Home » № 20//31.05.2013 » Друг народа Жан-Поль Марат ( к 270-летию со дня рождения)

Друг народа Жан-Поль Марат ( к 270-летию со дня рождения)

«В пять лет я хотел стать школьным учителем,

в пятнадцать лет — профессором,

писателем — в восемнадцать,

творческим гением — в двадцать,

тогда как сейчас я жажду славы

принести себя в жертву отечеству…»

Жан-Поль Марат

Со времен эпохальных и кровавых потрясений конца XVIII века минуло более двух веков, но Жан-Поль Марат до сих пор является одной из самых значимых и неоднозначных фигур Великой французской буржуазной революции. Ученый и врач, революционный теоретик – он был одним из наиболее ярых сторонников переустройства мира, достижения социальной справедливости и сопутствовавшего этому процессу якобинского террора Его всегда отличала резкость суждений, неуважение к авторитетам и беззаветная преданность идеям и идеалам революции.

Жан-Поль Марат родился 24 мая 1743 года в Швейцарии. Он получил хорошее образование в доме отца, довольно известного врача. в швейцарском городе Будри, где поселились его родители после ухода из католической церкви. Там же жили родственники по линии матери, а отец, известный врач, фамилия которого была Мара (он сам добавил конечное “т” к своей фамилии), был вынужден бежать из Сардинии после своего перехода в протестантство. Родитель Жан-Поля стыл разносторонним и образованным человеком и сменил множество профессий — он был священником, художником, врачом и преподавал иностранные языки. Денежных средств в семье хватало, чтобы прокормить семерых детей, однако на наследство никто не рассчитывал. Сыновьям с младенчества привили стремление к самостоятельности, а Марат-старший исправно давал своим отпрыскам домашнее и школьное образование в научной и медицинской сфере, а также обучал их иностранным языкам. Жан-Поль был прилежным учеником, и вскоре приобретенные знания ему пригодились. После смерти родителей Жану-Полю пришлось отправиться на заработки по Европе, давая уроки иностранных языков и врачебной практики. Из-за сложившейся жизненной ситуации Марат начал заниматься самообразованием, чтобы расширить личный кругозор, зарабатывал на жизнь уроками и врачебной практикой, переезжая из города в город. До 1765 года он изучал естественные и философские науки в Бордо и Париже. На духовное становление юноши оказали значительное влияние труды выдающихся европейских просветителей, главным образом – Руссо и Монтескье. В 1765 году Жан-Поль переезжает в Великобританию, где занимается естественными науками и медициной и приобретает известность как лечащий врач.

Но Марат страстно хотел стать писателем. В 1769 году вышла книга Марата “Об одной глазной болезни”, затем были опубликованы другие его работы по медицине и физике. В 1773 году он издал книгу «О человеке, или Принципы и законы влияния души на тело и тела на душу» вовлекшую его в полемику с Вольтером. В 1774 году было издано анонимно (на английском языке) первое политическое сочинение Марата “Цепи рабства”, трактующее вопросы борьбы с феодально-абсолютистским строем, доказывающее неизбежность революции и ставящее конкретные вопросы революционной борьбы. В 1775 году Эдинбургский университет присудил Марату учёную степень доктора медицины. В том же году в Амстердаме появилась научно-философская работа Марата “О человеке…”, встреченная отрицательно знаменитыми деятелями эпохи Просвещения «властителем дум» Вольтером и ученым-энциклопедистом Дени Дидро. С 1776 года Марат жил в Париже, где снискал известность врачебной практикой, а также научными исследованиями по физике. Те, кто читал его работы об огне и электричестве, вынуждены были признать, что он был искушен во многих областях науки. Академия наук отнеслась к нему скептически, и он бросился в жестокую полемику с академиками. В 1779 г Французская Академия наук, изучив сочинения Марата об огне, электричестве и других явлениях, нашла, что работы весьма оригинальны и ценны с научной точки зрения.

С 1779 по 1787 г. будущий известный революционер состоял врачом в придворном штате младшего брата французского короля Людовика XVII графа д’Артуа (будущего короля Франции Карла X), благодаря чему получал достаточно средств и свободного времени для занятий наукой, но в 1783 граф д’Артуа решил с ним расстаться.

Более всего Марата интересовали проблемы человека и социума. В 1780 г. он представил на конкурс свой план уголовного законодательства. Некоторые идеи этого трактата (необходимость заботиться о том, чтобы позор от наказания не распространялся на неповинные семьи преступников) были усвоены и претворены в юридическую государственную практику Иосифом II- императором Священной Римской империи.

Высказываясь в духе просветительной эпохи о правах низших классов, Марат проводит, между прочим, мысль, что «никакой избыток не должен принадлежать кому-либо по праву, пока есть люди, нуждающиеся в насущном».

В 1789 году со взятия Бастилии началась Великая французская революция. С созывом Генеральных штатов Марат страстно окунулся в политическую борьбу. Позднее Жан-Поль Марат вошел в Национальный Конвент – верховный орган власти в революционной Франции. Его мечтой было выпускать революционную газету, и он смог договориться о ее издании. В 1789 г. он написал трактаты «Дар отечеству» и «Дополнения” в которых развивал мысль о необходимости объединения всех общественных прогрессивных сил для борьбы против абсолютизма, составил проект установления конституционной монархии и начал издавать газету «Друг народа», выходившую под разными названиями с 12 сентября 1789 г. до самой смерти Марата. Целью этого издания было изобличение врагов народа, причём Марат с одинаковой резкостью обрушивался на королевскую семью, на министров и членов национального собрания. Надо сказать, что революционеры делились на три лагеря: радикально настроенных якобинцев, к которым принадлежал Марат, центристов (презрительно именуемых «болотом») и жирондистов, которые были не согласны с террористическими методами.

