Home » "Коммунист Казахстана", №30//13.09.2013 » Война глазами женщины

Война глазами женщины

Многое было написано и сказано про подвиги советских солдат во время Великой Отечественной войны, про солдат-мужчин. Немало было написано и про подвиги женщин, как на фронтах, так и в тылу. Однако здесь важно отметить, что мужчина  привык проявлять мужество, отвагу, терпеть голод и холод. С женщиной многое иначе – она переживает все гораздо эмоциональнее, она слабее физически. И что ни говори, женщина на войне – это противоестественное явление.

Советские женщины совершили бессмертный подвиг во имя Родины в тылу страны. Преодолевая величайшие трудности военных лет, не щадя сил, они делали все, чтобы обеспечить фронт тем, что требовалось для победы над врагом. Наравне с мужчинами участвовали в партизанском движении, служили в рядах Красной Армии, до изнеможения работали в тылу. Помнить об этом – наш гражданский и моральный долг поколений.

Речь в статье об одной из таких героических женщин – ветеране Великой Отечественной войны из Северо-Казахстанской области – Елене Степановне Макаровой.

Война для Елены Степановны, как и для многих советских выпускников  1941года, началась сразу после окончания школы. «Нас поздравили, выдали нам аттестаты. И мы ходили по городу кричали, что мы кончили школу! Радовались, прыгали, веселились! И каждый рассказывал, куда он поедет учиться, что хочет, – говорит ветеран. Договорились на следующий день идти сфотографироваться всем классом на память. А на следующий день, как раз в 12 часов, когда мы собирались, объявили войну».

 Потом, как рассказывает Елена Степановна Макарова, через неделю, всех ее одноклассников-мальчиков забрали в армию. А они, оставшиеся бывшие десятиклассницы, не могли просто сидеть без дела. «Зиму кое-как прожили.  Тут уже стали приезжать эвакуированные –  такая неразбериха. Пайки установили –400 граммовхлеба и больше ничего. Я поступила в учительский институт, еще училась год. А в мае, именно 1 мая 1942 года мы встретились с девочками школьными и решили: «Что мы сидим? Надо ж идти тоже на фронт. Ребята все ушли, а мы – бездельники». Пошли в военкомат 2 мая с заявлением. У нас спрашивают: «Девочки,  вы умеете стрелять?». Мы стоим,  молчим. «Вы хоть оружие в руках держали? Ну, и зачем вы на фронт поедите?».  Заявление у нас взяли и проводили. Мы решили, что нас выгнали. А 10 мая нам пришли повестки, где было написано: «Явится с вещами 11 мая в военкомат». Вот так мы, добровольцы, попали в армию», – делится воспоминаниями ветеран.

Затем Елене Степановне предстояло учиться в военном авиационно-техническом училище, в городе Вольске, недалеко от Сталинграда. Но учеба проходила далеко не безоблачно – через город пролетало множество фашистских самолетов. «Учиться надо было год, а проучились только 6 месяцев – под Сталинградом началась  страшнейшая битва, и через наш город Вольск летели немецкие самолеты, летели тучами, – вспоминает собеседница. Закончили мы училище – первую группу девушек отправили – их под Воронежем разбомбили. Нас отправили во втором эшелоне, отправили на Куйбышев. Там нас распределили по частям, мы с 14 девушками, с которыми я училась в школе, попали в авиационно-штурмовой полк. И оттуда нас направили на фронт».

Фронтовые будни тоже не были легкими – ежедневный ремонт самолетов, тяжелые условия проживания – все это, конечно, дело не женское. Вот, что говорит сама Елена Степановна: «Работа наша на фронте заключалась в техническом обслуживании самолетов. Мы помогали механикам, в общем, готовили самолеты к вылету. Конечно, ничего мы не понимали – было страшно, нас бомбили. Мы этого не представляли что такое бомбежка. Лежим и видим, что нас летят с таким страшным воем и свистом бомбы. Это трудно передать».

