Home » Акмолинский обком » ЖИВАЯ МИШЕНЬ

ЖИВАЯ МИШЕНЬ

17 октября 2011 года стал трагическим днем для семьи Мухатовых из Акмолинской области. Напомним, что именно в этот день на полигоне воинской части 5510 ВВ МВД РК начальник стрельбища 4 стрелковой роты Ермек Мухатов погиб во время проведения ночных стрельбищ. К нам обратилась сестра погибшего Куляш Мухатова, которая считает, что следствие велось недостоверно и требует более тщательного подхода. «12 лет назад Ермек и Динара создали свою семью, растили двоих сыновей, старший Айбек школьник, младший Санжар совсем недавно пошел в детский сад. Мастер на все руки Ермек, который был самым младшим из шести детей, рано познал тяготы жизни, ему было всего 12 лет, когда не стало его отца. Долгие годы молодая семья ютилась на съёмных квартирах, пока не приобрели жилье. Счастью их не было предела, однако оно было не таким долгим, как они думали. В 2006 году одноклассник Ермека способствует его трудоустройству в воинскую часть 5510, которая находится в п.Гранитный, Акмолинской области. 17 октября 2011 год. «Согласно приказа и.о. командира в/ч 5510 личный состав роты выполнял упражнения учебных стрельб из автомата АК-74 и пистолета ПМ. Руководителем стрельб на участке №1 с 19 00 часов до 21 00 часов ночи был назначен старший лейтенант Асылбек М.Т. Этим же приказом дежурным по войсковому стрельбищу был назначен начальник стрельбища 4 стрелковой роты сержант Мухатов Е.» – из обвинительного заключения. Согласно военно-уставного исследования: майор Батбаков, сам издает приказ о проведении учебных стрельб с 15.00 до 18.00 и с 19.00 до 21.00 часов, в 19.00 часов еще занимается разговорами по телефону. В это же время он отправляет Ермека обратно на мишенное поле бегать, как «живая мишень», и подправлять мишени. Но даже если отправили поправлять мишени во время ночных стрельб, я думаю, он должен был ходить с фонарем или каким-либо другим осветительным прибором. Все же, мое мнение таково – для поправки мишеней он должен был управлять пультом. Согласно КС ст.15. Подразделения прибывают на стрельбище не позднее чем за 30 мин до начала стрельбы. Это время используется для организации занятий на учебных местах, проверки работы мишенного оборудования, осмотра мишеней, проверки связи с руководителем стрельбы, стреляющими БТР, нарядом оцепления и постановки задач обучаемым.

Данные требования не выполнены. Старший руководитель Б. Батбаков на стрельбище прибывает в 16.15, с опозданием на 1час 15 минут.

Согласно РУЦ ст. 32, оператор войскового участка (т.к. данной должности не было, Е. Мухатов выполнял обязанности начальника стрельбища и оператора) обязан: все работы по подготовке участка закончить не позднее, чем за один час до начала открытия огня.

Данный участок не был готов даже ко времени проведения учебных стрельб. Старший руководитель Б. Батбаков и руководитель М. Асылбек не проверили готовность полигона к проведению боевых учений.

Департамент по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по Акмолинской области на мое заявление о проверке материально-технической базы данного полигона дал ответ об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Так как денежные средства на техническое оснащение полигона военного стрельбища в воинской части 5510 не выделялись с 2007 года. Только лишь сумма 27 315 тенге на строительные материалы. Кроме того, воинской частью № 5510 с 2007 года по настоящее время не отправлялась заявка о необходимости денежных средств для усовершенствования войскового стрельбища.

Воинская часть № 5510 дала ответ на мое заявление, что за время службы моего брата с 1 сентября 2007 года по настоящее время целенаправленная проверка войскового стрельбища не производилась. Рапортов сержанта Мухатова о затребовании средств на материально-техническое оснащение стрельбища за 2010-2011 годы не поступало. Взысканий по обслуживанию и ремонту учебного оборудования он не получал. Но что интересно – журналы учета рапортов за предыдущие годы уничтожены. Из этого следует, что учебный полигон, где стреляют боевым оружием, технически не оснащен, не соответствует по своей технической характеристике для проведения вообще любых военных учений, так как не оснащался никакими техсредствами, нет наказания и нет контроля со стороны руководства по отношению к сержанту Мухатову, как к начальнику военного стрельбища. Как определил следователь Костанайского ВСУ Е.Капаров, мой брат не выполнил свои обязанности, не выполнил работу по монтажу, обслуживанию и ремонту учебного оборудования и кабельных сетей, несвоевременно установил мишени, не отрегулировал автоматические установки, не проверил надежность их и при выходе на мишенное поле, в нарушение мер безопасности был без куртки оранжевого или красного цвета.