В издаваемой им газете «Друг народа» он обличал социальную несправедливость и призывал к насильственному свержению власти. На страницах газеты Марат последовательно отстаивал задачи развития революции, срывая маски с тех, кто под прикрытием лживых и лицемерных фраз стремился затормозить её дальнейший ход. Марат предсказывал измену революции со стороны Ж. Неккера, Мирабо, затем М. Ж. Лафайета и вёл против них непримиримую борьбу в ту пору, когда они ещё были в зените славы. С такой же решительностью позднее он обличал двоедушие и половинчатость политики жирондистов, приведшие их, в конце концов, на позиции, враждебные революции. Позже словосочетание “друг народа” стало неотъемлемой частью его личности. Для самого публициста “Друг народа” стал детищем, которого он холил и лелеял, и это стало смыслом всей его жизни. Свою задачу Марат видел в том, чтобы, подобно часовому, предупреждать народ об опасности и разоблачать его недругов. Он придерживался определенной политической теории, согласно которой для спасения общества необходимо беспощадно расправляться с его врагами, подобно тому, как хирург отрезает у пациента зараженную гангреной руку. Действенным средством борьбы против всеобщего контрреволюционного заговора, по Марату, могут быть только репрессии. Таким образом, со страниц “Друга народа” звучало нечто большее, чем резкие политические обвинения. Язык газеты Марата — это язык террора, и он заговорил на нем раньше многих других французских революционеров.

Непримиримая критика Маратом нового правления послужила поводом для возбуждения против него судебного иска, и он был вынужден скрываться вплоть до падения монархии 10 августа 1792. Он скрывался в подвалах, не покидая, однако, своей работы, один раз даже бежал в Англию — но эти гонения придали ему лишь ещё больше энергии и сделали его более свирепым: Нападения на него жирондистов, требовавших привлечения его к суду за подстрекательство к убийствам, вызвали в нём страшную к ним ненависть, он стал говорить о необходимости обновления общества принесением в жертву сотен и тысяч голов изменников. Свержение королевской династии Бурбонов 10 августа 1792 года дали Марату власть и влияние. В этот день он распространил в городе плакат, в котором призывал к умерщвлению всех антиреволюционеров. Он был избран в члены наблюдательного комитета коммуны и своей проповедью сильно содействовал сентябрьским политическим репрессиям против инакомыслящих; он же подписал и, вероятно, редактировал циркуляр комитета коммуны, в котором эти убийства оправдывались и провинция приглашалась последовать примеру Парижа. Уделяя преимущественное внимание политическим вопросам, Марат разрабатывал также и социальные проблемы революции, твёрдо и последовательно защищая интересы народа и его беднейших слоев. Этим он завоевал огромную популярность в массах. Репутация несгибаемого защитника принципов революции обеспечила ему место в Конвенте. Жирондисты, которых поддерживало большинство Конвента и двойственную политику которых разоблачал Марат, с самого начала выступали против него. Избранный в конвент от Парижа, он занял место во главе монтаньяров и стал главной мишенью жирондистских ораторов. Жирондисты настояли на предании его суду за опубликованное им, в качестве президента якобинцев, воззвание, в котором он заявлял, что конвент заключает в недрах своих контрреволюцию. Несмотря на протесты Дантона, Марат 14 апреля 1793 г. был призван к суду за проповедь роспуска собрания и призыв к убийству и грабежам; доказательства были взяты из разных номеров его газеты. Революционный трибунал, 24 апреля 1793 г., единогласно оправдал его, и он с триумфом был приведён обратно в конвент. Теперь вся его деятельность устремилась на уничтожение жирондистов; он был одним из главных инициаторов политических репрессий.

Несомненно, такая активная политическая и писательская деятельность негативно отразилась на здоровье Марата. В 1793 году он уже тяжело болел — начала прогрессировать кожная болезнь, которой он заразился, когда лечил и выхаживал английских бродяг. На нервной почве тело Марата постоянно чесалось, появилась экзема, что доставляло неимоверные муки. Бывший медик мог принимать пищу только в жидком виде, для тонуса он постоянно употреблял кофе, тем самым лишь ускоряя воспалительный процесс. Чтобы хоть как-то облегчить свои страдания, публицист постоянно сидел в ванной, писал там и даже принимал посетителей. Именно там 13 июля 1793 года Жан-Поль Марат и был заколот поклонницей жирондистов Шарлоттой Корде, которая искренне считала, что убив Марата, она сумеет остановить террор и спасти ни в чем не повинных людей. Это событие натолкнуло Жака Луи Давида на написание известной картины “Смерть Марата”.

Похороны знаменитого революционера и писателя носили национальный характер. 16 июля 1793 года Жана-Поля Марата похоронили, и с ним пришел попрощаться весь Конвент. Его тело было захоронено в саду здания клуба, а сердце — в зале заседаний.

Пламенный трибун французской революции навсегда остался на скрижалях мировой истории. За свою жизнь этот человек успел сделать многое для французского народа. У него были сторонники, которые считали его “другом народа” и борцом за свободу и множество врагов, для которых Марат, как и Максимилиан Робеспьер, навсегда ассоциировались с ужасными чудовищами и тиранами стремящихся рубить головы всем. Несмотря на все сложности и непонимания, Жан-Поль смог до конца своих дней отстаивать свою точку зрения и получить признание французского народа.

Султанбек Султангалиев,

Уральск

Яндекс.Метрика