Но, самолеты, которые ремонтировались советскими девушками, по словам ветерана, были страшными для немцев, «воздушными танками».  «Мы заряжали самолеты. Наш самолет ИЛ-2 – это был самый страшный самолет для немцев. Он хорошо оснащен. Там было в каждом крыле по пулемету, у летчика была в кабине пушка, сзади у стрелка была пушка, а под крыльями – бомбы и четыре снаряда «Катюши». Представляете, какая машина? Когда они поднимались в воздух, их всегда сопровождали истребители. Наши самолеты плохо разворачивались, поэтому их истребители сопровождали».

И не передать то постоянное напряжение, которое было в те военные будни, когда улетали самолеты, а их приходилось ждать. И не успевали, они, молодые девушки, привыкнуть к летчикам, те очень часто погибали. На смену одним советским воинам приходили другие, но это только еще больше подчеркивало происходящий вокруг ужас войны. «Но, наверное, самое страшное было ждать возвращение самолета. Сидим и ждем, на небо смотрим. И вот надо же так! Мы узнавали свои самолеты, еще их не видя. Уже звук появляется – наш! Мы каждый раз со страхом ожидали возвращения самолета. И, конечно, не всегда они прилетали все, – говорит Елена Степановна Макарова. Бывало и все прилетали, но они все изрешеченные, крылья все в дырах – зенитки в них палили и в боях воздушных участвовали. И вот, эти дыры мы потом зашивали, чтобы они следующий раз летели, эти наши самолеты. Бывало и так, прилетает самолет, а оттуда вынимаем убитых стрелков, чуть живых летчиков, которые тут же умирали. Тут же похороны. Вот такая жизнь была на фронте».

Однако и на этой войне было время для простых человеческих радостей – общение с другими людьми, фронтовые песни, небольшие подарки от солдат хоть как-то скрашивали суровый быт девушек на фронте. Елена Степановна делится по этому поводу следующими воспоминаниями: «Но самое, что оставляло впечатление – это была такая дружба, это была такая любовь, это такая была забота о каждом, кто с тобою рядом. Летчики у нас получали сухие пайки, мы – нет. Шоколад, мясные консервы, печенье, конфеты. Летчики говорили: «Девчонки, вернемся, вместе съедим. Не вернемся – съешьте». Посылки присылали редко. С сухарями в основном. Валенки, носки теплые присылали, мы их по очереди носили. Вот такая взаимосвязь была, такая любовь друг к другу. Это самая сильная вещь, которая в войне победила».

В 1944 году Елена Степановна Макарова получила ранение в шею – небольшой металлический осколок при сильной бомбардировке попал ей в шею, начался туберкулез шейных желез и ее признали инвалидом 2 группы. Но сидеть без дела в войну не хотелось. Ведь мать Елены Степановны осталась одна: «Папа был на фронте, брат (18 лет) здесь на заводе работал, умер от тифа», – рассказывает ветеран. К тому же питание осталось прежним – 400 граммовхлеба на человека».

И тут получается, что в доме, в котором жила Елена Степановна с матерью (работавшей судьей), наверху  находилась адвокатура, и нашей собеседнице предложили работу адвоката. «И вот начальник управления юстиций мне сказал: «Ты –  грамотная девка – 10 классов кончила, давай в адвокатуру – работать некому. Мама тебе поможет. Ну, не получится – уйдешь в другое место. А получится – 600 рублей получка,400 граммовхлеба. «У меня получилось. Уже работая, я окончила юридический институт, и так всю жизнь, собственно посвятила этой работе».

Прошла Елена Степановна и партийную школу славного Советского Союза: «Я вступила в комсомол, еще будучи ученицей в школе. В армии меня избрали комсоргом нашего звена. Домой приехала, меня сразу выбрали секретарем комсомольской организации адвокатуры. А потом я уже вступила в партию. Двадцать лет я была секретарем партийной организации».

«Вспоминаю сейчас все это пройденное, жили очень бедно, очень трудно, работали день и ночь, но как-то все были настолько объединены, помогали так друг другу, и выдержали все это только благодаря этой дружбе».

При написании данной статьи меня долго не покидала мысль, о том, что то, военное поколение – другое. Остался в нем, в поколении, и до сих пор чувствуется какой-то внутренний стержень – и у ветеранов-мужчин и у ветеранов-женщин. Тот внутренний стержень, который позволил победить и построить мирную жизнь в дальнейшем.

Павел Рощупкин,

Петропавловск

Яндекс.Метрика