санэпидстанция там сидит.

В Казахстане собирается 35.000 тонн шерсти. Хотим мы, не хотим – овцу в год надо один раз постричь. Худо-бедно, 2-3 килограмма шерсти она даст. И куда девать эту шерсть? Кто сараи накрывает, кто складывает до лучших времен. А ведь мы покупаем импортные вещи. Допустим, шерстяной костюм. На него в советское время, без использования современных технологии, шло всего-то 250 граммов шерсти.

Так что есть проблемы. И, наверное, наряду с тем, что многое достигнуто, нужно отчетливо сказать, что и многое упущено.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

– 20 лет назад было создано СНГ. Стало ли оно спасением для сохранения рушившихся связей или лучше было бы сразу развалиться на национальные квартиры?

– Тут видите как. Система воздействия на сознание людей о необходимости развала СССР работала очень здорово. Почему? Да потому что ее авторы заразили идеей тех, кто во власти, что они могут поиметь от общенародной собственности больше, чем простой человек. И Советский Союз развалили не рабочий класс и не крестьянство, а начальство, дравшееся между собой, чтобы завладеть шахтами, детскими садами, заводами. Многие заводы, им доставшиеся, так и не поднялись.

Сейчас, думаю, жизнь чему-то учит. Вот и Путин заявил: надо бы единое экономическое пространство создать.

– Не долог ли путь от разрушения Советского Союза до попыток вновь объединиться?

– Путь долгий, конечно. Он мог быть гораздо короче и продуктивнее. Но внешние силы, добившиеся распада Советского Союза, сейчас все делают, чтобы не дать восстановиться даже экономическому союзу государств. Если бы они не развалили Советский Союз, то получили бы сейчас доступ к нефти и металлам?

Теперь создали морально-психологические условия: нам нужно становиться не сырьевой колонией, а вставать в ряд равных партнеров. А в одиночку не встать, нужно вставать сообща.

Плохо, конечно, что мы не находим ключей, чтобы это евразийское сообщество работало во имя человека труда. Мы хотели бы, чтобы наш капитализм понимал: прирост валового продукта в год в развитых европейских странах составляет 0,7%. Они не идут вперед, они на месте подпрыгивают, и уже только этому радуются. А мы живем на 7%. Нам нужно искать способы перераспределения прибыли. Нам надо рулить так, чтобы экономика развивалась в интересах всего общества.

Вместе – целая семья!

– Наверное, поэтому Нурсултан Назарбаев провозгласил курс на масштабную модернизацию экономики. И интеграцию между постсоветскими странами опять же Назарбаев проталкивает, а не Путин.

– Да, ещё в 1994 году Назарбаев предложил создать евразийское сообщество. Прошло 15 лет, и эту идею подали уже от Путина.

– У победы много отцов, поражение всегда сирота. Решение о таможенном союзе. Почему казахстанские ура-патриоты заявляют, что тем самым мы поступаемся частью независимости, если даже не всей?

– К этим возгласам нужно относиться предельно осторожно, исключительно внимательно. А кто говорит? И что он имеет в виду? Да, может быть, тому, кто сегодня вывозит из Казахстана 400.000 тонн хлопка в год и набивает себе колоссально карман, и выгодно, чтобы по его заказу кричали: «Караул!». Когда заработает единое пространство, то хлопок повезут не в дальнее зарубежье, а в Иваново, и он лишится барышей. Невыгодно не стране, невыгодно ему. Тому, кто заваливает Казахстан некачественным китайским ширпотребом, конечно, невыгодны российские товары.

– Сейчас, накануне юбилея независимости, эта тема будет вновь усиленно педалироваться. Мол, мы добивались независимости, а теперь сами же её отдаём Москве.

– Один пример. Сегодня развивается животноводство. Наши привозят на казахстанский рынок белорусское мясо. Уже с доставкой оно стоит 650 тенге за килограмм. Перекупщики перекупают и тащат на рынок, где оно уже стоит в 2-2,5 раз дороже.

– Это – ещё один аргумент в пользу противников таможенного союза. Если бы не было свободного проникновения товаров, то мы бы развивали своё производство. А так, конечно, поддерживаем иностранного сельхозпроизводителя: мясо из Белоруссии, молоко – из Шадринска, бананы – из Мурманска.

– Нельзя страну превращать в оголтелого потребителя. Надо что-то производить самим. Нам нужно производить мясо. Этого не происходит потому, что в сельском хозяйстве у нас нет системы, поддерживающей производителя. Чтобы остановить спад производства молока и мяса, нужно дать крестьянину корм для скота. У коровы молоко на языке.

Войти в ВТО и что-нибудь там купить

– А как же тогда ВТО? Россия божится, что на днях вступит, Казахстан – в следующем году.

