Home » Костанайский обком, Партийная жизнь » ЧТО ОЖИДАЕТ КИТАЙСКУЮ МОДЕЛЬ СОЦИАЛИЗМА в XXI ВЕКЕ?

ЧТО ОЖИДАЕТ КИТАЙСКУЮ МОДЕЛЬ СОЦИАЛИЗМА в XXI ВЕКЕ?

Мировые СМИ обошла давно ожидаемая новость – в Китае официально завершилась церемония передачи власти, что всегда проходило в обстановке секретности и порождало интриги и напряженность в обществе. В наши дни, когда Китай превратился во вторую экономику мира, и вот-вот станет сверхдержавой, за сменой его руководства следил весь мир. На сессии Всекитайского собрания народных представителей официально провозгласили новым главой государства Си Цзиньпина, который стал в возрасте 59 лет самым могущественным человеком в Китае на будущее десятилетие. Именно он ввел в официальный политический лексикон новые выражения: “китайская мечта” и “подъем китайской нации”.

Европейские СМИ отреагировали весьма не дипломатично. Так, всезнающий голос ВВС съязвил, что новый таинственный глава Китая «никогда никуда не избирался, а многие китайцы лучше знают в лицо его жену-певицу». Политологи США насторожились: «не кроется ли за этим поворот к агрессивному национализму и внешней экспансии»? Налицо всё же факт. Со своей главной задачей китайская политическая элита справилась: процесс передачи власти прошла без особых накладок. Предыдущее руководство КНР во главе с председателем Госсовета Ху Цзиньтао находилось у власти с 2002 г. и известно как “четвертое поколение”, правящее страной после прихода коммунистов к власти в 1949 году.

Си Цзиньпину в наследство досталась вторая по величине экономика мира, которая, как полагают аналитики, уже в 2016 г. может обогнать США. Ожидается, что новый руководитель Поднебесной обеспечит не только преемственность партийных принципов, но и даст отмашку очередным экономическим реформам. Большее внимание приковано к назначению Ли Кэцяна на пост премьера Госсовета КНР (по сути премьер-министра), хорошо владеющего английским языком, юриста по образованию. Это означает, что 57-летний Ли Кэцян, второй человек в государственной иерархии Китая, возглавит дальнейшее развитие второй экономики в мире на протяжении следующих пяти лет. В отличии от Си Цзиньпина, представителя так называемого клана «принцев», Ли Кэцян не может похвастаться знаменитым происхождением, но гордится защитой докторской диссертации по экономике. Ли также подчеркнул необходимость экономической, социальной и правительственной реформы: «Ключевой момент здесь – экономические преобразования». Сенсацией для Запада стало назначение женщины заместителем премьера Госсовета, что очень значимо для Китая. Лю Яньдун стала самой влиятельной женщиной КНР.

Китайская «модель социализма» позволила стране с 2003 по 2011 годы достичь экономического чуда со средним годовым ростом на 10,7%, что намного выше среднего уровня в мире за тот же период (3,9 %). Вклад Китая в экономический рост в мире превысил 20%. За последние пять лет ВВП в Китае почти удвоился, поднявшись с отметки в 26,6 триллионов юаней до 51,9 триллионов (8,3 триллионов долларов США). Но наряду с этим, в 2012 г. экономический рост замедлился, впервые за последние 13 лет. Стало ясно – простого управления экономическим ростом уже недостаточно. С одной стороны, сейчас в Китае 2,7 млн. долларовых миллионеров (включая 251-го миллиардера), с другой стороны, согласно данным ООН, прозябают 150 миллионов бедняков, существующих на 1 доллар в день. Разрыв между богатыми и бедными разителен. Население Китая быстро стареет, что в условиях социалистической системы социального обеспечения и здравоохранения дорого обходится государству. В различных слоях китайского общества все чаще стали говорить о необходимости проведения политических и экономических реформ.

