Home » Аналитика » Условно-национальная валюта

Условно-национальная валюта

Двадцатилетие введения национальной валюты отмечалось, как большой как праздник. Между тем, тенге – это все-таки не просто символ, а реальный экономический инструмент. И поэтому важнее не воспоминания о том, каков был дизайн купюр и каким он станет, а то, смогла ли национальная валюта и денежная система стать по-настоящему эффективной.

Сейчас кредиты банков в иностранной валюте достигают 30% от общего объема. В депозитах доля иностранной валюты еще выше – 37%. При этом физические лица размещают в долларах, евро и рублях 43% своих банковских сбережений, а предприятия – 33%.

Иными словами, в банковской системе иностранная валюта по-прежнему имеет очень широкое хождение, выступая и средством сбережения, и средством кредитования. Цены на крупные товары – недвижимость, автомобили, мебель — рассчитываются в долларах, к ним же привязаны многие коммерческие контракты.

Причина того, что за двадцать лет тенге не обрел достаточной степени доверия, простая – неустойчивость. И хотя нашу национальную валюту любят награждать эпитетом «самая-самая» на постсоветском пространстве, на деле боязнь перед падением ее курса преодолеть не удалось. Кроме того, инфляция по-прежнему остается заметно выше, чем в США или Евросоюзе, что делает доллары и евро более предпочтительными инструментами и для хранения свободных средств, и для расчетов.

Денежная система за минувшие два десятка лет прошла большой путь, но все еще заметно отстает в развитии от запада. Как и двадцать лет назад, остается значительным оборот наличности. Несмотря на все меры со стороны государства и банков, в розничной торговле платежи при помощи карточек внедряются очень медленно. Электронные платежи и интернет-коммерция также пребывают в зачаточном состоянии.

Банковская система встречает двадцатилетие национальной валюты в подвешенном состоянии. Финансовый кризис сломал прежнюю структуру рынка, а новая до сих пор не сформировалась. Старые лидеры этой сферы пытаются разобраться с проблемами. Аналогичных им по масштабу других отечественных банков не появилось.

Раньше повышенный интерес к казахстанской банковской сфере проявляли глобальные игроки. Сейчас он угас. Одни ушли из Казахстана, другие остались, но бизнес не расширяют. Активны только российские банки, что вполне понятно, учитывая создание Единого экономического пространства.

Таким образом, у отечественной банковской системы нет мотора, который бы заставил ее двигаться вперед. Сами банки постепенно превращаются в ростовщиков, сводя всю свою работу к потребительскому кредитованию. Масштабные инвестиционные проекты и кредитование экономики их не интересует.

Председатель Национального банка Кайрат Келимбетов признал: «Банки до сих пор не могут в полную силу выполнять свою главную функцию, как финансового посредника, а именно трансформировать внутренние сбережения в производственные инвестиции».

Он заявил, что если казахстанские банки не примут мер по избавлению от «плохих» долгов, они «могут оказаться в роли аутсайдеров в Едином экономическом пространстве».

Словом, двадцатилетие введения национальной валюты отечественная денежно-кредитная система встретила, будучи неустойчивой и неполноценной. Самое тревожное, что ее ключевые проблемы не решаются на высоком уровне. Вместо этого обсуждается дизайн новых купюр и перенос головного офиса Национального банка из Астаны в Алматы.

Сагит!Оспанов

http://vmeste.com.kz/?p=1850

Яндекс.Метрика