– Нужно Казахстану предварительно посмотреть, что Россия от этого получит. А потом уже своё решение принимать. Мы же не можем вечно жить на кубиках «Магги», которые производит Голландия, или на сухом молоке, которое везут из Швеции и Финляндии.

– А вы думаете, что-то другое придёт?

– Надо самим развивать своё производство настолько, чтобы мы вошли в ВТО со своим товаром.

– Насколько понимаю, мы идём в ВТО не для того, чтобы им что-то предложить, а чтобы у них что-то купить.

– Чтобы потреблять, в ВТО ходить не надо! Лучше не ходить совсем.

– Зачем мы тогда туда ломимся? Нас в дверь выталкивают, а мы в окно лезем?

– Мы идём в ВТО, чтобы интегрироваться в мировые процессы, чтобы нам дали квоту на вывоз зерна, нефти и хлопка.

– А без ВТО это невозможно?

– Почему невозможно? Регламентация для стран, которые производят, жёстче, чем для членов ВТО.

Что такое ВТО? Я видел, что это, в Киргизии, которую туда приняли. Это рынок Дордой, куда страны Европы и Азии сплавляют нереализованную у себя продукцию. В

Бишкеке 2-3-километровые улицы из контейнеров в 3 этажа. И машины из стран СНГ, которые там загружаются. Вторая такая всемирная барахолка – в Синьцзян-Уйгурском автономном округе Китая.

Допустим, произвели итальянцы костюмы, туфли, сорочки и выложили в магазинах. Не идёт товар.

– И тогда, чтобы хоть что-то вернуть, спихивают это киргизам?

– Сначала пробуют у себя. В 40 километрах от Милана есть такая же барахолка. Там не пролезло – давай, киргизам вези.

– Далеко же, дороже станет!

– Везут. Всё равно они своё вернут. Так что рынок сбыта в мире перегружен, насыщен. Мы видели, как в 2008 году на товары сбавляли цены на 60-70 процентов. И возвращённых денег хватало, чтобы возобновить производство. А в это время в мире около 80 стран, где не хватает хлеба.

Взять языка

– Этим летом 138 так называемых деятелей написали письмо президенту об отмене конституционного статуса русского языка. Что вы думаете по этому поводу?

– Я думаю, что национал-патриоты подписали такое письмо, чтобы оказаться замеченными в обществе и чтобы что-нибудь у власти выторговать.

– Это шантаж?

– Конечно.

Казахстан поднимается в мировом сообществе через русский язык. У нас половина населения – не казахи, которые говорят на русском языке. Почему мы должны ущемлять этих людей? Наверное, надо подумать о том, что если мы этих людей ущемим, они просто поднимутся и уедут.

Ура-патриоты говорят, что вместо трёхъязычия, провозглашённого президентом, достаточно двуязычия – казахский и английский языки.

– А как будем работать в экономическом сообществе?

– Русских и белорусов для общения с нами тоже заставим выучить английский! Россияне же не говорят с нами на казахском, почему мы с ними должны говорить на русском?

– В части казахского языка я в одном решительно поддерживаю национал-патриотов – в том, чтобы казахский язык поднялся. Но они недопонимают одной вещи: под давлением делается очень немногое. Познание языка – это уровень культуры. И культура поднимается тогда, когда её поднимают люди, которым это надо. В целом, русским в Казахстане надо понимать, что казахский язык надо учить. На нашем веку казахи перестали друг с другом по-казахски говорить. Дети не могли написать письмо отцу на родном языке, имена стали давать не казахские. Это же потеря национального достоинства!

Фото автора

Вопрос – ответ

– Что за последние 20 лет произошло в вашей жизни?

– Был первым секретарём райкома, депутатом мажилиса, возглавил партию. Хотя в свои немалые годы мог бы на скамеечке у дома сидеть. Я не обострил отношения с действующей властью. Но тонко веду коммунистическую идеологию.

Вопрос – ответ

– Вас можно отнести к среднему классу?

– Думаю, можно. Я – индивидуальный предприниматель, за 10 месяцев этого года заработал 1 миллион 200 тысяч.

– Долларов?

– Тенге.

Анекдот в тему

Иностранная делегация посетила советский завод. Мастер и рабочий темпераментно беседуют, никого не замечая. Один из иностранцев знает русский и переводит беседу остальным:

– Мастер предлагает рабочему обработать деталь, ссылаясь на то, что он состоит в интимных отношениях с матерью рабочего. Рабочий отказывается обрабатывать деталь, ссылаясь на то, что он состоит в интимных отношениях с матерью мастера, с начальником цеха, с директором завода и с самой деталью.

Яндекс.Метрика