Особое внимание привлекает отсутствие в Китае политических реформ. Коммунистическая партия по-прежнему контролирует все назначения и подавляет любую критику. Она тратит на внутреннюю безопасность больше средств, чем на оборону. В западных СМИ Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП) уже давно окрестили «марионеточным парламентом», где все решения принимаются формально и единогласно. Однако в этом году далеко не все кандидаты на высокие посты в составе Госсовета получили единогласное одобрение. Тот факт, что делегаты сессий начали использовать свое право голосовать «против», говорит еще и о том, что те дни, когда чиновники КПК выбирались единогласно, канули в лету… Тем временем политическая система Китая меняется. В прошлом такие вожди как Мао Цзедун или Дэн Сяопин диктовали стране свою волю. В наши дни Китаем правит коллективное руководство, и новому лидеру придется лавировать между различными фракциями в его составе.

Впрочем, китайская компартия умеет удерживать власть, ради чего ей не раз приходилось менять направление и даже принципы. Политика «реформ и открытости» привела страну на путь устойчивого развития, при этом весь мир разделил с Китаем высокие «дивиденды», полученные в результате реформ. Развитие рыночной экономики приветствует глобальные инвестиции. Благодаря решению лидера старшего поколения Дэн Сяопина внедрить политику «реформ и открытости» с помощью метода «переходить реку, ощупывая ногами камни», Китай на протяжении последних более чем 30 лет интегрировался в мировую экономику и переключился на рыночно-ориентированную систему. Не случайно в в Устав КПК добавили положение о том, что «только реформы и открытость позволят Китаю, социализму и марксизму развиваться дальше».

С тем, что долгосрочные реформы в Китае жизненно необходимы, почти никто не спорит, однако, какие конкретно формы они примут, достоверной информации пока нет. Известно, что по поручению ЦК КПК план реформы разрабатывают лучшие научно-исследовательские институты страны. Основной задачей является выработка концепции ослабления роли государства в экономике. Сегодня в КНР насчитывается более 100 тыс. государственных компаний, которые, в частности, имеют льготные условия кредитования и получения госконтрактов, что мешает развитию частного предпринимательства. Судя по всему, многих своих привилегий они должны лишиться. Так, должна быть снижена роль властей в процессе кредитования реального сектора экономики.

А что же ждать во внешней политике? Си Цзиньпин ровно через неделю после избрания отправился в свою первую зарубежную поездку в новом качестве, и не куда-нибудь, а в Россию. В этом, как заметили западные обозреватели, Си Цзиньпин повторил путь Мао Цзэдуна. Большинство российских экспертов-востоковедов говорят о сдвиге акцентов во внешней политике обеих стран и дальнейшем укреплении двустороннего партнерства. А “против кого дружить будем”? Здесь аналитики также практически едины во мнении. “Несомненно, это сигнал Вашингтону”. При этом в основе альянса “Пекин-Москва”, по оценкам специалистов, лежит не экономика, а геополитика и идеология. Если исходить из цифр китайского товарооборота – 80 миллиардов долларов с Россией против 450 миллиардов с Америкой – то Си Цзиньпин должен был бы лететь в Вашингтон. Но, видимо, не все можно измерить долларами. Единственный регион, где Россия и Китай выступают соперниками – Казахстан и Центральная Азия, однако и здесь, по словам экспертов, “смертельного конфликта интересов, когда стороны друг на друга смотрят букой, нет, и не предвидится”.

По мнению ряда аналитиков, рано говорить о Китае, «как о сверхдержаве, равной Соединенным Штатам». Вместе с тем, есть мнение, что «Китай почувствовал возможность трансформации экономической мощи в политическое влияние и стал считать себя державой мирового класса». На фоне замедления экономики США и затянувшегося долгового кризиса в Европе Китай вполне может стать новым локомотивом глобальной экономики. Газетчики перефразировали мысль китайских экспертов: «Запад погряз в долгах, сел в калошу, пусть не учит нас, и вообще либеральная модель едва ли не обанкротилась, а вот Китай еще всем покажет»!

Дмитрий Легкий, доктор исторических наук,

профессор КГУ им. Байтурсынова

Яндекс.Метрика