Home » "Коммунист Казахстана" » Путь солдата

Путь солдата

Великая Отечественная война 1941-1945 годов – это героическое прошлое для тех из наших немногих современников, кому сегодня далеко за восемьдесят. Их осталось немного, – слишком давно это было, слишком много времени прошло с тех грозовых лет. Кто-то из них воевал под Москвой, кто-то защищал Сталинград, а кому-то довелось штурмовать Берлин.

Накануне дня Великой Победы наш рассказ о тех, перед кем сегодня склоняем головы, о тех, кто сегодня – гордость нашего общества, о тех, кто много лет назад защищал мир на нашей планете ценой собственной жизни. Наш первый рассказ – о простом солдате, нашем земляке, «обыкновенном красноармейце», как он себя называет, – о Глебе Иосифовиче Моисееве, которому довелось пройти через все круги ада в полыхающем боями Сталинграде. Он до сих пор помнит фразу «За Волгой для нас земли нет», что не позволяла воинам отступать хоть на шаг назад. И солдаты дрались до последнего патрона, до последней капли крови, защищая от врагов родную землю.

Тогда, летом 1942 года в планах немецко-фашистского командования был разгром советских войск на юге СССР, овладение нефтяными районами Кавказа, богатыми сельскохозяйственными районами Дона и Кубани и создание условий для окончания войны в свою пользу. Но эти планы были разрушены – двести героических дней обороны Сталинграда вошли в историю, как самые кровопролитные и жестокие.

Сталинград отстояли. Отстояли благодаря мужеству простых советских воинов, вооруженных всего лишь винтовками и неистребимой храбростью тех, кто защищает свой дом, свою землю, свою Родину. Случилось это 2 февраля 1943 года, когда была пленена последняя, северная, группировка фашистских войск. Пленена советскими частями нескольких армий, в числе которых была 62 армия под командованием генерал-лейтенанта Василия Ивановича Чуйкова. Фронтом под Сталинградом командовал маршал Георгий Константинович Жуков.

Простым стрелком в 284 стрелковой дивизии 47 полка 62 Сталинградской армии служил Глеб Иосифович Моисеев.

Двадцатилетнего Глеба призвали с Алексеевского военкомата, откуда его вместе с другими ребятами переправили в Акмолинск, где в районе райгородка формировались воинские части для отправки на фронт. А спустя два месяца, после ускоренной военной подготовки, его отправили прямиком на фронт, в самое пекло сталинградских боев.

«Я попал в пехоту, – рассказывает Глеб Иосифович, – после формирования наша маршевая рота – 250 человек, была сразу отправлена под Сталинград. Через Волгу нас переправляли ночью, был ноябрь, темно, холодно. Началась бомбежка и многие из моих товарищей, так и не успев сходить в атаку, погибли в холодных волнах широкой, неукротимой реки».

После переправы новобранцев расположили рядом с Мамаевым курганом, до самого города было всего ничего – около двух километров. Немецких войск осенью 42-го в Сталинграде еще не было, они только рвались к нему, для чего Гитлер приказал даже снять дивизии с кавказского направления. Всего же на Сталинград было брошено более 80 дивизий гитлеровцев…

«Фашисты непрерывно устраивали арт-обстрелы наших частей. Мы закрепились за заводом «Красный Октябрь», – продолжает Глеб Иосифович, – до войны это был знаменитый на весь союз сталеплавильный завод, – и отвечали вражеским частям уже оттуда. Так и стреляли, каждые из своих укреплений: фашисты – из цехов завода, мы – из рабочего поселка завода. И все время старались друг друга «выкурить» из занятых позиций…».

Ветеран усмехается при этих словах, а тогда, зимой 1942-43 всем было не до смеха. Тот же Мамаев курган бессчетное количество раз переходил из рук в руки. По одну его сторону, ту, что выходила к Волге, располагались советские войска, по другую – гитлеровцы…

«К нам пришло пополнение, – говорит Глеб Иосифович, – морская пехота. Фашисты, побаиваясь безрассудной смелости этих ребят, даже прозвали их «черной смертью». И вот однажды наших морских пехотинцев послали в лобовую атаку на курган, взять высоту. Мне с несколькими солдатами нашей роты приказали прикрывать их наступление. Но о чем могла идти речь, когда мы внизу, пусть даже и с пулеметом, а фашисты в укрепленном доте на самом верху, да и еще с новым тогда, шестиствольным минометом? Покосили они тогда наших ребят, ни за что, ни про что…Около 30 человек на высотке оставили, остальные откатились назад…».

8 января 1943 года фашистской армии был предъявлен ультиматум от имени советского командования во избежание напрасного дальнейшего кровопролития капитулировать и прекратить бессмысленное сопротивление. Ультиматум был отклонен, хотя тот же фельдмаршал Паулюс позже – 20 и 24 января радировал самому Гитлеру с просьбой сохранить остатки дивизий и разрешить капитуляцию. К сожалению, разум в этих беседах не участвовал, и потому 25 января наши войска ворвались в Сталинград с запада, а 26 января войска 21-й и 62-й армий соединились в районе Мамаева кургана, расчленив окруженную группировку противника на две части. В последний день января было окончательно сломлено сопротивление южной группы войск противника, а после мощного огневого налета нашей артиллерии 2 февраля сложила оружие и северная группа вражеских войск. Так бесславно для гитлеровских войск закончилась Сталинградская кампания. Но Глеб Иосифович в триумфе советских войск под Сталинградом 2 февраля участвовать не смог. Рано утром 10 января, накануне наступления войск Донского фронта в рамках заключительной операции Сталинградской битвы, во время одной из боевых вылазок, он был ранен и отправлен в госпиталь, где и застала его радостная новость о победе. И уже потом, после войны, нашла его награда за ратный труд – орден Отечественной войны I степени. А всего боевых наград у него – более двадцати.

«Из всей нашей семьи, – со вздохом говорит Глеб Иосифович, – на фронт ушли семь человек: я, отец, муж моей старшей сестры и четыре наших двоюродных брата. Отец пропал без вести, братья погибли кто в Прибалтике, кто под Ленинградом, кто под Москвой. Вернулся я один…Да и не пишите много обо мне. Что писать-то? Простой я солдат. Красноармеец…».

Рита КЛИМОВА

Специально для КК

Яндекс.Метрика