Home » "Коммунист Казахстана", № 34//11.10.2013 » О КАКОЙ ЗЕЛЕНИ РЕЧЬ?

О КАКОЙ ЗЕЛЕНИ РЕЧЬ?

Когда же наша экономика наконец-то окончательно «позеленеет», то есть благодаря новейшим технологиям станет экологически чистой? На этот и другие вопросы перед депутатами в минувший понедельник отвечал в ходе правительственного часа министр охраны окружающей среды Нурлан Каппаров.     

Еще выступая с докладом, глава МООС пообещал народным избраникам, что его ведомство будет соблюдать паритет. Мол, все хорошо в меру. Так, например, с одной стороны Казахстан только рад использозовать возобновляемые источники энергии, а с другой, это абсолютно не значит, что они заменят все и вся в отечественном производстве. Регламентировать этот щекотливый вопрос нам позволят недавно принятые депутатами поправки в законодательство.

– Мы не станем повторять ошибок отдельных европейских стран, где развитие сектора пошло по неуправляемой траектории, – заранее уточнил Каппаров. – Закон предусматривает ряд положений, которые позволят контролировать развитие сектора в пределах тех параметров, которые будут удовлетворять нужды экономики, электроэнергетики и учитывать социальные и технологические возможности регионов.

Как говорится, все должно иметь рамки.

          ВИРУС ИЛИ ЧУПАКАБРА, НО ТОЛЬКО НЕ «ПРОТОН»!

Проверить нашу экономику «на зеленость» вознамерился в ходе правчаса депутат от КНПК Турсунбек Омурзаков. Он, сославшись на международный опыт, подчеркнул, что система торговли квотами имеет много преимуществ.

–   Какие затраты предполагает ввод в эксплуатацию национальной системы квот? – поинтересовался он. – И как национальная система торговли квотами коррелирует с целями  государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития. То есть мы требуем повышения производства, а повышение производства, естественно, потребует увеличения выбросов, а вы требуете снижения.

Министр заверил народного избранника, что никаких проблем в этой сфере у ведомства нет.

– У нас всем этим занимается специализированная созданная компания «АО «Жасыл даму», – объяснил он. – Там есть специальные верификаторы, которые уже сертифицированы в Казахстане. Им предприятия будут платить за верификацию. Эта система начнет работать, сама по себе, будет также привлечена независимая биржа, которая будет торговать между предприятиями. То есть мы просто создатели системы, но мы никакой финансовой нагрузки на себя не берем, мы регуляторы.

Что касается ГПФИИР, то тут Каппаров высказал весьма оптимистичную мысль, что с одной стороны, хоть нагрузка на предприятия и растет, с другой стороны, параллельно, растет и возможность привлечения инвестиций в технологическое перевооружение предприятий.

– Снижать выбросы можно только путем технологических перевооружений для того, чтобы поставить фильтры, потом, чтобы улучшить технологию и так далее, – растолковал министр. – Если есть цена на рынке, привлекательная для инвесторов, приходят инвесторы, предприятию говорят: давай, я тебя проинвестирую, заберу твои квоты, лишние квоты перепродам. Начинается так называемая игра в торговлю этими квотами. А это деньги, которые реально заходят в предприятия. Предприятиям порой не надо брать ни кредиты, ничего, просто дать возможность отдать лишнюю квоту, если он снизит тому, кто в него проинвестирует. Таким образом, мы модернизируем предприятия. И ГПФИИР от этого  только выиграет!

Министр особо подчеркнул, что перед его ведомством стоит иная задача, нежели   просто нарастить производство в стране «любой ценой», даже если они будут работать по старым технологиям, которые только увеличат  нагрузку на экосистему страны. Задача стоит совсем иная – наращивать ГПФИИР, внедряя новые производства, соответствующие последним экологическим стандартам.

– В этом и есть принцип зеленой экономики, – отметил министр.

Так же депутат Омурзаков задел еще одну больную тему – сокращение поголовья сайгаков. В последние годы виной тому все чаще становится какая-то странная эпидемия. Так, по его словам, 7 сентября в Акмолинской и Карагандинской областях за одну ночь в радиусе80 километровпогибло около 3000 сайгаков. Как утверждают эксперты, такая массовая одномоментная гибель проходили в 2012 году около 1000, в 2010 году – около 12 тысяч сайгаков. Тут уж либо в нечистую силу вроде чупакабры верить, либо в химическое заражение.

– Не связано ли это с полетами и посадками космических кораблей? – уточнил коммунист, деликатно пропустив слово «авариями».

 Впрочем, министр был еще более дипломатичен.

 – Причину… Мы не заметили, чтобы это было от «Протона»… Это спекуляции, – безапелляционно заявил Каппаров. – Основная причина – это инфекционное заболевание….

Глава МООС отметил, что сейчас его подчиненные вместе с коллегами из министерства образования и науки пытаются выявить вирус, ставший причиной падежа животных.

– Потому что сайгаки гибнут не первый год, – заявил министр. – Они погибали и в предыдущие годы и раньше. То есть постоянная какая-то такая проблема есть. Причину мы исследуем. Но по сайгакам у нас огромный прогресс, мы увеличили их с 2003 по 2013 год (за 10 лет) с 21 тысячи особи до 187 тысяч особей. Какой-то объем погибает от этих заболеваний. Конечно, это плохо, но в целом у нас по сайгакам очень хороший результат, который отмечен  крупными международными организациями.