Он не мог выполнить вышеназванные обязанности, так как оснащение и оборудование отсутствовали, мишени висели на «соплях», куртки оранжевого или красного цвета у него не было вообще. И откуда бы брал мой несчастный

брат техсредства для работы? Полигон находился в бесхозном состоянии. Постоянно он сам на свои личные средства приобретал инструменты и некоторые строительные материалы. После смерти брата многие его личные инструменты пропали. Пропало в день смерти и обручальное кольцо. А его сотовый телефон майор Батбаков нам отдал на следующий день, но там уже был удален телефонный справочник, исходящие и входящие звонки. Даже фотографии семейные были стерты. Получается, это сделали военные. Я писала заявление следователю Костанайского ВСУ Р. Губайдуллину об истребовании распечаток звонков на номер телефона моего брата, но следователь Е. Капаров утверждает, что ответ на их запрос не поступал, хотя уже прошло три с половиной месяца. Заявление о пропаже личных вещей моего брата было подано мной 24 ноября 2011 года в УВД Кокшетау, а они в свою очередь перенаправили для исполнения по территориальности в Военную прокуратуру Петропавловского гарнизона. Результата до сегодняшнего дня нет. Из этого следует одно – в части творится хаос и беспорядок, а за всем этим должен был следить и руководить начальник части Е. Жакупов. Неужели он не видел, в каком состоянии находится полигон?! Из-за таких нерадивых руководителей погиб мой брат. Так почему только старший лейтенант М. А. должен нести наказание? В ночь гибели моего брата на полигоне срочно провели электричество. На сегодняшний день полигон технически оборудован, сразу нашлись деньги на оснащение, он неузнаваем! Неужели нужно было убить кого-то, чтобы его оборудовать?!

Я до сих пор не понимаю, почему следственный эксперимент не провели сразу на следующий день и не нашли пулю, ведь она же была в крови и с частичками тела. В первый день участники стрельбы рассказывали разные версии (я их слышала), а 2 дня спустя каждый человек слово в слово, как наизусть, говорил одно и то же. Да и полигон уже был переоборудован, место, куда упал мой брат, не установлено, пуля из тела брата не найдена. Приходит мысль, а не запугали ли свидетелей? Следствие проводило военно-следственное управление, а так же представитель военной прокуратуры. Для чего они приехали на место происшествия утром, сразу после инцидента, если не для того чтобы зафиксировать все «по свежим следам»?! Я считаю необходимым возбудить уголовное дело против руководителей – начальника в/ч 5510 Е. Жакупова и заместителя командира части старшего руководителя стрельб майора Б. Батбакова. Если бы был точный контроль, учет бюджета и материально-технических средств, координация с подведомственными участками, правильно следовали бы военно-уставным требованиям и требовали этого с подчиненных, мой брат остался бы жив.

В мирное время мы теряем своих близких, да еще в военном гарнизоне. Как такие «военные» будут охранять и беречь гражданское население, если своих же убивают?

Как станет известно в ходе предварительного следствия, полигон был недостаточно оснащен всей необходимой материально-технической базой. Старший лейтенант Асылбек Мырзаболат, без разрешения старшего руководителя стрельб приказал личному составу взвода роты материально-технического обеспечения получить боеприпасы для автоматов АК-74 для выполнения упражнения №1 при ночных стрельбах. Он же перед началом ночных стрельб при отсутствии какой-либо связи установленной формой доклада о готовности к стрельбе старшему руководителю стрельб не доложил и не получил устного разрешения старшего руководителя стрельб майора Батбакова Б.А. на начало проведения ночных стрельб. Далее продолжая свои преступные действия, старший лейтенант Асылбек М. не проверив соответствие мишенного оборудования условиям выполняемого упражнения, приступил к выполнению ночных стрельб. Мишени же ничем не просвечивались, кроме как фонариком, который служил сигналом для оператора поднять упавшие мишени. (из обвинительного заключения). Как позже выяснится разрешение на начало стрельбы Асылбек М. получил кивком головы от майора Бауржана Батбакова, который разговаривал по мобильному телефону. … проявляя халатность, т.е. небрежное и недобросовестное отношение к службе в 19 00 Асылбек М. вооруженный автоматом АК-74 вышел к рубежу открытия огня, и произвел выстрелы по первой мишени (из обвинительного заключения). Примерно за десять минут до этого мой брат Ермек с разрешения майора Батбакова Б.А. направляется к мишеням, для установления вручную освещение мишеней. Старший лейтенант Асылбек М. произвел первые выстрелы. «Стой, кто стреляет» услышали в ночных сумерках военнослужащие, Асылбек М. с рядовым Жумабековым подбегут к мишеням, где на земле уже ничком лежит без сознания мой брат Ермек Мухатов. В больнице врачи констатируют смерть. Согласно статьи 40 Приказа руководства по службе учебных центров ВВ МВД РК флажки, фонари, сигнальные патроны, дымовые шашки, сирены и другие средства световой и звуковой сигнализации, используются как дублирующие и вспомогательные. На протяжении последних шести лет средства на материально-техническое оснащение стрельбища не выделялись, и его территория в тот день не освещалась, на пункте управления отсутствовала громкая связь, и сигнальные фонари красного и белого цвета, которые служили знаком как запрещающим, так и разрешающим открытие

стрельб, связи с участками не было вообще. На эти факты укажет в своих свидетельских показаниях подозреваемый по данному делу.

