Home » № 17//10.05.2013 » «50+»: УТОПИЯ ДЛЯ БЕЗРАБОТНЫХ

«50+»: УТОПИЯ ДЛЯ БЕЗРАБОТНЫХ

Правительство изображает видимость заботы о безработных пожилых казахстанцах. Наглядным тому доказательством является документ «Комплексный план содействия занятости лиц старше 50 лет (инициатива 50+)», недавно вышедший из стен Кабмина. Кроме декларативных постановок в этом «плане» нет ничего, что позволило бы людям от 50 и старше предпринять шаги навстречу к солидной пенсии

Министром труда и социальной защиты населения Сериком Абденовым на прошлой неделе уже озвучивались цифры о том, что в Казахстане доля работников старше 55 лет в общей численности экономически активного населения составляет всего 6,3 процента. Причем, по данным Агентства РК по статистике, их участие в общественном производстве уменьшается по мере увеличения возраста.

Для сравнения, по официальным данным в экономике республики в феврале 2013 года были заняты 8,6 миллиона человек. По сравнению с февралем 2012 года их численность увеличилась на 81 тысячу человек или на 1,0 процента. Причем численность наемных работников в указанном периоде составила 5,9 миллиона человек (68,8 процента от общего числа занятых).

Численность безработных в феврале 2013 года, по оценке статведомства, составила 493,2 тысячи человек.

Но здесь не стоит забывать, что сегодня в стране насчитывается 2,7 миллиона так называемых «самозанятых» казахстанцев. Из 2,7 миллиона человек только 182 тысяч относятся к категории «работодатели» (в основном это индивидуальные предприниматели), еще 26 тысяч – члены производственных кооперативов. Оставшаяся «львиная» доля самозанятых, по сути, предоставлены сами себе. Они не имеют стабильных источников заработка, не делают отчислений в пенсионные фонды и не платят налоги.

Итак, что же предлагает правительство в созданной за две недели «Инициативе 50 плюс»? Серик Абденов указывает, что здесь, в первую очередь, на выручку придет реализуемая правительством госпрограмма форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР). Речь идет о новых рабочих местах в рамках реализуемых сегодня государственных и отраслевых программ.

Оговоримся сразу: большинство этих проектов рассчитано в основном на мужской контингент (запускаются крупные производства, не относящиеся к развитию легкой промышленности). О широком участии женщин в ГПФИИР не может быть и речи, за исключением применения интеллектуального потенциала. Но в последнем случае требуется узкое высшее образование, не говоря уже о необходимости прохождения курсов повышения квалификации и специальных семинаров, посвященных особенностям новых запускаемых производств.

В целом, меры, прописанные в «Инициативе 50 плюс», сводятся к двум направлениям, по которым должны двигаться безработные граждане предпенсионного возраста: заняться предпринимательством (где требуются сноровка, опыт, свежие идеи и что немаловажно – крупные капиталовложения), и занятость в аграрной сфере.

Последнее также весьма маловероятно, учитывая, насколько сложен труд на селе, и 50-летнему горожанину вряд ли удастся включиться в динамичный сельский быт, лишенный благ цивилизации и требующий неимоверных физических усилий. Он и молодым удается непросто.

Тем не менее, чиновники, не знакомые с реальной ситуацией на местах, красиво расписали Премьер-министру предложения о необходимости внесения дополнений в программу «Агробизнес 2020», которые, по словам Серика Абденова, «позволят расширить доступ пожилых фермеров к финансовым ресурсам и новым технологиям. Рассматриваются также меры по содействию в трудоустройстве с использованием дистанционных форм занятости, поддержка малых и микропредприятий, создание сельских кооперативов, семейных ферм».

По сложившейся традиции, при любых правительственных инициативах принято ссылаться на прогрессивный мировой опыт. Ссылаясь на то, что во всем мире наблюдается процесс увеличения возраста наемных работников, глава Минтруда почему-то умалчивает, что в развитых странах стимулируются занятость пожилых людей, потому что это выгоднее, чем платить пенсии. Но при этом обеспечиваются материальные стимулы. Тем же, кто не смог трудоустроиться, выплачивается пособие, которого хватает на достойную старость. У нас же пожилых людей ставят перед жесткими условиями, не предлагая взамен никаких вариантов решения их социальных проблем, ссылаясь на рыночные законы.

Конечно, вряд ли возможен сценарий повышения пособий по безработице, которые могут вселить политику иждивенчества. Но не должно быть и обратного перекоса, когда государство фактически отказывается от своей главной обязанности – вопроса обеспечения занятости казахстанцев, который фигурирует наряду с необходимостью сдерживания инфляции.

Любой документ, выходящий из стен правительства, должен быть четким и точечным, а не принимаемым «ради галочки» для того, чтобы декларативно заявить о защите интересов простых казахстанцев. Не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что пока пожилые женщины (которым удастся продержаться на производстве до 63 лет) будут работать, армия молодых безработных граждан будет слоняться без работы. Проблема требует комплексного подхода, и ее решение – в создании новых реальных рабочих мест, которые позволят не только получать оплату соразмерно труду, но и повысят уровень производительности в Казахстане.

Полина Семенова, Астана

Яндекс.Метрика