Через какое время странный вирус сведет на нет все достижения, министр не уточнил.

ЗА ЧЕЙ СЧЕТ «ЗЕЛЕНЕЕМ»?

Как показала практика, народные избранники сделали из выступления главы МООС свои, вполне определенные выводы. Так мажилисмен-коммунист Айкын Конуров непрозрачно намекнул, что в отечественном исполнении «зеленая экономика» грозит ненавязчиво превратиться в стрижку зеленых купюр с небогатого казахстанского населения.

Математика здесь проста. За переход на экологичные стандарты нашей стране придется немало заплатить. Переход займет насколько лет, цена вопроса – не менее 1 процента ВВП ежегодно, а это свыше двух миллиардов долларов.

– Напрашивается резонный вопрос, о какой “зеленой” экономике идет речь, за чей счет? – полюбопытствовал народный коммунист. – В концепции заявлено, что создать “зеленую” экономику в Казахстане невозможно без увеличения тарифов на коммунальные услуги. Мол, в тарифах не заложены расходы на экологические вопросы, вот отсюда и проблемы. Утверждение это весьма сомнительное, потому что потребители и так платят за бесхозяйственность и потери. Но дело даже не в этом, главное, что здесь видна истинная цель. Похоже, “зеленая” экономика на самом деле нужна только для того, чтобы обеспечить кардинальное увеличение тарифов.

В развитых странах, по мнению мажилисмена, цель у «зеленой экономики» вполне конкретна и связана исключительно с выгодой. «Экономика» здесь ключевое слово, и посему этот процесс стоит рассматривать именно с точки зрения прибыли и убыли. «Зеленая экономика» позволяет зарубежным странам снизить зависимость от углеводородов в качестве энергоносителей. Ни для кого не секрет, что западные страны страдают от их нехватки. Поэтому там и вкладываются большие деньги в то, чтобы снизить потребление энергии и разработать  ее альтернативные источники. Словом это никакая не забота о будущем, а прямая коммерческая выгода.

Кроме того, поиск и внедрение таких технологий создает новые рынки, новые отрасли, новые рабочие места, то есть оживляет их экономику. А это, по утверждениям Конурова, как раз то, что нужно западным зрелым экономикам, в которых все отлажено, но нет поля для реализации масштабных проектов. «Зеленая» экономика такое пространство создает.

– Коммунисты предостерегают Вас, – обратился депутат в финале своего выступления  к главе МООС, – что за счет населения через рост тарифов строить нашу «зеленую» экономику недопустимо.

«МУСОРНЫЙ ВЕТЕР, ДЫМ ИЗ ТРУБЫ….»

А вот коммунистку Галину Баймаханову озаботил вопрос отходов. Мол, прирост производства, это конечно замечательно, но что делать с тем мусором, который остается.

Так, сославшись на доклад министра, мажилисвумен отметила, что из 105 водных объектов, исследованных специалистами ведомства, к относительно чистым отнесены лишь 19. Главной причиной интенсивного загрязнения водоемов эксперты признали неэффективную очистку сточных вод в городах и практическое отсутствие данных мер в сельской местности.

– К сожалению, мы не услышали, что вы бьете тревогу в этом плане, – сухо констатировала народная избранница. – И Вы как ответственное лицо, и все министерство должны инициировать какие-то кардинальные меры для очистки сточных вод. Уже сейчас при обустройстве территории Казахстана нужно предусматривать заложение этой системы очистки, как в крупных городах, так и в крупных населенных пунктах. Это требование сегодняшнего дня.

Впрочем, проблемы в Казахстане и с утилизацией не только жидких, но и твердых отходов, как бытовых, так и минеральных.

– О них в Вашем отчете упомянуто вскользь, – попеняла министру коммунистка. – Но это очень большая проблема страны. Количество этих отходов у нас исчисляется десятками миллиардов тонн. Вы говорите, разработали программу модернизации системы управления твердыми бытовыми отходами на 2013-2050 годы. На 37 лет программа! Но вообще модернизировать-то можно то, что уже существует. Пока у нас нет этой системы, работы по твердым отходам, что мы будем модернизировать?

В своем докладе министр отметил, что необходимо провести аудит и инвентаризацию данной категории отходов, но и здесь не все так просто. Промышленные отвалы – это отвалы, оставшиеся после эксплуатации многих месторождений. Это, как справедливо заметила Баймаханова, могут быть и некондиционные руды, и пустая порода.

– Но в любом случае, они должны быть переоценены, а это огромные финансовые вложения, – констатировала она. – А эти финансовые вложения должны быть оправданны. Чем? Либо безопасностью для населения (обеспечением безопасности населения), либо уже получением каких-то новых продуктов, то есть экономической выгодой. Поэтому здесь надо, конечно, привести обследования в какую-то систему, выделить приоритеты и работать уже в соответствии с этими приоритетами. Иначе это будет просто неэффективная растрата государственных средств.

Заниматься проблемами питьевой воды и минеральных отходов, считает депутат, МООС должен не в одиночку, а вместе с геологическими службами страны. Депутат попросила министра составить план возможного сотрудничества между ведомствами, и презентовать его парламенту.

Подытоживая выступление, Баймаханова пожелала Каппарову благополучно разгрести существующие авгиевы конюшни и не допустить появления новых.

 

Маргарита Никитина, Астана

Яндекс.Метрика