Мы не удовлетворены ходом следствия, один факт того, что следственный эксперимент, который мы с трудом добились, был проведен тогда, когда были завершены все работы по обустройству и переоборудованию стрельбища навевает тень сомнения. Через несколько дней, когда я осознала что случилось и попыталась самостоятельно во всем разобраться, решила встретиться с солдатом, который шел следом, за моим братом, удалось это сделать только на третьей неделе после трагедии. Однако беседа не дала никакого положительного результата, мне показалось, что он даже вызубрил все ответы заранее. Уж больно четко и быстро он отвечал.

Через несколько дней после трагедии к нам приехала мать подозреваемого Асылбека Мырзаболата и просила прощение, заверяла, что они будут материально и морально помогать семье погибшего. Это были слова. Так как после этого визита никакой попытки осуществить обещанное не было. Не было и тени сожаления и сострадания в поведении самого подозреваемого, при встрече он даже не сделал попытки попросить прощение и раскаяться в содеянном.

В отношении командира роты материально-технического обеспечения, старшего лейтенанта Асылбек Мырзаболата возбуждено уголовное дело по ст. 381 ч.2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан. (Халатное отношение начальника или должностного лица, причинившее существенный вред). Более четырех месяцев прошло с момента трагедии, я одна воспитываю двоих несовершеннолетних детей, мы словно в замкнутом круге, из которого нет выхода. С каждой закрытой дверью, мы теряем надежду на справедливость. Наша мама, так и не смирилась с мыслью, что ее младшенького сына уже нет в живых слегла в постель, и на данный момент без медицинской помощи справляться не может. Сыновья Ермека Санжар и Айбек ежедневно выглядывают в окно, в надежде, что сегодня их отец вернется со своей работы и у них все будет по прежнему. За квартиру необходимо выплачивать кредит еще 14 лет, супруга Ермека Динара понимая всю ответственность за детей, пытается научиться жить без мужа. Ведь даже оформить пособие по утере кормильца она не имеет возможности, так как не имеется документ, подтверждающий, что мой брат Ермек погиб при исполнении служебных обязанностей. Об исходе уголовного дела уже делают выводы гособвинители, в частности военный прокурор Петропавловского гарнизона Нурлан Алпысов предположил, что возможно подозреваемый будет амнистирован. Я хотела

раскрыть картину беспорядка на полигоне и безконтрольности со стороны руководства, что на полигоне шел ремонт, т.е. строили 2 этаж пункта наблюдения, был беспредел, а брата моего убили даже осознано, так как не было кроме солдат свидетелей, а их могли запугать, и выстрел прямо в сердце, да еще потерянные его вещи, что вывернули карманы его, а сотка…, и еще он в 6 часов звонил домой и говорил, что выедет домой, что работа на сегодня закончена, и почему тут проводят учения, Журнал регистрации приказов они сказали, что у них нет, так как тогда они берут регистрируемый номер приказов, я хотела убедиться этим, приказ фиксировали о проведении стрельбы за 3 дня до проведения стрельбы, так как они должны ознакомить всех, или они выдумали данный приказ. И еще поведение следователя, с первых дней не провел сразу следственный эксперимент, да и провел он эпизодами, а некоторые он даже не уведомил, особенно эпизод, когда произошел выстрел.

Возможно, руководители и стрелявший не понесут наказание в виде лишения свободы, но суд моральный и нравственный не признает никакой амнистии. Просто у нас законы необходимо пересмотреть, ведь убили человека, и никому ничего не будет за это, старшего руководителя Батбакова даже не освободили от занимаемой должности, даже за грабеж дают какой-то срок лишения свободы.»

Куляш Мухатова, сестра погибшего Ермека Мухатова

Для более объективной оценки произошедшего мы решили связаться с командиром части 5510 Ерланом Жакуповым. Не успев задать ему интересующие нас вопросы, в ответ услышали: «Суд. Все решит суд. Какого числа? Точно не знаю. По поводу Асылбек Мырзаболата, он на время следствия отстранен от должности. После суда посмотрим, что дальше делать. Родным потерпевшего оказали помощь в общей сумме 900 000 тенге. Построили могилку. Технику и т.д. предоставили. Супругу погибшего устроил к себе в часть на хорошую должность старшего писаря. Погибший был нормальным контрактником. Замечаний не было. В истории части таких ЧП не было. Это был первый случай. Надеюсь последний». Для командира части Ермек был всего лишь «нормальным» контрактником, а для матери он был сыном, для сестры братом, для сыновей отцом.

Н.Макжан

28.02.2012г.

Фото из личного архива Мухатовой Куляш

Яндекс.Метрика