Home » "Коммунист Казахстана", № 44//20.12.2013 » ВОЙДЕМ В «ТРИДЦАТКУ» ПО ВЗЯТКАМ!

ВОЙДЕМ В «ТРИДЦАТКУ» ПО ВЗЯТКАМ!

Почему Казахстан опустился в рейтинге корррупции

Как известно, к 2050 году Казахстан хочет войти в тридцатку самых развитых стран мира. Но по уровню коррупции мы уже близки к тому, чтобы войти в число 30 «самых-самых». Правда, со знаком «минус».

В международном индексе восприятия коррупции, который ежегодно составляет Transparency International, из 177 стран Казахстан занял 140-е место, разделив его с Гондурасом и Лаосом. Единственное утешение в таком позорном рейтинге, что хуже нас не только откровенно несостоявшиеся государства вроде Гаити, Афганистана и Сомали, но и несколько стран постсоветского пространства – Украина, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан. Зато в Таможенном союзе мы оказались худшими. Лучше рейтинг и у России (127 место), и у Беларуси (123 место).

Печальнее всего то, что ситуация не становится лучше. По сравнению с прошлым годом, Казахстан опустился на 7 позиций.

Конечно, индекс, который рассчитывает Transparency International, — это не научный факт. Сам уровень коррупции он не измеряет и измерить его в принципе невозможно. Ведь учет «откатов» нигде не ведется. Но этот индекс определяет, как коррупцию в стране воспринимает население, эксперты, политики и чиновники.

Так что есть два пути улучшения индекса: или уменьшить коррупцию, или улучшить ее восприятие. Сейчас Казахстан идет по второму пути. Власть прилагает все силы, чтобы создать впечатление отчаянной борьбы с коррупцией. У нас действует специальное Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью. Работает комиссия при президенте и дисциплинарные советы при акимах областей. Есть закон о борьбе с коррупцией и программы по противодействию ей.

Борьбу с коррупцией ведут на партийном уровне, в вузах, общественных объединениях. К поимке мздоимцев не подключают разве что детсадовцев. Чиновники рапортуют чуть ли не о ежедневном снижении административных барьеров, разрешений и лицензий.

Но в итоге индекс Transparency International становится только хуже.

Поэтому нет иного выхода, как пойти по первому пути и все-таки начать пробовать реально уменьшать коррупцию, а не просто имитировать этот процесс. А это означает не просто уголовные дела. Необходимо менять систему отношений. У нас любят говорить, что это невозможно, что вся причина в менталитете, который отличается от западноевропейского  чуть ли не на генном уровне. Но все это полная ерунда.

В рейтинге Transparency International хорошие позиции занимают страны из регионов, которые также традиционно считаются коррупционным – Африки, Азии, Латинской Америки. Например, Уругвай  — 19 место, Чили – 22-е, Объединенные Арабские Эмираты – 26-е, Ботсвана – 30-е, Тайвань – 36-е. Они обошли многие развитые европейские государства. Еще один миф – это «коррупционное проклятие» нефтяных стран. Он также опровергается рейтингом, в котором не прослеживается никакой связи между объемом добычи нефти и уровнем коррупции.

Так что все дело – в механизмах государственного управления. Те страны, которым удалось сделать их четкими, прозрачными, предсказуемыми и работающими, демонстрируют продвижение вперед. Взять те же африканские Ботсвану и Намибию, Руанду.

Ну а те, кто вместо рутинного улучшения процедур занимается кампанейщиной и громкими лозунгами, увязают в коррумпированности. А ее главная опасность – снижение доверия населения, которое не восстановишь потом никакими законами.

Низкий индекс коррумпированности – это оценка работы и Агентства по борьбе с коррупционной преступностью, и Агентства по делам государственной службы, и государственного аппарата в целом.

Сейчас в Казахстане, по большому счету, отсутствует системная борьба с коррупцией как с явлением, а не просто с отдельными преступными проявлениями в виде взяточничества.

Чиновники по привычке называют коррупцию чужеродным элементом в системе управления. Хотя она давно стала его частью. Финансовая полиция отчитывается о результатах в виде уголовных дел,  но она борется не с причинами, а со следствием.

В соседней России на днях в структуре президентской администрации создано управление по вопросам противодействия коррупции. Оно будет заниматься и контролем за исполнением антикоррупционного законодательства, и экспертизой, и предложениями по кандидатурам на государственные должности.

Конечно, говорить об эффективности это меры еще рано. Но очевидно, что Казахстан также нуждается в более системном, скоординированном подходе к противодействию коррупции. При этом опираться он должен, в том числе на оценки и рекомендации независимых от государства структур.

Жазира Нукеева

Яндекс.Метрика